ivgnnm

2012/03/31

О неправильном капитализме, или даже феодализме (царизме) в современной России

Вчера в ходе обсуждения интервью Удальцова вновь была поднята тема сложившейся на данный момент в России формации. Собственно, спровоцирована дискуссия была самим Удальцовым, заявившим, что ближайшей перспективой для России является буржуазно-демократическая революция. Нужно отметить, что этот тезис давно продвигается либеральной внесистемной оппозицией и находит активную поддержку у левых сил, пошедших на сотрудничество с либералами и призывающих остальных к такому сотрудничеству.

Логика здесь проста: в России сейчас то ли феодализм (царизм), то ли недокапитализм, «неправильный» капитализм. На месте которого требуется построить правильный, настоящий капитализм, и тогда мы заживем, наконец, как все прогрессивное человечество. Так говорят либералы. А левые к этому тезису подтягивают теорию поэтапной смены формаций, приходя к выводу о том, что буржуазно-демократическая революция на данном этапе будет закономерна и прогрессивна. Ну а левые в таком случае являются естественными союзниками либералов, следуя за историческим процессом.

Накануне я честно пытался выяснить, где лежат предпосылки к буржуазно-демократической революции. Но, в итоге, понял, что без подробного разбора этой темы не обойтись. А именно — не обойтись без изложения того, как мне видится существующий в современной России строй.

Прежде чем рассуждать о «неофеодализме», «неправильном» и «правильном» капитализме, следует разобраться с нормами, от которых будем отталкиваться. Для этого обратимся к теории.

С конца XIX века экономистами разрабатывается концепция, согласно которой с развитием капитализма современный мир приобретает черты единого целого, где группа развитых европейских держав господствует над всеми остальными (империализм). С начала 50-х годов прошлого века концепции зависимости и зависимого развития в современном капитализме получили широкое развитие, первоначально — в латиноамериканской экономической школе. Исследователи сходились с теоретиками империализма в том, что современная капиталистическая экономика представляет собой единое целое, разграниченное на центр (центры) и периферию. Однако латиноамериканцы сосредоточились на исследовании особенностей зависимого развития, придя к выводу, что зависимость периферийных стран от центра препятствует их развитию. При этом и в странах центра, и в странах периферии существует капитализм, однако в каждом из этих случаев он принципиально отличается один от другого, на периферии он подчиняется другим законам и идет другим путем развития.

Важный вывод, который сделали исследователи — страны зависимого развития, или страны периферийного капитализма, по определению не могут пройти тем же путем, что и значительно ранее страны центра. То есть общества, попавшие в сферу периферийного капитализма, не могут пройти и достичь тех стадий, к которым пришли капиталистические общества ранее. Причины, при здравом размышлении, лежат на поверхности.

Выдвигалась даже идея, что в странах зависимого развития существует иной капиталистический способ производства, чем в странах центра.
Впрочем, чем на самом деле является периферийный капитализм, экономисты спорят по сей день. Точки зрения здесь разные — одни заявляют, что это капитализм со специфическими особенностями, другие полагают, что это гибридная модель, имеющая капиталистическое ядро при сохранении архаических черт. В общем-то можно говорить даже о феодализме, главное, что очень мало кто из экономистов отрицает: это важная и неотъемлемая черта современной мировой капиталистической системы.

Таким образом, если признавать непротиворечивость теории периферийного капитализма и зависимого развития (а я признаю, даже более того — не встречал сколько-нибудь обоснованной критики), очевидно, что для страны, оказавшейся на этом пути, спор о конкретной формации утрачивает смысл — для нее уже не действует принцип поэтапной смены формаций.

А теперь о делах наших скорбных самыми простыми словами.

Я не буду говорить о том, что капитализм более прогрессивен — достаточно сказать, что он более зубаст, более нахрапист, более экспансивен. И странам с запоздалым капиталистическим развитием приходится либо искать альтернативу (в случае с Россией такой альтернативой стал тот самый не до конца марксистский коммунизм, позволивший в нечеловечески сложных условиях XX века подняться с аутсайдерского 4-5 места в мире по основным показателям до уровня одной из двух мировых сверхдержав), либо встраиваться в систему уже сложившихся рынков.

Только крайне наивный человек может полагать, что ведущие мировые державы потеснятся, добровольно уступив очередному претенденту кусок своего пирога (поделятся колониями, с распростертыми объятьями примут в объединенную Европу и т.д.). Зачем? Зачем уступать или даже своими руками создавать себе реального конкурента?
Россия (СССР) конца XX века, пребывая в плену бредовых иллюзий о возвращении на столбовую дорогу мировой цивилизации, похоронила свой альтернативный проект. Чтобы сделать «как у всех». Даже не задавшись вопросом, почему на Западе выросла только одна капиталистическая сверхдержава, а не десяток, почему не все капиталистические страны с длительным периодом рыночного развития пришли к одинаковому уровню, почему существует понятие «стран благоденствия» («золотого миллиарда»), в которое попадает абсолютное меньшинство, и всех остальных. Почему «столбовая дорога» так похожа на пирамиду, и не будет ли попытка пройти по ней игрой в царя горы?

Россия, оставив все прежние позиции (к примеру, был с радостью распущен СЭВ) начала очень позднюю интеграцию в мировую капиталистическую систему, которая уже давно полностью сложилась. В том числе в результате передела рынков и сфер влияния в ходе, на секундочку, двух мировых войн и множества локальных конфликтов Холодной войны. Все места в пирамиде были заняты, все роли распределены и в прекрасном новом мире нам совершенно закономерно не было места в качестве равноценного партнера/конкурента. Встроиться можно было только на периферию мировой капиталистической системы. Что мы благополучно и сделали, следуя ценным советам экспертов МВФ и других «доброжелателей».

Капитализм, который сложился в России — это обычный периферийный капитализм с сырьевой компонентой. Гипертрофированный экспортный сектор — нефть, газ, электроэнергия, металлы и т.д., при том, что внутренние цены часто превышают цены в станах, куда идет поток сырья, редуцированная промышленность с целыми выбитыми секторами — станкостроение, авиапром и т.далее, фактически открытый рынок сбыта для западных компаний (а со вступлением в ВТО — и вовсе полностью открытый, причем вся выше описанная ситуация будет окончательно закреплена, недаром сегодня уже даже и с телеэкрана нам с радостью говорят: россияне вскоре смогут куда дешевле, без пошлин, покупать заграничные автомобили, бытовую технику и даже одежду! — и вроде бы никто не видит в этом ничего страшного).

Такой экономический базис порождает полностью адекватную ему политическую надстройку, в которой системообразующий бизнес сращивается с чиновничеством, обеспечивающим функционирование этой системы. Только не надо подменять понятия — не чиновничество таково, лоббирование интересов существует повсюду. Просто в разнообразной экономике больше интересов и интересантов, в однообразной (сырьевой в нашем случае) — все остальные априори в невыгодном положении. А наша экономика — это не чиновничий или олигархический произвол, а место России в международном разделении капиталистического труда.

Мне могут возразить, что это и есть тот неправильный капитализм, который нужно изменить. Сделать как в США. Но во-первых, я все-таки не уверен, что чисто на бытовом уровне мы всерьез хотим «как в США», где жилищная проблема для миллионов американцев решена посредством трейлерных поселков и десятки миллионов американцев не имеют доступа к здравоохранению. А во-вторых, для такого развития событий желательно, чтобы на Америку упал астероид. При прочих равных обстоятельствах сложившаяся мировая система с Соединенными штатами во главе будет против значительного изменения Россией своего текущего статуса — мы не Япония, не Южная Корея и не Тайвань, наше развитие некому противопоставить. Мы, как ни крути, потенциальный геополитический конкурент номер 1. Наше усиление в мировой экономико-политической системе всегда будет восприниматься как угроза, а следовательно всегда сопровождаться конфронтацией.

В текущем своем состоянии всерьез бодаться за статус на мировой арене мы просто неспособны, наше положение в мировом разделении труда саму такую возможность делает иллюзорной, к тому же существует достаточно рычагов для того, чтобы сохранить существующее статус-кво — от прямого политического давления (списки невъездных, замораживание счетов) до игр с ценами на нефть.

На этом пути вплотную встает вопрос не о строительстве «правильного капитализма» (который в системе зависимого развития построить просто невозможно), а о поиске альтернативы. Но ведь не об этом говорят наши радетели за все хорошее, против всего плохого. Как это ни смешно, для нас сейчас позитивен был бы даже новый железный занавес, он разорвал бы порочный круг, но кто же на такое пойдет из наших интегрированных в западные элиты олигархов, политиков и оппозиционеров?
А в противном случае все разговоры о «правильном капитализме» — не более, чем речи о смене элит, имеющих доступ к ресурсам. Базис-то остается прежним.

Но я все-таки отчасти соглашусь с тезисом о том, что в России построен неправильный капитализм. В смысле, неправильный периферийный капитализм — он отягощен слишком серьезной социалкой, военно-промышленным комплексом, и определенными, доставшимися от прошлого, представлениями о суверенитете и месте на международной арене (то, что представители либеральной оппозиции называют «постимперский синдром»). И если мы внимательно взглянем на тезисы внесистемных, а отчасти и системных либералов, то мы увидим, сколь серьезное значение уделяется в их идее построения «правильного капитализма» именно избавлению от этих «комплексов». От яблочно-яшинского изживания постимперского синдрома, карагановско-федотовское покаяние, через борьбу за остановку атомных станций с целью борьбы за экологию (а также гидростанций, а там и тепловых — см. программу «Солидарности»), до увеличения пенсионного возраста и концепции Прохорова о законодательном отказе от 8-часового рабочего дня. То есть Прохоров-то ничего нового в общем не сказал, в большинстве случаев это отказ и так произошел де-факто, при полном отсутствии контроля со стороны государства за работодателем, но законодательный запрет все еще существует — пережиток «совка».

Так вот, эта позиция либералов по крайней мере отличается логической последовательностью и чистотой — с точки зрения построения «правильного» периферийного капитализма в России. Конечно, нам обещают вместо него золотые горы и жизнь «как у всех», но тут уж достаточно просто включить мозг, чтобы понять, что «все» живут очень по-разному.

А вот позиции левых, идущих с такими либералами под ручку, я понять не могу. Уж извините, не получается.
http://users.livejournal.com/_lord_/1702957.html

Реклама

Think tank

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 12:53 дп

В мире

В США

Council on Foreign Relations
http://en.wikipedia.org/wiki/Council_on_Foreign_Relations

LaRouche movement
http://en.wikipedia.org/wiki/LaRouche_movement
http://www.schillerinstitute.org/

Brookings Institution
Carnegie Endowment for International Peace
Cato Institute
Hoover Institution
Ludwig von Mises Institute
RAND Corporation
RAND Energy and Environment
Santa Fe Institute
Tax Foundation

Некоторые сведения по истории

Начать стоит с того, что около трети всех существующих сегодня фабрик мысли сконцентрированы на территории одного государства — США. Штаты можно назвать крупнейшим игроком на рынке think tank’ов. За достаточно длительную историю — первый подобный институт появляется в США около века назад — успели сформироваться фабрики мысли нескольких поколений. Начиналось все с образования исследовательских центров в рамках крупнейших университетов страны, и переросло затем в отдельный институт гражданского общества.

Общие сведения
Чаще всего фабрики мысли в Соединенных Штатах делят по принципу тяготения к тому или иному полюсу идеологического спектра. Отталкиваясь от частоты упоминаний в СМИ, можно выделить 3 десятка наиболее крупных центристских think tank’ов и по два десятка консервативных, либеральных и либертарианских . Кстати говоря, наиболее часто цитируемые фабрики мысли относятся именно к центристскому блоку (47% информационного пространства), далее следуют консервативные фабрики мысли (37%) и реже всех цитируются исследовательские центры либеральной направленности (16%).

Центристский блок фабрик мысли характеризуется тем, что в него входят в большинстве своем непартийные мозговые центры, занимающиеся независимыми исследованиями. Зачастую ключевыми темами этих исследований становятся вопросы внешней политики и национальной безопасности. Центристские фабрики мысли в США нередко берут на себя организацию форумов, посвященных президентским выборам. Ключевые позиции в этом блоке занимают следующие институты: RAND Corporation (Корпорация РЭНД), Urban Institute (Институт Города), Center for Strategic and International Studies (CSIS) (Центр стратегических и международных исследований), American Institute for Economic Research (Американский институт экономических исследований).

К крупнейшим консервативным фабрикам мысли могут быть отнесены: Heritage Foundation (Фонд «Наследие»), American Enterprise Institute (Американский институт предпринимательства), National Center for Policy Analysis (Национальный центр исследований в сфере государственной политики). Консервативные фабрики мысли отличаются традиционалистским взглядом на общественные явления и таким же подходом к решению задач. Основным направлением их деятельности является проведение исследований в сферах, традиционно являвшихся и являющихся приоритетными для всего американского общества: лидерство, безопасность и правовая стабильность США, вопросы образования и воспитания (в том числе религиозного и сексуального воспитания подростков), здравоохранения и попечения. Многие консервативные мозговые центры ориентированы на сотрудничество с Республиканской партией США.

Либеральные фабрики мысли чаще сотрудничают с Демократической партией Соединенных Штатов. Некоторые либеральные аналитические центры (в частности, Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute)) в свою очередь, нацелены на содействие смещению Демократической партии в центристском направлении. Исследовательская работа этих мозговых центров направлена на поиск путей решения проблем, которые встают перед населением с низким и средним уровнем доходов, а также студентов, многодетных семей и пенсионеров. Внутри либерального сектора необходимо выделить: Brookings Institution (Институт Брукингса), Cato Institute (Институт Катона) и Economic Policy Institute (Институт экономической политики).

Перечисленными фабриками мысли не исчерпывается список крупнейших американских think tank’ов. На сегодняшний день существуют как минимум 3 серьезных рейтинга наиболее влиятельных и известных фабрик мысли США. Речи идет о «Top 15 U.S. think tanks» (15 лучших фабрик мысли Соединенных Штатов), а также «Top 30 U.S. think tanks» и «Top 50 U.S. think tanks» (Лучшие 30 и лучшие 50 фабрик мысли соответственно). В число 15-ти признано лучших фабрик мысли США, помимо уже упомянутых, также вошли:

Council on Foreign Relations (Совет по международным отношениям);
Carnegie Endowment for International Peace (Фонд Карнеги);
Woodrow Wilson International Center for Scholars (Научный центр международных исследований В.Вильсона);
Hoover Institution (Гуверовский институт);
Human Rights Watch (HRW) (Организация по защите прав человека);
Peterson Institute for International Economics (Институт международной экономики Петерсона);
United States Institute of Peace (Институт Мира);
National Bureau of Economic Research (Национальное Бюро экономических исследований);
Center for Global Development (Центр глобального развития).

Классификации американских фабрик мысли

В целом все перечисленные think tank’и могут быть классифицированы не только по принципу идеологической направленности, но и по целому ряду других критериев: ангажированности партиями, моно- или полипроблемному характеру деятельности, срочности разрабатываемых проектов, аналитическому или консультативному уклону деятельности и др.

Ангажированность. Большинство крупнейших аналитических центров в Соединенных Штатах на сегодняшний день носят статус независимых (непартийных). К числу таких может быть отнесен целый ряд фабрик мысли: Совет по международным отношениям, Фонд Карнеги, Организация по защите прав человека, Институт международной экономики Петерсона, Национальное Бюро экономических исследований, Центр глобального развития, а также Корпорация РЭНД и многие другие. Однако на территории США широко распространены и партийные think tank’и, такие как Фонд «Наследие», Американский институт предпринимательства, Гуверовский Институт, сотрудничающие с Республиканской партией США; Институт Катона, Научный центр международных исследований В.Вильсона, не так давно образованный Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute (PPI)), работающие с Демократической партией США. Лидирующие позиции фабрики мысли попеременно уступают друг другу в зависимости от того, какая партия оказывается у руля. Еще совсем недавно (в период президентства Дж.Буша младшего) лидером был Американский институт предпринимательства, сегодня же партийным think tank’ом №1 стал Институт прогрессивной политики. Независимые фабрики мысли держат позиции уверенно, и результаты президентских выборов, как правило, не влияют на их рейтинг. Вот почему лидерами рынка в США уже долгие годы остаются РЭНД, Фонд Карнеги и Брукингский институт.

Моно- и полипроблемность. Исторически многие американский фабрики мысли создавались под решение вполне конкретных задач, то есть имели монопроблемный характер деятельности, однако со временем круг вопросов, попадающих под их компетенцию, рос, и в настоящий момент все крупные «мозговые тресты» ведут работу минимум по десяти, а иногда и более направлениям (подробнее об этом ниже). И все же ориентация на достижение одной цели, на решение одной проблемы, сохраняется в деятельности некоторых фабрик мысли, в частности таких, как Организация по защите прав человека, Национальное Бюро экономических исследований, Исследовательский центр по Ближневосточной политике (Center for Middle East Policy).

Срочность проектов. Разработкой долгосрочных проектов (рассчитанных не на одно десятилетие) на сегодняшний день занимаются только несколько крупных фабрик мысли в США (РЭНД, Фонд «Наследие» и Центр политики безопасности (Center for Security Policy)), большинство же современных think tank’ов в Штатах ориентированы на разработку краткосрочных и узкоспециальных проектов. Такими разработками, в частности, занимаются Институт реформ (Reform Institute), Институт Города (Urban Institute), Центр исследований в области международной политики (Foreign Policy Research) и многие другие.

Характер деятельности. В последние годы без труда можно отследить тенденцию смещения ориентации различных фабрик мысли США на информационно-аналитическую или консультативную работу . Информационно-аналитическая работа зачастую инициируется внутренним импульсом, то есть она проводится по инициативе самой компании (выбор темы исследования производится непосредственно самой организацией). Консультативная же деятельность, как правило, носит заказной характер и всегда имеет адресата. Аналитическая работа в деятельности таких фабрик мысли важна лишь на подготовительном этапе, в то время как конечным продуктом являются рецепты решения проблем, возникающих в различных сферах общества. Нередко ситуация складывается таким образом, что результаты проведенных «институтом-консультантом» статистических и других исследований вообще не подлежат обнародованию и не направляются заказчику проекта; непосредственно выполненным заказом считается исключительно сценарий развития событий или программа действий, направленных на разрешение проблемы.

Рынок фабрик мысли в США. Крупнейшие игроки

Исследовательские институты в Штатах чаще всего позиционируют себя как некоммерческие предприятия. Зачастую, фабрики мысли оформляются как благотворительные организации, с целью снизить величину собственных налоговых отчислений. Данная ситуация — практически равные стартовые позиции — формирует условия для создания высокого уровня конкуренции на рынке институтов, предлагающих различные мыслительные конструкции.

Условий общей конкурентной борьбы удается избежать лишь тем «мозговым трестам», которые имеют четкую идеологическую (консервативную, либеральную, центристскую) направленность или напрямую созданы с целью содействия той или иной политической партии. Внутри идеологического блока или в поле вокруг партии, разумеется, конкуренция сохраняется, однако она является куда менее масштабной и жесткой. Фабрики мысли, созданные с целью содействовать функционированию политической партии, помимо исследовательской работы осуществляют еще и реально-политическую деятельность — способствуют продвижению политической платформы кандидатов на различные посты.

Аналитические центры в Соединенных Штатах, как правило, получают финансирование от частных инвесторов — так они могут чувствовать себя более свободно в обсуждении спорных вопросов и не ориентироваться на общий правительственный курс. Однако и правительственные фабрики мысли также имеют весомые позиции в США.

Большинство правительственных think tank’ов сконцентрировано в области безопасности и оборонной сфере. К ним относятся Institute for National Strategic Studies (Институт национальных стратегических исследований), Institute for Homeland Security Studies (Исследовательский институт в области национальной безопасности) и Center for Technology and National Security Policy (Центр технологии и стратегии национальной безопасности при Университете национальной обороны). Из средств федерального бюджета финансируются как минимум 30 крупных «мозговых трестов» США. Они функционируют под общим названием Federally Funded Research and Development Centers (FFRDCs) (Центры научно-исследовательских работ, финансируемых федеральным правительством). FFRDCs включают в частности такие исследовательские центры как RAND Corporation, The MITRE Corporation (Научно-исследовательская и техническая корпорация Массачусетского института), The Institute for Defense Analyses (Институт военного анализа).

Институт Брукингса. Несмотря на частые упоминания в международных СМИ научно-исследовательской корпорации РЭНД, сами американцы своим крупнейшим think tank’ом считают Институт Брукингса. Именно с этой организации начинается летопись фабрик мысли всего мира. История Института Брукингса начинается в 1916 году, когда был основан Институт правительственных исследований (Institute for Government Research (IGR)) — первая частная организация, которая занималась вопросами государственной политики на национальном уровне. Девиз Иститута Брукингса — «строим мосты между академической наукой и государственной политикой».

Корпорация РЭНД. Этот всемирно известный американский стратегический центр был первой в мире организацией, которую стали называть фабрикой мысли. Организация имеет более чем 60-летнюю историю и в длительных представлениях не нуждается. Отметим только, что «Проект РЭНД» (переросший затем в «Корпорацию РЭНД») был основан в 1945 году генералами американской армии Арнольдом, Боулесом, Норстадом, ЛеМэем, Реймондом, Коллбомом и Дугласом в рамках Авиационной компании «Дуглас» в Санта-Монике в целях охраны национальной безопасности страны. В мае 1948 года РЭНД начал самостоятельное существование, отделившись от компании «Дуглас». С тех пор Корпорация РЭНД является крупнейшей в мире независимой, некоммерческой, внепартийной организацией. Сегодня, как и более полувека назад, одной из основных задач РЭНДа остается обеспечение национальной безопасности США путем проведения исследований и анализа наиболее острых проблем, стоящих перед американским обществом.

ФАБРИКИ МЫСЛИ В СТРАНАХ ЕВРОСОЮЗА

Количество крупных think tank’ов , которые могут похвастаться наличием офисов во всех европейских столицах, весьма скромное — около 60. Поскольку в современной европейской политике многие вопросы могут быть решены только путем обсуждения и последующей договоренности представителей государств Евросоюза, изначально европейские think tank’и создавались именно под обеспечение решения этой задачи. Спецификой европейских «мозговых трестов» является их ориентированность на подготовку исследовательских материалов для регулярно проводимых круглых столов, на разработку тактики переговоров.

Не так давно был составлен любопытный рейтинг — «The world’s top 50 think tanks outside the USA» («50 мировых крупнейших фабрик мысли за пределами США»). По вполне понятным причинам абсолютный лидер рынка был исключен из соревнования, в результате чего мы имеем возможность увидеть картину в мировом масштабе с совершенно нового ракурса. «Золото», «серебро» и «бронзу» заслуженно получили 3 британских «мозговых треста».

Chatham House (также известный как Королевский институт международных отношений).
International Institute for Strategic Studies (IISS) (Международный Институт Стратегических Исследований).


http://www.nirsi.ru/128

Прочие нюансы
http://gtmarket.ru/laboratory/think/2007/1560
http://cprsob.ru/load/16-1-0-42
http://www.situation.ru/app/j_art_377.htm

Center for Strategic and International Studies

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 12:14 дп

The Center for Strategic and International Studies is a bipartisan Washington, D.C., foreign policy think tank. The center was founded in 1962 by Admiral Arleigh Burke and Ambassador David Manker Abshire, originally as part of Georgetown University. The formal affiliation between Georgetown and CSIS ended on July 1, 1987.

Публикации

2012/03/30

Apple (AAPL) vs. Exxon Mobil (XOM) Market Cap Comparison


http://www.ritholtz.com/blog/2012/03/10-tuesday-pm-reads-18/

US Treasury Real Yields since 1920


http://www.ritholtz.com/blog/2012/03/real-yields/

2012/03/29

Цены на газ


http://mjperry.livejournal.com/1386568.html

Переселенцы в России, 1861-1916


http://szhaman.livejournal.com/1007860.html

«Степной Край» — Казахстан и Северная Киргизия

Фото Петербурга. В Казанском

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 12:34 дп


http://fotopiter.livejournal.com/4870233.html

HDR

2012/03/28

World’s nuclear-power producers


http://www.economist.com/content/power-ranges

Книги по истории России и Византии

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 12:31 дп

Византийский временник

Полное собрание русских летописей

Археология.Ру
Дореволюционные книги по истории и археологии

Оцифровано 27 номеров журнала «Морские Записки» за 1944-1965 годы. Всего было издано 59 номеров, так что это почти половина

http://rossica-antiqua.livejournal.com/390918.html

Фото-открытки «Германия в Первой Мировой войне»

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , , — ivgnnm @ 12:26 дп


http://history-foto.livejournal.com/84902.html

2012/03/27

Карты ЕС

Filed under: Uncategorized — ivgnnm @ 1:31 дп

Европейский союз
Европейский союз (Евросоюз, ЕС) — экономическое и политическое объединение 27 европейских государств. Нацеленный на региональную интеграцию, Союз был юридически закреплён Маастрихтским договором в 1992 году на принципах Европейских сообществ. С пятьюстами миллионами жителей доля ЕС как целого в мировом валовом внутреннем продукте составляла в 2009 году около 28 % (16,4 трлн $) по номинальному значению и около 21 % (14,8 трлн $) — по паритету покупательной способности

25 марта 1957 Бельгия, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция

1 января 1973 Великобритания, Дания, Ирландия

1 января 1981 Греция

1 января 1986 Испания, Португалия

Аншлюс ГДР

1 января 1995 Австрия, Финляндия, Швеция

1 мая 2004 Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония

1 января 2007 Болгария, Румыния

Основание (договоры)
— Парижский — 23 июля 1952
— Римский — 1 января 1958
— Маастрихтский — 1 ноября 1993
— Лиссабонский — 1 декабря 2009

В 1951 ФРГ, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция, Италия создали Европейское объединение угля и стали (ECSC — European Coal and Steel Community), целью которого стало объединение европейских ресурсов по производству стали и угля, которое, по мысли его создателей, должно было предотвратить очередную войну в Европе. Великобритания отказалась участвовать в этой организации по соображениям национального суверенитета.

Джон Маккейн, две версии биографии

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 12:02 дп

Первая версия

Вторая версия

Ночной Питер, сентябрь 2010 года

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 12:01 дп


http://fotki.yandex.ru/users/andrey-f-b/album/180653/
http://fotopiter.livejournal.com/4868546.html

2012/03/26

Вера Смит. Происхождение центральных банков. Развитие централизованной банковской системы в Англии

Происхождение центральных банков — A. Wilson-Smith, 1936
Впервые опубликовано издательством Р. S. King & Son Ltd., Westminster, England в 1936 г.
http://www.finansy.ru/book/bank/001vsmit/002.htm

Варга Е.С. Избранные произведения в 3-х тт.

Оригинал взят в Варга Е.С. Избранные произведения в 3-х тт.

М: «Наука», 1974.
Том 1. Начало общего кризиса капитализма (работы 1914 ‒ 1926 гг.)

Том 2. Экономические кризисы (работы 1927 ‒ 1961 гг.)

Том 3. Капитализм после второй мировой войны (работы 1945 ‒ 1964 гг.)
DjVu (TOC, raw OCR).

Панорамы и модели городов

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — ivgnnm @ 1:12 дп


Одним из наиболее интересных направлений в развитии Интернет-технологий является создание трёхмерных моделей городов, прежде всего, в системе Google-earth.

Нью-Йорк

1,

2
http://samsebeskazal.livejournal.com/105594.html

2012/03/25

Почему в одних странах правостороннее движение, а в других наоборот?

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 3:09 дп

Еще в средние века вооруженные всадники, встречаясь на дороге, старались держаться левее, чтобы было видно правую, держащую оружие, руку незнакомца. Первые почтовые кареты, появившиеся в Европе, также двигались с левой стороны. Это объяснялось тем, что кучера сидели справа и таким образом видели оба края дороги. Бедняки без мечей и дилижансов всегда ходили по правой стороне.

После Французской революции все смешалось: в целях безопасности богачи растворялись в толпе бедного люда. Пришедший же к власти Наполеон, завоевывая все новые страны, повсеместно насаждал правостороннее движение. Отчасти, может быть, потому, что был левшой и садился на лошадь справа, то есть со стороны обочины, но, видимо, все-таки больше по военным соображениям. Тягловая сила того времени — лошади — управлялись одним конюхом, садившимся в седло по привычке слева на крайнюю левую лошадь. Естественно, управлять ими и следить за дорогой было удобнее при правостороннем движении. Таким образом, Наполеон первым официально утвердил его в покоренных странах как единственно приемлемое.

В США изначально движение также происходило по левой стороне. Но во время войны за независимость французский либерально настроенный генерал Лафайет «перетянул» американцев на другую сторону дороги.

Что касается англичан, то можно предположить, что, учитывая их застарелый антагонизм к Франции, в пику ей они ездили и продолжают ездить по левой стороне. На рубеже веков Япония, подпав под влияние Англии, также узаконила правый руль.

Во время второй мировой войны Гитлер, будучи представителем «правосторонней» Германии, волевым порядком перевел остававшиеся в Европе «левосторонние» государства на правую сторону дороги.

Итак, на сегодняшний день по левой стороне ездят не только в Англии и Японии, но и в Австралии, Новой Зеландии и еще нескольких странах.
http://denolius.livejournal.com/319798.html

Пропадающие люди и роль сект

http://matveychev-oleg.livejournal.com/204984.html

Оппозиция у стен Кремля: как это было 20 лет назад

Filed under: Uncategorized — Метки: , , — ivgnnm @ 3:02 дп

В марте 1992 года в Москве состоялся самый массовый в постсоветской истории России митинг протеста.

Говоря о затухающей волне митингов последней зимы, их симпатизанты, да и не только они, забыли об одном из крупнейших, если не крупнейшем митинге в истории постсоветской России, которому 17 марта 2012 года исполнилось двадцать лет. Митинг, организованный РКРП (Российской коммунистической рабочей партией) и движением «Трудовая Россия» и названный Всенародным Вече советских народов, состоялся 17 марта 1992-го (в годовщину Всесоюзного референдума о сохранении СССР) на тогда еще не застроенной Манежной площади Москвы и собрал, по различным данным, от 170-180 до 350 и даже 500 тысяч человек. О масштабе этого мероприятия красноречиво говорят кадры фотохроники. Никогда после этого в истории РФ не было столь многолюдной мирной акции протеста.

Нынешние митинги даже близко не стояли, извините за невольный каламбур, с акцией двадцатилетней давности, какие бы цифры ни называли их участники или оппоненты. И, тем не менее, та акция 1992 года не привела к каким-либо практическим результатам. И тогдашняя оппозиция впоследствии практически ни разу не собирала под свои знамена подобное количество людей.

А ведь тогда ситуация давала много больше оснований полагать, что та митинговая волна сокрушит тогдашнюю власть, действительно терявшую на глазах популярность. Тот митинг требовал отставки ухода Ельцина, однако Ельцин продержался в своем кресле еще более семи лет. Тот митинг требовал пересмотра раздела страны и отмены Беловежских соглашений (подробнее о распаде СССР читайте в нашем фронт-проекте), но, хотя в России Беловежские соглашения так и не были ратифицированы, а в 1996 году Государственная Дума их, по сути, денонсировала, о реинтеграции постсоветского пространства относительно всерьез начинают говорить только сегодня, спустя 20 лет.

В марте 1992-го полмиллиона человек простояли несколько часов на Манежной площади, помахали флагами, поприветствовали ораторов и мирно разошлись. Хотя ситуация тогда была значительно более серьезная и напряженная, чем сегодня. Разбитое к концу лета 1991 года и казалось бы исчезнувшее с исторической сцены российское коммунистическое движение не только поднимало голову, но и, как на известном триптихе Коржева «Коммунисты» с центральной частью «Поднимающий знамя», с самими серьезными намерениями поднималось на новый бой.

Если в конце августа 1991-го, после запрета КПСС, лишь цепочка активистов вышла взять в живое кольцо Музей Ленина, то впоследствии едва ли не каждую неделю на митинги и шествия, которые тогда организовывал Виктор Анпилов, выходило все большее число людей. Сотни, тысячи, десятки тысяч. 7 Ноября 1991 года от Октябрьской площади до Красной прошли маршем 80 тысяч человек, и это — в условиях запрета компартии и жесткого антикоммунистического информационного террора, развязанного властью и и подконтрольными ей СМИ.

Уже к зиме 1991-92 годов практически через каждые две недели на манифестации выходили примерно по 20 тысяч человек. И когда в декабре 1991 года было объявлено о распаде СССР, когда затем началось дикое повышение цен, возмущенные люди пошли под те знамена, которые уже были подняты в ходе протеста против захвативших власть сторонников Ельцина. То есть, под красные знамена коммунистов. При этом на их стороне была почти половина Съезда народных депутатов России, а ряды депутатов-сторонников Ельцина таяли на глазах.

23 Февраля 1992 года произошли первые столкновения протестующих с частями милиции, попытавшимися, по приказу власти (сегодня это просто дико звучит), не позволить возложить участникам шествий цветы к Вечному Огню у Кремлевской стены. Первые заслоны были демонстрантами преодолены, и их головные колонны прорвались в центр города – вплоть до Библиотеки Ленина, где улица была перегорожена тяжелой техникой. Часть демонстрантов была отсечена от прорвавшихся: по свидетельству очевидцев, дюжие молодцы в милицейской форме избивали дубинками стариков, героев Великой Отечественной, кавалеров многих орденов и медалей. Лишь к вечеру того дня самые настойчивые и несгибаемые все же смогли пробиться к Могиле Неизвестного солдата и возложить цветы

Кстати, во власти тогда были многие из тех, кто сегодня выводит людей на улицы.

Впрочем, что касается событий 1991-1992 годов, то милиция не всегда решалась на разгон протестующих и во многих случаях просто уходила с пути шествий манифестантов. Из числа депутатов и нотаблей образовалась тогда «бело-красная оппозиция» — союз части коммунистов и национал-патриотов вплоть до православных монархистов, выступающих против того, что творила власть сторонников «свободного рынка».

Митинг 17 марта 1992 года, состоявшийся, как было сказано выше, в годовщину референдума о сохранении СССР, требовал выполнения решений референдума (а более трех четвертей граждан, принявших участие в референдуме, напоминаем, проголосовали за сохранение Союза). В этот же день был собран Съезд народных депутатов СССР, также объявивший юридически недействительными Беловежские соглашения. Ни одно московское учреждение не осмелилось предоставить Съезду помещение для заседания, и поэтому он прошел в Подмосковье, где, по распоряжению некоторых единомышленников сегодняшних организаторов митингов протеста, во время его работы в здании был просто отключен свет.

Полмиллиона у стен Кремля, поддержка законодательной власти России и формально высшего органа государственной власти страны, нередкое сочувствие протестующим со стороны представителей силовых структур, нарастающая волна народного возмущения – и, в итоге, практически ничего. Никакого значимого результата. И после того, как полмиллиона митингующих мирно разошлись, все больше людей в стране стало приходить к выводу о том, что ходить на такие митинги смысла нет.

Хотя митинги продолжались, и даже на самый малочисленный из них приходило больше людей, чем на самый многочисленный митинг нынешней зимы. Так, 1 мая 1992 года по заявке запрещенного, но не прекратившего действовать МГК КПСС, на манифестацию вышли, по разным данным, от 80 до100 тысяч человек. 7 Ноября 1992 года по Садовому кольцу через Пречистенку до Кремля пройдут 100 тысяч человек с транспарантами запрещенной КПСС. Можно посмотреть газеты тех дней, публиковавшие фотографии, казалось бы, грозных колонн с обозначениями районных организаций КПСС. Кстати, через две недели Конституционный суд запрет на КПСС отменит. Другое дело, что КПСС потом предадут ее же бывшие руководители, сменившие название «КПСС» на более мирное в сложившихся условиях имя – «КПРФ». Но это – другая история.

1 мая 1993 года на Ленинском проспекте 70-тысячная мирная демонстрация вступит в столкновение с пытающимся преградить ей путь ОМОНом. 9 Мая 1993 года от Белорусского вокзала через Красную площадь пройдет 300-тысячная демонстрация, а 3 октября 1993 года после двух недель уличных протестов и столкновений стихийно собравшаяся толпа прорвет блокаду Дома Советов, возьмет здание мэрии Москвы и покатится к Останкино. Тогда у Белого дома, согласно некоторым оценкам, собрался вообще исторический максимум – полтора миллиона человек.

К ночи они разойдутся. А утром танковые орудия будут расстреливать парламент России и — не только по приказу Ельцина, но по призыву и под рукоплескание, в том числе, тех, кто сегодня причастен к митингам на Болотной и Сахарова.

Но здесь важна не столько оценочная, сколько функциональная сторона. Самые большие митинги не приводят к смене власти (в лучшем случае – к внешним уступкам), если не подкреплены более серьезными факторами. В ближайшем рассмотрении таких факторов может быть три.

Первый: когда митинг организует самодостаточная и реальная политическая сила, способная на что-то большее. В июле 1917 года, улавливая настроения общества, большевики вышли вместе со стихийно протестующими на мирную демонстрацию, хотя считали взятие власти несвоевременным и неподготовленным. Демонстрация была расстреляна. Но через полтора месяца большевики принимают решение о вооруженном свержении Временного правительства и к концу октября вооруженным путем (но практически в тот момент бескровно) берут власть.

В феврале 1948 года Компартия Чехословакии, требуя передачи ей власти по итогам выборов, выводит на улицы Праги мирную массовую демонстрацию. Президент Бенеш через день поручает лидеру компартии Готвальду сформировать правительство, потому что армия, которой в этот момент располагала Чехословакия, была сформирована в значительной степени на территории СССР, костяк ее составляли коммунисты, а в стране стояли советские войска.

То есть, путем митинга можно победить тогда, когда ты обладаешь возможностью использовать и совсем иные средства в том случае, если твои требования будут не удовлетворены. Как звучало в марше некой специфической политической силы в одной европейской стране, «последний раз мы вышли без оружья, к борьбе давно готов любой из нас. Мы этот мир без сожаления разрушим – позору рабства отведен лишь час».

Путем митинга можно победить и в другом случае. Когда перед тобой — слабая нерешительная власть, неготовая за саму себя драться и вообще не понимающая, что на свете помимо элитных интриг бывает и настоящая реальная схватка, власть, у которой слабые нервы, которая привыкла, что ей все подчиняются почти добровольно, и испытывающая шок уже просто от самого факта неповиновения ей, власть, которая подобно Горбачеву или членам ГКЧП вообще не понимает, что элиты властвуют над массами, используя два инструмента – насилие и манипулирование. Как писал Парето, неспособность применить силу есть свидетельство деградации элиты. По большому счету, такой элите защищать нечего кроме собственного комфорта.

Третий случай, когда митинг приводит к смене власти, — это ситуация, когда элита уже расколота, а за формально антивластной митинговой активностью стоит на самом деле часть элиты, которая не удовлетворена внутриэлитным разделом ресурсов и хочет играть бОльшую роль в этом процессе либо — вообще освободиться от своих элитных партнеров. Эта часть элиты ведет игру и с частью оппозиции, и с той частью элиты, которую она хочет заместить. Оппозицию она непублично подталкивает – прямо или недомолвками – к активному выступлению, обещая максимальную поддержку и давая понять, что нужно только нажать, и власть не устоит. А элитных партнеров-конкурентов пугает нарастающим (или имитируемым) недовольством народа и убеждает отдать власть ей, обещая, что она, с одной стороны, с «оппозицией» сумеет договориться, а с другой – гарантирует тем, кто отдаст ей власть, неприкосновенность жизни, личности и состояния. Причем, эта тактика обычно приносит успех, если наряду с третьей ситуацией имеется и вторая, то есть, если одновременно с этим главенствующая элитная группа опять же слаба, разложена и имеет плохие нервы. Речь в таком случае идет исключительно об элитном заговоре, о замене одной властвующей группы элиты на другую, вряд ли лучшую. Обычные неоглашаемые, но реальные, во всяком случае, типичные претензии, условно говоря, «младшей» элиты в такой ситуации следующие: 1. Господствующая группа слишком много тратит на оборону страны, и самой элите достается меньше средств. 2. Господствующая группа слишком много тратит на социальные нужды и этим напрягает привилегированные экономические кланы. 3. Господствующая группа не в полной мере учитывает интересы внешних конкурентов и излишне портит, по мнению «младшей» элитной группы, отношения с этими странами.

При этом, особый смысл имеет подталкивание своих агентов влияния внутри оппозиции к мирным и ненасильственным методам, чтобы в том случае, если мобилизуемая масса выйдет из-под контроля, она оказалась бы безоружной перед властью. Если же господствующая группа сдастся и отдаст власть своему «младшему партнеру», а площадь сочтет, что это совсем не то, чего она хотела, то теперь уже эта «младшая» элита, провозгласив «завоеванную свободу», от имени «победившего народа» может разогнать и при необходимости расстрелять тех, кем он пугала своего прежнего патрона в лице господствующей элиты.

Сами по себе митинги в современном мире – это, в большинстве случаев, спектакль. Демонстрация – в собственном смысле слова. Обозначение удара. Элемент имитационной игры, которую ведут не те, кто выходит на митинги, а часть тех, против кого они выходят.

Митинги – это всего лишь психологическое оружие, которое служит тому, кто сильнее на самом деле. И двадцать лет назад те протестующие, кто выходил на площади и улицы в Москве, ничего, по большому счету, не добились потому, что верили, что одними лишь митингами можно чего-либо добиться.

Хотя на фоне тех митингов и тех требований акции, состоявшиеся нынешней зимой, — лишь гулянья безобидных обывателей. И у нынешней власти нервы, во всяком случае, не хуже, чем у той, которая была два десятилетия назад.
http://www.km.ru/v-rossii/2012/03/20/oppozitsiya-u-sten-kremlya-kak-eto-bylo-20-let-nazad

What Backs the Buck?


http://www.ritholtz.com/blog/2009/11/what-backs-the-buck/

World Markets Review


http://advisorperspectives.com/dshort/updates/World-Market-Snapshot.php

BSE SENSEX — Бомбей, Индия
Hang Seng — Гонконг
S&P 500 — США
DAX — Германия
FTSE 100 — Великобритания
CAC 40 — Франция
Shanghai Composite Index — Шанхай, Китай
Nikkei 225 — Япония

List of stock exchanges
List of stock market indices

2012/03/24

«Либеральные реформаторы» и их оппоненты

Оригинал взят в «Либеральные реформаторы» и их оппоненты
Среди документов, недавно появившихся в рубрике «Архив Егора Гайдара» на сайте Фонда Гайдара, есть и такая «сцепка»

22 ноября 1991 г. министр топлива и энергетики В.Лопухин обратился в правительство РСФСР к Е.Гайдару с предложением принять распоряжение правительства для поддержки (только не надо громко смеяться) нефтяной и газовой промышленности – из-за «снижения цен на нефть и газ на мировом рынке», «в условиях крупного недостатка финансовых ресурсов» (именно так, кстати, этот документ и назван в архиве Гайдара – «О крупном недостатке финансовых ресурсов у предприятий нефтяной газовой промышленности»).

Детально комментировать добротный образец отраслевого лоббизма не буду – с ним можно ознакомиться по ссылке. Но не могу не обратить внимание на п. 3 проекта распоряжения:

«Министерству экономики и финансов РСФСР совместно с Центральным банком РСФСР… определить потребность в дополнительных финансовых ресурсах для нужд капитального строительства объектов нефтяной и газовой промышленности в 1991 году, в том числе привлечение кредитных ресурсов для финансирования этих объектов. По вопросам, требующим решения правительства РСФСР, внести предложения».

Публикаторы документа предусмотрительно не стали выкладывать на сайт «уголок» – указание адресата (очевидно, Гайдара), кому и что с полученным предложением делать. Но, судя по оборванному кусочку этого уголка, видному на первой странице сцепки, а также по имеющемуся ответу из Центрального банка от 24 декабря 1991 г. (направленному на имя Гайдара, следовательно, и запрос шел от него же), проект лоббистского распоряжения Минтопэнерго не был Гайдаром немедленно же выброшен в корзину, а вместо этого был разослан «заинтересованным министерствам и ведомствам», очевидно, с просьбой завизировать.

Заслуживает также интереса ответ на запрос Е.Гайдара председателя Центрального банка Г.Матюхина:

«…привлечение кредитных ресурсов для финансирования капитального строительства объектов нефтяной и газовой промышленности в 1991 году не представляется возможным. В связи с изложенным, считаем необходимым из п.3 настоящего распоряжения Правительства РСФСР исключить слова «Центральным банком РСФСР», а также «в том числе привлечение кредитных ресурсов для финансирования этих объектов».

Как известно «либеральные реформаторы» и тогда обвиняли и сейчас продолжают обвинять Г.Матюхина в «полном непонимании рыночной экономики», а Е.Гайдару с пятой попытки все-таки удалось добиться увольнения в июне 1992 г. Г.Матюхина и назначения на пост руководителя Центробанка В.Геращенко. У которого, как известно, был и другой бэкграунд и другие, схожие с Е.Гайдаром, представления о том, кому Центробанк может и должен предоставлять кредитные ресурсы.

Католицизм в Мексике

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 4:04 дп


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2012/03/daily-chart-17
http://www.economist.com/node/21551091

Операция «Вьюнок»

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , , , — ivgnnm @ 3:49 дп

Это удивительная история, к сожалению, менее известна, чем она того заслуживает.
В 1970 году капитану ВМФ США Джеймсу Фрэнсису Брэдли, директору по подводным военным действиям в Офисе Флотской Разведки в Вашингтоне, пришла в голову следующая мысль:
В городе Вилючинске на Камчатке находится советская база подводных лодок.
Штаб Тихоокеанского флота ВМФ СССР же находится во Владивостоке.
Между ними должна быть какая-то связь. Скорее всего, это кабель, идущий по дну Охотского моря. Если бы разговоры, идущие по этому кабелю, можно было прослушивать, США бы получили бесценную информацию про советский ВМФ.

Брэдли вспомнил, что в детстве он ездил на пароходе по Миссисипи и видел предупреждающие знаки «Не швартоваться: кабель». Он подумал, что на берегу Охотского моря тоже должен стоять такой знак, и по этому знаку можно узнать местоположение советского кабеля.

Хотя Охотское море было окружено территорией СССР со всех сторон кроме японского Хоккайдо, оно юридически не являлось советскими территориальными водами. Но искать кабель нужно было близко к берегу, для чего нужно было незаконно зайти в советские территориальные воды. Поэтому разрешение для этой операции Брэдли искал и получил в высших кругах.

В октябре 1971 года в Охотское море пошла подводная лодка USS Halibut. На подводной лодке был выступ якобы с глубоководным аппаратом спасения подводников из тонущих подводных лодок; на самом деле, это была камера декомпрессии для ныряльщиков.

У большинства моряков не было достаточного допуска, чтобы узнать об истинной цели похода; прикрытием было то, что лодка соберет обломки советской противокорабельной крылатой ракеты. Это она тоже сделала; ракету потом воссоздали, и американцы разработали контрмеры против нее.

Лодка шла вдоль побережья Охотского моря больше недели, избегая возможного обнаружения, но подводники, наконец, увидели знак «Не швартоваться» на северном берегу моря. Видеозонд указал на кабель, и подводная лодка пошла вдоль него. За 40 миль от берега, далеко от советских территориальных вод, она остановилась.

Дыша смесью из кислорода и гелия, ныряльщики установили на кабеле прослушивающее устройство. С удивлением подводники обнаружили, что линия не шифруется!

Было решено поставить на линии постоянно работающее записываюшее устройство. Это устройство разработала компания Bell Labs. В разных книжках приводятся слегка разные цифры, но оно весило около 6 тонн, было около 1 метра в диаметре и длиной около 6 метров. Его источник энергии был атомный (т.е. надо полагать, радиоизотопный, как на космических зондах). Американские подводные лодки стали раз раз в несколько месяцев заходить в Охотское море, брать записанные ленты и устанавливать новые. В октябре 1972 года USS Halibut сменила более современная подводная лодка USS Seawolf. Операции было присвоено кодовое название «Вьюнок» (Ivy Bells).

В 1979 году такое же подслушивающее устройство было установлено в Баренцевом море на линии Северодвинск-Мурманск подводной лодкой USS Parche.

В январе 1980 года бывший аналитик АНБ США Рональд Пелтон, залезший в долги, явился в советское посольство в Вашингтоне, и предложил продать известные ему секреты. Посольство согласилось; Пелтон так и поступил, и получил 35 тысяч долларов. В частности, он рассказал про прослушивающие устройства в Охотском и Баренцевом море. Перед тем, как явиться, Пелтон позвонил; ФБР записало телефонный звонок, но не смогла вычислить его по голосу.

В августе 1981 года американские спутники заметили над местом в Охотском море, где был оставлено подслушивающее устройство, скопление советских кораблей. Пришедшая на это место подводная лодка обнаружила, что устройство исчезло. Один флотский чин заподозрил существование шпиона, но никаких доказательств у него не было.

В августе 1985 года полковник КГБ Виталий Юрченко, который встречался с Пелтоном в Вашингтоне, зашел в американское посольство в Риме и заявил, что хочет перебежать на Запад. На допросе он упомянул рыжебородого аналитика АНБ, который рассказал про подслушивание.

ФБР составило список всех рыжебородых агентов АНБ, знавших про подслушивание, и по голосу опознало Пелтона. Когда агенты ФБР проиграли ему запись разговора, Пелтон сознался. Пелтона судили за шпионаж, и приговорили к трем пожизненным заключениям (не спрашивайте меня, как такое может быть).

В ноябре 1985 года Юрченко сбежал из ресторана, где обедал с сотрудниками ЦРУ, зашел в советское посольство в Вашингтоне, и вернулся в СССР, после чего стал утверждать, что ЦРУ его похитило и напичкало психотропными препаратами. Действительно ли Юрченко был похищен, или же он сначала добровольно перебежал на Запад, а потом передумал, или же ложный перебег был спецоперацией КГБ — неизвестно. Известно, что он не подвергался судебному преследованию, и в 1999 году жил в Москве пенсионером.

Источник: главным образом книжка Sherry Sontag, Christopher Drew, Annette Lawrence Drew, Blind Man’s Bluff: The Untold Story of American Submarine Espionage.
http://foto-history.livejournal.com/2037048.html

Older Posts »

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.