ivgnnm

2013/08/01

Джон Шемякин о театре

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 12:51 дп


С горечью смотрю на происходящий вокруг меня нравственный упадок. Люди совершенно перестали чувствовать и сопереживать.

Раньше было иначе.

В Швеции король (называет его Юханом, кто Магнусом, не суть, жил он в 14 веке) во время «Мистерии Страстей Господних» увидел, что актёр, изобраэающий сотника Лонга, вместо того, чтобы ткнуть актёра, страдающего на кресте, тупым концом копья, тычет в него со всей силой боевым наконечником. Естественно, что актёр-Иисус с пробитым боком падает с креста на актрису, играющую Марию. С печальными для девы Марии последствиями. Король вскакивает на сцену и одним ударом отрубает Лонгину голову. Далее предоставим слово хронисту: «Зрители, очарованные правдивостью игры сотника, были так раздражены грубым вмешательством короля, что бросились на него толпой и убили на месте…»

Это вам не чахлые хлопки в финале «Гамлета»! Не какая-то вымороченная шекспировская «Мышеловка» для худосочных ценителей! А настоящее народное сотворчество, полная, с позволения сказать, интерактивность. О которой я так часто мечтаю, натолкнувшись на очередной российский сериал с измождёнными актрисами и обмятыми как подобранный окурок актёрами.

Или вот французский посол в Испании. Век уже 16-й. Де Бано его фамилия была, посла-то. Зашёл в испанский театр, где давали представление о пленении французского корля Франциска I при Павии. Смотрел внимательно до того момента, как французского короля на колени начинают ставить. Вскочил на сцену и заколол шпагой участников шоу. А потом в зал посмотрел с некоторым вызовом. Вытер шпагу о занавес и на выход. Не знаю, вернул ли бинокль в гардеробе. И вообще про его дальнейшую дипломатическую карьеру не слышал больше. Жаль. Перспективный дипломат был, судя по всему.

Или вот в моём любимом городе случай был. Весной 1905 года.

Давали в городском театре комедию Островского «Шутники».

Не все из нас видели эту пьесу. Раньше, при советской власти, Островский, как я понимаю, был востребован в качестве обличителя всякой экзотики. Чужой человеческой жадности, например. Или брака по рассчёту. Или альфонсизма. Из-за «Грозы» Островского ненавидели все школьники, а половина свекровей СССР откликались на прозвище «Кабаниха». Островский был как Кабуки такой. Непонятно о чём, но завораживает классицизмом. Островского поэтому берегли. Не рассказывали трудящимся, что братом драматурга был царским министром госимуществ, которому друг Островского поэт Некрасов гневно писал «Разговор у парадного подъезда» про «суди его бог». Некрасов эти сцены бездушия мог регулярно видеть в своё кабинетное окно — министерство располагалось напротив, было поэту удобно. Да и с равнодушным к чужим бедам министром Некрасов часто играл в карты на деньги, составлял о нём своё справедливое вечатление.

Сейчас ставят Островского из-за его повышенной актуальности. Настолько всё людям понятно. С «Горе от ума» не сравнить. Через три минуты забываешь, что половина актёров неумело пытается окать и осторожно ходит в цилиндрах на головах, а актёры-женщины ещё и юбками трясут, вроде как благородные. Всё как сегодня — фиктивные банкротства, поддельные чеки, мечты о удачном нахождении лоха-миллионера из Сибири! Подопрёшь рукой лицо и заворожено досматриваешь «Бесприданицу», узнавая всех действующих персонажей, настолько всё реалистично — редкую девушку в моём городе довезут бесплатно и без приключений до середины Волги на «Ласточке». Потом расскажу немало случаев на эту тему.

Так вот. 1905 год. Спектакль. «Шутники». Публика в полнейшем восторге — по сюжету благородному отцу подбрасывают «куклу» на 60.000 руб., а потом смеются над ним. И тут благородный отец помирает на сцене в прямом человеческом смысле. Зрители уверены, что всё так и задумано. Но тут на сцену поднимается директор театра и говорит, что этот вот актёр умер взаправду. Но отчаиваться зрителям рано! Дирекция театра настаивает на том, что сейчас произойдёт замена и весёлый спектакль продолжится в обновлённом актёрском составе. Спасибо за внимание, то-сё, обстоятельства стеснённые, гастроли убыточные, надеемся на понимание, в антракте будет гран-канкан. Утаскивают мёртвого исполнителя за кулисы. Хотят продолжать. Продолжают. Часть публики ведёт себя нормально. Смеётся, держась за животы, тычет пальцами в декорации, крутит головами от восторга. Деньги упл0чены, билеты куплены, чего тут ещё желать, когда за теже деньги два спектакля, фактически, показывают! Но есть такие сволочи, которые готовы всем на свете праздник испортить, опрокинуть на всех холодный ушат своих несвежих комплексов. Часть публики не хочет комедии, когда только что на их глазах помер пожилой дядя и его отволокли остывать в закулисье. И хочетнездоровая часть публики прекращения балагана. Ведёт себя при этом просто безобразно. Идёт к выходу по ногам настоящих, неподдельных театралов, укоряет, свистит и негодует.

Причём, среди чувствительных натур, как всегда бывает, затесались и подлые жадины, требующие возврата денег.

Ситуация радикализируется. На сцене продолжается комедия. Актёры ходят по сцене и размахивают руками по мезансценам. Хотя одна акриса не выдержала и заплакала. Фамилия у актрисы была Лобода — это её папаша помер на сцене. Дирекция, время от времени, появляется на сцене и, не прерывая действия, сообщает громким шепотом, вращая глазами, что денег возвращать не будет! Что это довольно стыдно в разгар войны с Японией требовать денег с бедных артистов! И что, если не угомонятся некоторые, то будет вызвана полиция! Половина зала бьётся в конвульсиях от происходящего, трясёт бородами, жадно распивая липкое шампанское, что вот это да! Вот это бал! Вот это побывали мы в гостях у Мельпомены! А, Силантий Пармёныч?! Недурно-с?! Вторая половина зрителей тянет одну руку к небесам, а второй тарабанит в окошко кассы с видом невыносимой нравственной муки на интеллигентных лицах.

Дирекции надоело — спектакль свернули. «Раз не желаете благородного развлечения, будет вам концерт попроще…» На сцену вышел духовой оркестр и заиграл польку. На все, что называется, деньги. Не забываем про обещанный гран-канкан!.. И тут уже все зрители стали орать и курочить кресла. Что за бардак! Что за дела! Обещали спектакль! Это жульничество! Не знаю, какую там польку играли, но публика начала ломиться в двери и давиться в переходах, потому как студент Протасов с галёрки заорал, что начался пожар. А он действительно начался.

В это время, как указано во втором томе Самарской летописи, в городком саду ( Струковском) собралось «несколько тысяч гуляющих». Как они там разместились — ума не приложу. Думаю, что романтично время проводили при электрическом освещении. Около десяти вечера несколько сот демонстрантов вошли в сад и потребовали от собравшихся исполнения «Марсельезы». Получив отказ, демонстранты ( учащаяся молодёжь, преимущественно) «…запели «Отречёмся от старого мира», кричали «Долой полицию!», «Долой самодержавие!» и начали стрелять в воздух из револьверов» («Самарская летопись», кн.2.С.70) В саду, понятное дело, тоже паника, давка, топчут женщин и детей, насмерть давят одного чиновника. Для усиления эффекта вырубают свет. Демонстранты двинулись из сада к соборному скверу ( теперь пл.Куйбышева или уже пл.Соборная). По дороге открыли стрельбу по казакам. Казаки открыли стрельбу по демонстрантам. Подтянулась полиция. Затанцевали горячие кони. Демонстранты залегают в сквере и продолают вести огонь. И тут из объятого пожаром городского театра начали выбегать зрители комедии в чужих дымящихся пальто и дамских шляпах с перьями. Полиция даже прицельный огонь прекратила — зачарованно на театралов глядела. Навыков городского боя пока ни у кого нет. Казаки, демонстранты, театралы, недодавленные выпившие гуляющие с женщинами из сада, ночь, тьма, горит театр, револьверная стрельба, кого-то топчут конями у ограды, крики о помощи, звуки рушашихся стропил и над всем этим мечется горячечная полька!

Вот это я называю найт пати. Вот такие люди могли устроить вообще всё. Не то что мои современники, за котрых и обидно, и стыдно. Поэтому, когда я слышу про невыносимую скуку жизни в дореволюционной провинции, про апатию и лень обывателей, я только смеюсь, крутя головой над фанерной кафедрой.

P.S.Самарская губерния принадлежала к числу самых спокойных губерний Российской империи. По ведомству департамента полиции МВД она принадлежала ко второй, низшей категории. Служить в Самаре для русского жандарма считалось «попасть в тихую заводь и тихо

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: