ivgnnm

2012/07/15

За кулисами независимости Закавказья

Три республики Закавказья празднуют Дни независимости почти одновременно: Грузия — 26 мая, Армения и Азербайджан — 28 мая. Такое совпадение праздничных дат — вовсе не случайность. Национальная государственность каждой из трех закавказских республик возникла в результате распада общего государства — Закавказской Федеративной Демократической Республики, которая была провозглашена в апреле 1918 года и просуществовала чуть больше месяца.

Вынужденная независимость

Осенью 1917 года, после Октябрьского переворота в Петрограде и начала гражданской войны на Юге России, Закавказье оказалось практически отрезано от остальной территории Российского государства. Железнодорожное сообщение было прервано, огромная Кавказская армия, воевавшая против турок на юге, стремительно разлагалась, солдаты целыми подразделениями уходили с фронта, грабили, ввязывались в конфликты с местным населением. «Местами войска шли боевым порядком, громя все из орудий и пулеметов, — вспоминает один из лидеров бакинских кадетов Борис Байков. — В результате было действительно разгромлено уходившими с фронта войсками много цветущих аулов, поселков и местечек».

Анархию пытался остановить Закавказский комиссариат, сформированный 24 ноября 1917 года в Тифлисе. В него входили депутаты Государственной Думы от Закавказья, представители городского самоуправления, делегаты от Краевого центра советов рабочих и крестьянских депутатов и Краевого Совета Кавказской армии, а также лидеры местных партий — эсеров, грузинских меньшевиков, армянских дашнаков, азербайджанских мусаватистов и др. Председателем комиссариата стал грузинский меньшевик Евгений Гегечкори.

28 ноября Завкавказский комиссариат взял на себя «всю полноту правительственной власти в пределах Закавказского края». В первой декларации комиссариата подчеркивалось, что «власть эта сконструирована временно, лишь до созыва Всероссийского Учредительного Собрания». Лидер грузинских меньшевиков Ной Жордания вспоминал: «Мы еще надеялись, что в России смогут положить конец большевизму, сумеют создать нормальное правительство».

После разгона Учредительного собрания в ночь на 6 января 1918 года стало ясно: большевики не уступят власть. Разрыв между Петроградом и Тифлисом еще более усилился. Закавказский комиссариат решил созвать Сейм — временный парламент, который должен был определить порядок управления краем и сформировать краевые органы власти.

10 февраля 1918 года в Тифлисе состоялось открытие Закавказского Сейма. Его возглавил один из лидеров российских меньшевиков Николай Чхеизде — бывший председатель Петроградского совета и глава Президиума Всероссийского ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов. Сейм фактически отказался рассматривать вопрос о статусе Закавказья и его отношениях с Российским государством. «Мы не знаем, в какую форму будут облечены наши отношения с Россией, — отмечал Ной Жордания. — Вы знаете, что судьба наша не в наших руках… Мы всегда стремились к России, но, к сожалению, эта Россия все дальше и дальше от нас отделяется, мы не знаем как ее догнать, как ей подать руку».

В разгар заседаний поступило сообщение — 24 февраля 1918 года правительство Ленина согласилось на условия мира, выдвинутые Германией и ее союзниками. 3 марта в Брест-Литовске был подписан мирный договор, по которому Советская Россия отказывалась от значительных территорий. В частности, на Кавказе к Турции отходили Карс, Адаган и Батум.

Переход под контроль турок стратегически важных военных и транспортных узлов Закавказья ставил под удар Грузию и Армению. Закавказский Сейм отказался признать Брест-Литовский договор и окончательно разорвал отношения с большевистским Петроградом. Делегация Сейма была направлена в Трапезунд для переговоров с турецким правительством. В ходе переговоров закавказские представители потребовали восстановить границы 1914 года и предоставить автономию «Внутренней Армении». Турецкая сторона, в свою очередь, настаивала на условиях Брест-Литовского мира.

«В настоящую минуту у правительства не может быть иного решения, как война с Турцией», — под аплодисменты депутатов Сейма заявил Гегечкори. Закавказская делегация была отозвана из Трапезунда. Сейм решил продолжать войну «силами закавказской демократии», несмотря на то, что эти «силы» существовали лишь в воображении тифлисских ораторов.

Военная авантюра кончилась быстро: 1 апреля 1918 года, когда пылавший энтузиазмом Жордания провозгласил: «Мы вступаем официально на военную арену!», турецкая армия вступила в Батум. Наспех сформированное закавказское воинство было разгромлено, турки заняли не только Батум и Карс, но также Ахалцих, Озугети, Ардаган, часть территории Армении. Угроза захвата нависла над Тифлисом и Кутаиси.

Единственным входом были новые переговоры с Турцией. Однако оттоманское правительство дало понять: главным условием возобновления переговоров является провозглашение независимости Закавказья. Турки надеялись окончательно оторвать Закавказский край от России и установить здесь свой контроль. В Стамбуле считали: без России Закавказье станет легкой добычей.

Делать было нечего. 9 апреля 1918 года после долгих и бурных дискуссий Сейм провозгласил независимую Закавказскую Федеративную Демократическую Республику (ЗФДР). Председателем правительства стал грузинский меньшевик Акакий Чхенкели. Власти Турции тут же признали новое государство и согласились начать переговоры.

«Намордник для Турции»

6 мая 1918 года в Батуме открылась мирная конференция делегаций Закавказья, Турции и Германии. Турецкую делегацию возглавлял министр иностранных дел и юстиции Халил-бей, завкавказскую — премьер Чхенкели, германскую — представитель германского командования при турецком правительстве генерал-майор Отто фон Лоссов.

Присутствие представителей кайзера обнадежило закавказских делегатов, опасавшихся давления со стороны турок. «Германия в Батуме означала намордник для Турции, а это было главное», — вспоминал участник переговоров Авалов.

Турецкая делегация, воспользовавшись опрометчивым заявлением Закавказского Сейма о непризнании Брест-Литовского договора, выдвинула еще более тяжелые условия. От Грузии потребовали уступить Ахалцихский и Ахалкалакский уезды, от Армении — Александрополь и большую часть Александропольского и Эчмеадзинского уездов. Кроме того, генерал Энвер-паша, командовавший вооруженными силами Турции, настаивал на аннексии всего Азербайджана, рассчитывая провозгласить Бакинским ханом своего брата Нури-пашу.

Принятие турецких требований означало бы фактическую аннексию большей части Закавказья. Особенно большая опасность нависла над армянами — турецкие войска при попустительстве командования громили и истребляли население армянских сел. «…В нашем довольно таки плачевном положении меморандумы и ноты были единственным оружием», — отмечает Авалов.

Но тут на помощь делегации ЗФДР неожиданно пришли немцы. Генерал фон Лоссов «в виду безуспешности сношений между оттоманскими и закавказскими представителями» предложил свои услуги в качестве посредника. Дело в том, что имперское правительство не было заинтересовано в чрезмерном усилении своего восточного союзника. Немцы рассчитывали сами закрепиться в Западном Закавказье, создав здесь «шутцштаты» — «охраняемые государства», то есть фактически свои протектораты. Особенно немцы были заинтересованы в Грузии. Фельдмаршал Эрих Людендорф откровенно признавался, что создание немецкой военной базы в Грузии позволило бы «добраться до кавказского сырья (нефти) и приобрести влияние на эксплуатацию железной дороги, идущей через Тифлис».

К тому же, общественное мнение Германии требовало от правительства защитить закавказских христиан от возможных насилий со стороны турок. Влиятельные депутаты германского рейхстага неоднократно выступали с заявлениями о необходимости прекратить насилия турецких войск против армян и грузин.

Представители Грузии и Армении охотно приняли помощь германской делегации. Однако азербайджанские лидеры сочли предложения генерала фон Лоссова излишними. Азербайджанцы все больше сближались с турецким правительством, рассчитывая при помощи турок освободить захваченный большевиками Баку. Таким образом, интересы трех субъектов Закавказской Федерации все более расходились.

Спасительный развал

В Батуме грузинские делегаты начали тайные консультации с германскими представителями. Еще 14 мая 1918 года они передали немцам сепаратное обращение Грузинского национального совета, который «выражал желание и просьбу, чтобы Германия всемерно способствовала как можно безболезненному разрешению международного и политико-государственного вопросов Грузии». Позже в Батум прибыл председатель национального совета Ной Жордания, возглавивший тайные переговоры с немцами.

Немцы взяли инициативу в свои руки. Имперский канцлер граф фон Гертлинг и фельдмаршал Людендорф решили предоставить Грузии «покровительство». Один из руководителей германского МИДа д-р Симонс даже полагал, что «если бы не географическая удаленность Грузии, ей правильнее всего было бы вступить в германскую федерацию» (!).

Получив «добро» Берлина, генерал фон Лоссов посоветовал грузинам быстрее провозгласить независимость Грузии. Генерал подчеркивал: это единственная возможность предотвратить дальнейшее продвижение турецких войск. 22 мая Жордания отправился в Тифлис для того, чтобы подготовить акт о независимости Грузии.

Тем временем оттоманское правительство почувствовало неладное. Вечером 26 мая Халил-бей передал закавказской делегации ультиматум: турецкая сторона требовала принять свои условия в течении 72-ми часов. В противном случае наступление турецких войск на Тифлис должно было возобновиться.

Счет шел на часы. Грузинские делегаты во главе с Чхенкели напряженно обсуждала вопрос: как оттянуть время, чтобы национальный совет успел провозгласить независимость Грузии? Как раз в разгар дискуссии пришла телеграмма из Тифлиса: «Сегодня в пять часов пополудни Национальный Совет провозгласил Грузию независимой республикой… Закавказский Сейм признал себя упраздненным и единство Закавказья прекратилось».

Таким образом за четыре часа до предъявления турецкого ультиматума Закавказского Федерация официально перестала существовать. Немедленно была составлена телеграмма для Халил-бея. Ошеломленный дипломат получил уведомление от партнеров по переговорам, что ультиматум, адресованный правительству Закавказской Федеративной Демократической Республики, не может быть вручен в виду распада последней.

27 мая фракция мусаватистов Закавказского Сейма приняла решение о выходе Азербайджана из ЗФДР. 28 мая Азербайджанский национальный совет провозгласил Азербайджанскую Республику. В тот же день Армянский национальный совет заявил о создании независимой Республики Армении. Закавказская Федерация окончательно распалась.

Распад ЗФДР дезавуировал 72-часовой ультиматум, но не ликвидировал угрозу нового наступления турецких войск. Необходимо было подтверждение германских гарантий независимости и территориальной целостности Грузии.

Делегации грузинского и германского правительств выехали в Поти. Генерал фон Лоссов, вероятно, знавший о планах турецкого командования, торопил дипломатов: «Чем скорее в путь, тем лучше». 28 мая 1918 года в потийском порту на борту немецкого корабля делегации подписали временное соглашение по установлению предварительных взаимоотношений между Германией и Грузией. Германия официально признавала грузинское правительство; Грузия соглашалась с Брест-Литовским договором и передавала Германии до окончания войны контроль над своими железными дорогами.

Генерал фон Лоссов передал премьер-министру Грузии Ною Рамишвили секретное письмо с официальными гарантиями имперского правительства поддерживать независимость Грузии и официально признать ее после урегулирования отношений Грузии с Российским государством.

Угроза турецкого наступления на Тифлис была окончательно предотвращена.

«…Резня армян будет иметь место наверняка»

После распада Закавказской Федерации в самом сложном положении оказалась Армения. Германское правительство фактически отказалось давать гарантии безопасности армянскому правительству, ограничившись лишь платоническими, ни к чему не обязывающими заявлениями о сочувствии христианскому населению Закавказья. Турецкое командование, крайне раздраженное немецким вмешательством в Грузии, намеревалось взять реванш в Армении.

К моменту распада ЗФДР на армянской земле уже шли ожесточенные бои. Еще 15 мая 1918 года турецкие войска, нарушив перемирие, возобновили наступление и взяли Александрополь. 21 мая была захвачена станция Сардарапат в нескольких десятках километров от Эривани. Угроза нависла над армянской столицей.

В это время дашнакские лидеры срочно формировали национальные войска. Их основой стал армянский корпус Кавказской армии, созданный во время первой мировой войны. В ряды защитников Армении влились отряды сельских ополченцев. 22 мая армянские части отбили Сардарапат. В результате ожесточенных боев турецкие войска были вынуждены оставить окрестности Эривани. В конце мая армянская армия нанесла несколько серьезных поражений туркам у Караклиса и в районе Баш-Апарана.

4 июня 1918 года в Батуме между делегациями Турции и Армении был заключен так называемый Союз мира и дружбы. В результате этого «мира и дружбы» большая часть Армении оказалась оккупирована, десятки городов и сел были разграблены и разорены, сотни тысяч армян покинули родные места.

В поисках поддержки правительство дашнаков обратилась к странам Антанты, воевавшим против Германии и Турции. На этот призыв ответил Вашингтон.

Еще в марте 1918 года американский консул в Тифлисе Смит информировал Вашингтон о критической обстановке в Закавказье и предложил оказать финансовую и материальную помощь правительству федерации для борьбы против турецкой агрессии. Государственный секретарь США Лансинг поручил американским послам в Лондоне и Париже договориться с Военным советом союзников об оказании помощи Армении. «Ситуация на Кавказе крайне критическая, — отмечал глава американской дипломатии, — турки наступают, армянам грозит полное уничтожение, хотя при соответствующем руководстве и финансовой помощи последние могут обеспечить большую военную силу. Британское представительство должно принять более основательные меры, если желает как-то спасти положение… Если не будут приняты срочные меры, то в течение двух месяцев оккупация и резня армян будут иметь место наверняка…»

Но англичане были более заинтересованы в захвате нефтяного Баку, нежели в защите армян. На запрос американского представителя о помощи Армении военное министерство Великобритании меланхолически ответило: «…Конец близок и неизбежен».

Тем временем в Америке началось общественное движение в поддержку Армении, которому покровительствовал сам президент Вудро Вильсон. Американский комитет помощи Армении и Сирии собрал более 11 млн. долларов, представители армянского католикоса были приняты в Госдепартаменте и выступили в Конгрессе США. В конце июля 1918 года новый госсекретарь США Фрэнсис Полк поручил американскому послу в Лондоне встретиться с британским премьером Артуром Бальфуром и, «учитывая исторический интерес народа США к армянам», поднять вопрос «о конкретных мерах, принимаемых для поддержания участия Армении в деле Союзников».

Таким образом Армения была включена в число союзников побеждающей Антанты. Поэтому в октябре 1918 года, когда турецкие и немецкие войска были выведены из Закавказья, положение Армянского государства резко изменилось в лучшую сторону: англичане возвратили отторгнутые турками уезды Эриванской губернии и передали Карсскую область.

Куски закавказского пирога

Однако правительство дашнаков переоценило поддержку союзников и свои силы, ввязавшись в опасные и ненужные конфликты с соседними Грузией (армянско-грузинский конфликт в декабре 1918 года) и Азербайджаном (армяно-азербайджанские конфликты летом 1919 года, в марте-апреле и в ноябре 1920 года). В результате осенью 1919 года, когда английские войска были выведены из Закавказья и вновь возникла опасность турецкой агрессии, Армения оказалась в окружении враждебно настроенных государств.

В апреле 1920 года председатель Великого Национального собрания Турции Мустафа Кемаль (Ататюрк) обратился к Ленину с предложением об установлении дипломатических отношений между Советской Россией и Турцией. В ходе переговоров между большевиками и кемалистами фактически было достигнуто соглашение о разделе Закавказья: в обмен на поддержку против Антанты Турция обещала Советам помочь захватить не только Армению и Грузию, но и «братский» Азербайджан. «Турецкое Правительство… обязывается заставить Азербайджанскую Республику войти в круг Советского государства», — писал Ататюрк Ленину.

Утром 27 апреля 1920 года вооруженные отряды бакинских коммунистов начали занимать важнейшие объекты столицы Азербайджана. В тот же день передовые части XI Красной армии под командованием Тухачевского перешли российско-азербайджанскую границу. Большевикам помогали турецкие войска, находившиеся на территории Азербайджана. Турецкие офицеры во главе с Халил-пашой призывали население и азербайджанские части не оказывать сопротивления красноармейцам. К середине мая 1920 года Азербайджан полностью оказался под контролем Советов.

Тем временем положение Турции сильно осложнилось. 10 августа 1920 года в парижском пригороде Севре был подписан мирный договор между султанским правительством и странами-победительницами, в числе которых была включена Армения. По этому договору президент США получил право принять решение о присоединении части бывшей территории Османской империи к Армении. Вудро Вильсон предложил передать Армянскому государству Ванский, Битлисский, часть Эрзурумского и Трапезундского вилайетов Турции — фактически территорию, которую армяне рассматривают как «Западную Армению». Турецкий парламент, который контролировали кемалисты, отказался ратифицировать Севрский договор.

29 сентября 1920 года войска Турции вновь вторглись в Армению. Вскоре они захватили Карс и начали наступление на Александрополь. Власти Грузии объявили о своей нейтралитете. Дашнакское правительство обратилось к Верховному совету Антанты, но союзники заявили, что не имеют возможности вмешаться в дела Закавказья. В ноябре турецкие войска взяли Александрополь и продвинулись к Эриваню. 18 ноября в связи с угрозой захвата столицы правительство Армении было вынуждено подписать условия перемирия, продиктованные турецким командованием.

Национальной трагедией не преминули воспользоваться большевики. 29 ноября 1920 года созданный армянскими коммунистами Ревком Армении провозгласил Советскую власть и обратился за помощью к Советской Россией. Части Красной армии и 1-й армянский коммунистический полк, ожидавшие начала «народной революции» в соседнем Азербайджане, вошли в Армению. 2 декабря дашнакское правительство капитулировало, а 4 декабря Красная армия вступила в Эривань.

Раздел Закавказья между Советской Россией и кемалистской Турцией закрепил советско-турецкий мирный договор, подписанный 16 марта 1921 года в Москве. По этому соглашению районы Карсы, Ардагана и Артвина переходили Турции, район Батуми – Советской Грузии, а Нахичевань была включена в состав Азербайджанской ССР в качестве автономной области.
* * *
Республики Закавказья в 1920-1921 годах не смогли отстоять свою независимость. Во многом это случилось из-за того, что лидеры Армении, Азербайджана и Грузии полностью доверили гарантии суверенитета своих стран иностранным державам, которые либо не проявили особой заинтересованности в защите Закавказья (страны Антанты, Германия), либо предпочли сторговаться с большевиками (Турция).
http://www.hist.ru/zakavkaz.html

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: