ivgnnm

2013/03/31

Джон Шемякин. О начале Первой мировой войны

http://govorilkin.livejournal.com/531592.html

С точки зрения политики Россия вступила в войну в странном для себя положении «привлечённой звезды». Вытряхнули из мешка на корпоративе.

Убийство эрц-герцога Фердинанда не могло служить поводом для начала войны, поводом для начала войны на Востоке Европы было шоу, устроенное всеми сторонами: Австро-Венгрией, Германией, Сербией и Россией.

Наследника австро-венгерского престола убили на территории Австро-Венгрии, убийцами были боснийцы — подданные Австро-Венгрии, и «сербский след» был обнаружен значительно позднее начала самой войны. Т.е. убили автрийского наследника на его наследуемой территории, его же потенциальные подданные.

Вслед за убийствои Фердинанда начался спектакль. Европа жила тогда традициями предварительных объявлений войн, причём требовалось подробно объяснить не только коварные замыслы врага, но и подчеркнуть все свои действия по предотвращению войны, определить в самом благородном свете свои цели и методы. Очень это было всё хлопотно.

Вдобавок ко всему, все участницы будущей войны не хотели её в 1914, а хотели в 1915. Не всё в порядке было в союзнических лагерях, что у Антанты, что в Тройственном союзе. В каждом лагере был потенциальный предатель, который мог соскочить в любой момент, а то и переметнуться на другую сторону. Наконец, нужно было время для вербовки малозначительных в мирное время, но важных в военное время «второстепенных участников». И наконец, самый главный вопрос — вопрос о многомиллионной мобилизации армий требовал значительного времени. А тут лето в зениет. пока то, пока сё… А там очень-зима. Не хорошее время для войны.

Июльский кризис начался не в Сараево, а в Вене.Убийство Фердинанда расстроило далеко не всех, венгров оно просто обрадовало, но общая атмосфера в Австрии была далека от благостной. На арену вышла армия.

С 1815 года мир был естетсвенным каркасом европейской жизни, с 1815 года не было ни одной европейской войны с участием всех крупных европейских государств. С 1871 года ни одна европейская армия не открывала огонь по другой европейской армии. Конечно, мы не учитываем балканские страны с их полуевропейским положением.

Война для европейца к 1914 году была делом историческим, почти несерьёзным, немного романтичным и даже красивым. Служба в призывной армии была процессом инициации, в США и Англии призывной армии вообще не существовало. Для офицеров армия была местом работы, при отсутствии врага работа была невесёлой, рутинной и не особо перспективной в карьерном росте и денежном плане. В основном, армии использовались на колониальных перефериях, в войнах в которых риски были скорее медицинского харктера, нежели военного. В американо-испанскую войну 1898 года из 274 000 американских солдат 379 человек было убито, 1 600 ранено и 5 000 погибло от тропических болезней. Франция теряла в среднем по 8 офицеров в год в своих колониальных операциях ( не счиатая Тонкина, где было потеряна половина из 300 офицеров, погибших в период с 1871 тпо 1903 гг. Наиболее серьёзные потери понесла Британия в англо-бурскую войну — отправивив в Южную Африку 450 000 человек за три года англичане потеряли 29 000 убитыми и 16 000 померших от болезней.

При всём этом труд солдата и офицера был более безопасен, чем труд торгового моряка или шахтёра, или рабочего сталилетейного завода. За три года, предшествующих войне, в Англии каждый год погибало примерно 1 430 шахтёров,а 165 000 получали увечья разной степени тяжести. Это 10 процентов рабочей силы горнорудной промышлености империи.

Жизнь солдата и офицера европейской армии была спокойна и несколько скучна. А тут такое! Убили наследника! Это же очень перспективно для армии!

Говоря в целом, убийство Фердинанда не тянуло на повод лля мировой войны никак.

Убийство осложнило дипломатические отношения, но эти осложнения не делали войну автоматически неизбежной в 1914 году. Противоречия Германии и Франции за Эльзас и Лотарингию ( а эти области стоили полномасшабной войны) абсолютно не волновали не только союзников Франции ( Англию и Росссию), но были совершенно безразличны для Австрии. Борьба Австрии и России за влияние на Балканах не тревожили политиков Германии, не говоря уже про Альбион. У Франции не было вообще претензий к Австрии, а у России претензии к Германии носили совершенно экономический и регулируемый характер.

То, что война будет и будет мировой решила, возможно того и не желая Англия.

Когда накунуне 1914 года ( в период с 1903 по 1907) Британия решилась присоединиться с оговорками к антигерманскому пакту, это решительно радостно взбудоражила и Францию, и Россию. Одна из причин подъёма антигерманской риторики в Париже и Санкт-Петербурге — это то, что одна только Британия к 1914 году обеспечивала 44 процента мировых капиталовложения. А Франция, Германия, США, Бельгия, Голландия, Швейцария и пр., натужась, выдавали сообща оставшиеся 55 процентов мировых капвложений. От 50 до 25 процентов экспорта всех стран Латинской Америки, Азии и Африки поступали в одну Великобританию, на все страны Европы (вместе взятые) приходилось 30 процентов. Операции на биржах Сити только за счёт стоимости торговых и финансовых услуг давали 142 млн.фунтов стерлингов в год, что покрывало торговый дефицит Британии практически полностью. Фунт был мировой валютой. И некоторый упадок британской промышленности ( в сранении с темпами Германии и США), внимание, только усиливал финансовые позиции и общее благосостояние Британии. Механизм был простой: бешенно развивающие свои промышленности станы покупали всё больше и больше профилирующих товаров в странах колониального и полуколониального типа (подконтрольных, по большей части, Британской империи), транспортировка этих товаров из колониальной сферы к центрам производства осуществляляся по большей части британским торговым флотом, который на 12 процентов превосходил тоннаж флотов всех европейских стран, при подавляющем господстве на океанских просторах флота Его Величества. Флотские риски страховались на 78 процентов в Лондоне. Интенсивное потребление ресурсов из сторан-доноров увеличивало «зависимость» быстро растущих экономик, германской, в первую очередь, от «зависимого мира», зависимого от Британии. А Британия в одиночку ( я это подчеркну) восстанавливала мировой торговый баланс через увеличение импорта из стран-соперников в свои «зависимые миры», т.е. де факто к себе импортируя, при этом избегая тарифных осложнений и наживаясь на фрахте.

Колебательное согласие Великобритании громить Германию — вот это был самый главный повод для начала мировой войны (которую привычно называют Первой мировой, с чем я соглашусь вряд ли).
***

Сам император Франц-Иосиф войны не хотел. К наследнику тёплых чувств не испытывал, понимал, во что всё это безобразие на Балканах может вылиться для его страны. И император делал очень многое, чтобы обуздать «военную партию», которая хотела тут же начать стирать Сербию в порошок.

Его главным оппонентом был министр двора и общеимперский министр иностранных дел Леопольд фон Бертхольд. Его главная цель была не столько начать войну Австрии и Сербии, сколько привлечь на свою сторону не до конца уверенную в необходимости войны Германию. План Бертхольда был удачно составлен: разбить Сербию в такие короткие сроки, чтобы Россия не успела даже сдвинуться, парализованная мирными инициативами Германии, а когда дело будет сделано, то оставалось совсем немного: режим Николая II мог бы не выдержать «политическую Цусиму» на Балканах, Германия могла бы резко изменить свой тон в отношении ослабленного политического режима России, без российского фактора Франция, скованная возможным отпадением от союза России, меняет вынуждено свою агрессивную политику. Германия диктует условия Франции, которые Францию ( без России и при колеблющемся Альбионе) может и принять.

Собственно, план Бертхольда был прекрасен во всём. В случае успеха его реализции, мировая война отодвинулась бы на некоторый срок, единственной жертвой была бы Сербия и государь Николай Александрович, которого бы, скорее всего, родственники затравили до вероятного отречения.

Но подвела очевидная неготовность автрийской армии к немедленному удару по Белграду. Да и Германия заявила, что для неё первоочередной задачей является вопрос с Францией и Берлину не до балканских мелочей. В Берлине вообще сараевские события не произвели никакого серьёзного вечатления. Во Франции — тоже. Англия всё тянула. И внезапно Россия оказалась перед чудесной перспективой — начинать войну с Австрией в одиночку. Из-за Сербии.

Император Франц-Иосиф обращается, предчувствуя такое развитие событий, в Берлин к кайзеру с письмом от 5 июля, в котором чёрным по белому сказано: вина Сербии доказана быть не может в сараевском случае, но по существу нельзя сомневаться в том, что политика сербского правительства очевидно враждебна как Австрии, так и Германии и мешает вовлечению в союз Турции и Болгарии. Письмо Франца-Иосифа натолкнуло кайзера на идею разделения войны. Быстрый разгром Сербии, присоединение к Тройственному союзу всякой полезной мелочи: Румынии, Болгарии, Турции — как ито,г перевод вектора российской обороны на юго-западное направление (при условии, что Одесский военный округ, противостоящий по планам генштаба румынскому вторжению, будет не способен угрожать южному флангу автро-венгров, а Болгария сделает невозможной реализацию планов русского десанта на турецкое побережье).

Вильгельм пишет на донесении своего посла в Вене фон Чиршки : «Теперь или никогда».

Франция только обещает России какую-то военную помощь в случае сербско-русско-австрийской войны, Альбион молчит. Русскому командованию в эти дни очень трудно понять, что вообще происходит. Где тут наше «Сердечное согласие»? Русской разведке становится известно, что Вильгельм дал ответ австрийскому послу графу Сегени начинать войну с Сербией немедленно и обещал, что Германия » с обычной своей союзнической верностью поддержит Автро-Венгрию!» Ни слова про вторжение во Францию!

И русская военная и внешнеполитическая элита, влючая государя нашего обожаемого, начала паниковать.
http://gilliland.livejournal.com/338030.html

Австрийский ультиматум Сербии. У нас его характеризуют как страшный и унизительный, просто кошмарный и развязный гоп-окрик.

Ультиматум австрийцы написали довольно быстро, но вот одобрить его никак не могли. Венгерские аристократы в политике вообще не хотели слышать не про какую войну. Во главе антивоенного выступления встал премьер-министр Венгрии граф Тиса. На Коронном совете Тиса открыто высказался против войны и против захвата сербских территорий. После давления со стороны императора вроде как согласился с небольшой такой войной и был привлечён к составлению этого самого ультиматума.
Естественно, что антивоенные венгры тормозили утверждение ультиматума и смягчали его до предела. Из Берлина стали раздаваться недоумённые крики, мол, вы чего там?! Так всё удачно складывается. Из Петербурга только что отплыли президент Французской республики Пуакаре, премьер-министр и министр иностранных дел Вивиани, связи с Петербургом у них пока нет. Договорённости, как Франция сможет помочь России на Балканах тоже нет! Мы на Николая давим, Николай мечется! Чего вы, австрийцы ждёте?! Бейте!

И вот 23 июля 1914 года посланник Австро-Венгрии барон Гизль вручил сербскому правительству ультиматум.Так получилось, что в Белграде не оказалось никого из великих сербских политиков. Такая вот дивная случайность. Старенький король Петр I был не у дел, парламент распущен, премьер Сербии Пашич был в поездке, министры в отпусках (война же на носу!), руководители сербской армии отдыхали тоже. Где отдыхали? Сербский генералитет отдыхал в Австрии, в стране, которая уже явно готовится к вторжению в их страну. Сербская армия не была мобилизована даже на уровне полка, а была отправлена на полевые работы. Ультиматум по сербской привычке встретили по-разному. Чиновники, например, начали спешную эвакуацию из столицы. Успели ухватить за фалды вице-премьера — надо же кому-то ультиматум вручать. Вице-премьер стал собирать по дачам правительство, принц-регент Алксандр написал два письма — первое дядя своему — союзнику Германии и Австро-Венгрии — королю Италии, второе письмо решил всё ж написать русскому царю.

При таком положении сербских дел стало очевидно, что страшенный ультиматум будет сербами принят. Если бы Сербия приняла ультиматум Австрии, а к этому всё и шло, то Россия теряла Балканы насовсем. В 1878 году мы отдали Австрии Боснюю и Герцоговину за невмешательство в русско-турецкую войну, Австрия стала обладательницей 5 млн. славянского населения, Болгария доходила до полного разрыва диломатических отношений с Россией и демонстрировала свою подчёркнутую лояльность Берлину, оставалась у России только Сербия и оперетта под названием Черногория. Если Сербия приняла бы австрийские условия ( в любой их трактовке), то на 150 летнем присутствии России на Балканах можно было бы ставить крест, забыть про вожделенные проливы и пр. На всю идеологию сверхдержавы можно было бы махнуть рукой.

Авторитет сверхдержавной России стал спасать министр иностранных дел империи Сазонов, который как и его недавний шеф П.П. Столыпин, сам бы отчаянным германофилом.

Что могла сделать Россия, сохраняя своё лицо, при неясной позиции союзников и странной позиции Сербии? Союзники не радовали: британский министр иностранных дел Грей сказал прямо: «Правительство Его Величества не хочет обсуждать тему, кто прав: Автрия или Сербия». Франция вела себя приличнее, но тоже ничем серьёзным помочь России тогда не могла, а напротив, рассчитывала на русскую помощь.

Что было делать министру Сазонову? Читать австрийский ультиматум и максимально тянуть время.
http://gilliland.livejournal.com/338379.html

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: