ivgnnm

2014/05/12

«Переведи меня через майдан»

Песня

Песня + Видео с Майдана

Два майдана: о коварстве украинского языка

Переводить стихи на русской язык труднее всего с украинского (может, ещё с белорусского, но я его не знаю). Уж очень велика интерференция. Кажется, чуть тронь слова — и они станут русскими. Но увы, на самом деле от прикосновения все рассыпается.

Мой любимый пример — прекрасное стихотворение Коротича, ставшее знаменитым после того, как Никитин положил его на музыку. Юнна Мориц — очень хороший поэт и переводчик. Тем интереснее посмотреть, что у неё получилось, а что нет.

Віталій Коротич
Переведіть мене через майдан
(Останнє прохання старого лiрника)

Переведiть мене через майдан,
Туди, де бджоли в гречцi стогнуть глухо,
Де тиша набивається у вуха.
Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,
Де все святкують, б’ються i воюють,
Де часом i себе й мене не чують.
Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,
Де я спiвав усiх пiсень, що знаю.
Я в тишу увiйду i там сконаю.
Переведiть мене через майдан

Переведiть мене через майдан,
Де жiнка плаче, та, що був я з нею.
Мину її i навiть не пiзнаю.
Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан
З жалями й незабутою любов’ю.
Там дужим був i там нiкчемним був я.
Переведiть мене через майдан.

Переведiть мене через майдан,
Де на тополях виснуть хмари п’янi.
Мiй син тепер спiває на майданi.
Переведiть мене через майдан.

Переведiть…
Майдану тлумне тло
Взяло його у себе i вело ще,
Коли вiн впав у центрі тої площi,
А поля за майданом не було.

Переведи меня через майдан
(Последняя просьба старого лирника)
перев. Юнны Мориц

Переведи меня через майдан,
Через родное торжище людское,
Туда, где пчёлы в гречневом покое,
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан, —
Он битвами, слезами, смехом дышит,
Порой меня и сам себя не слышит.
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
Где мной все песни сыграны и спеты,
Я в тишь войду и стихну — был и нету.
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
Где плачет женщина, — я был когда-то с нею.
Теперь пройду и даже не узнаю.
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
С моей любовью, с болью от потравы.
Здесь дни моей ничтожности и славы.
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
Где тучи пьяные на пьяный тополь тянет.
Мой сын поет сегодня на майдане.
Переведи меня через майдан.

Переведи… Майдана океан
Качнулся, взял и вёл его в тумане,
Когда упал он мёртвым на майдане…
А поля не было, где кончился майдан.

Мориц удалось передать звучание рефрена «Переведiть…», правда, за счет изменения смысла: в оригинале певец обращается в пустоту, к толпе («пусть кто-нибудь меня переведет…»), в переводе он обращается непосредственно к слушателю («вот ТЫ, переведи меня…»). Все же запишем это в удачи. Удачно и то, что Мориц оставила без перевода слово «майдан». Когда через несколько десятилетий политические события в Киеве вытащат это слово на первые полосы газет, окажется, что оно уже есть в русском языке.

Пойдем дальше. У Мориц за майданом «пчелы в гречневом покое». Этой фразы в оригинале нет — но есть другая: у Коротича «тишина набивается в уши». Ладно, в поэтическом переводе позволено заменять один троп другим — хотя уже видна разница между языком и стилем оригинала и перевода. У Коротича все максимально приземленно, конкретно — пчелы глухо стонут, уши закладывает тишиной. Мориц последовательно «поэтизирует» оригинал: появляется «родное торжище людское» и «гречневый покой».

Во второй строфе продолжается «поэтизация». В оригинале на майдане «празднуют, дерутся и воюют». В переводе майдан «битвами, слезами, смехом дышит». Язык «приподнят», появилась синекдоха («майдан дышит»), которой не было в оригинале.

Ярче всего разница между переводом и оригиналом в третьей строфе. В оригинале лирник собирается «увiйти в тишу i там сконати». Сконати — это довольно-таки сниженное слово. Словарь предлагает значение «издохнуть». На мой взгляд, оно все-таки не такое грубое, как русское «издохнуть» (хотя про пса скажем, что он «сконав»); стилистически оно, как мне кажется, ближе к «помереть». Сравните «Вася умер», «Вася помер», «Вася сдох».

У Мориц этого и в помине нет. У неё лирник собирается «стихнуть — был и не был». Исчезнувший человек отличается от сконавшего тем, что в последнем случае остается вполне осязаемый труп.

В отличие от Коротича, который снижает нейтральное «умер», «вмер», Мориц его повышает. А украинская нейтральная «тиша», тишина — становится поэтической «тишью». У Коротича певец хочет испустить дух в тишине. У Мориц — стихнуть в тиши. Это совсем разные вещи!

В дальнейших строфах это различие тоже видно. Коротич говорит просто и ясно: «там я был сильным и там я был никчемным». Мориц «повышает» стиль: «Здесь дни моей ничтожности и славы». Неизвестно откуда берется «боль от потравы». Потрава, согласно словарю, есть порча скотом или псовой охотой чужих посевов. Лирник Коротича просто не может употребить такую мутную метафору: у него речь идет о вполне конкретных сожалениях и незабытой любви.

В заключительной строфе лирника вбирает в себя и ведет «тлумне тло», водоворот толпы, безразличной к певцу. У Мориц «майдана океан» (ещё одна метафора!) «качнулся» — т.е. отреагировал, услышал лирника — совсем другой смысл.

В общем, трудно переводить стихи с украинского на русский. Почти как перейти майдан.

Update: bgmt подсказал, что ещё в 2006 году об этом переводе писала morreth

Для сравнения — мой давний перевод того же стихотворения. Сейчас бы, наверное, сделал лучше, но все-таки…

Кто мне майдан поможет перейти
Туда, где пчелы стонут над гречихой,
В поля, где так несуетно и тихо,
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне майдан поможет перейти,
Где праздники и драки вечно пышут.
Там ни себя, ни друга не расслышать.
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне майдан поможет перейти,
Где я оставил песни и былины.
Я в тишь уйду, и там навеки сгину.
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне майдан поможет перейти,
Где горько плачет женщина родная,
А я пройду – и даже не узнаю.
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне майдан поможет перейти…
Свою любовь и горе не забыл я.
Он видел мою силу – и бессилье.
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне майдан поможет перейти…
Обняли тополь пьяные туманы.
Мой сын поет сегодня на майдане.
Кто мне майдан поможет перейти?

Кто мне поможет?..
И майдан в ответ
Вобрал его и вновь повел с собою,
И он упал среди людского роя,
А за майданом поля вовсе нет…
http://scholar-vit.livejournal.com/256155.html?thread=9300635#t9300635

О переводе с родственных языков
Еще Бунин заметил, что трудне всего переводить с родственных языков, и чем ближе, тем труднее. С английского мне проще на русский или украинский, чем с русского на украинский и обратно.

Есть замечательный стих Коротича «Последняя просьба старого лирника», который стал знаменит в переводе на русский Юны Мориц благодаря Сергею и Татьяне Никитиным. Вот он:

Переведіть мене через майдан,
Туди, де бджоли в гречці стогнуть глухо,
Де тиша набивається у вуха.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть мене через майдан,
Де все святкують, б’ються і воюють,
Де часом і себе й мене не чують.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть мене через майдан,
Де я співав усіх пісень, що знаю.
Я в тишу увійду і там сконаю.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть мене через майдан,
Де жінка плаче, та, що був я з нею.
Мину її і навіть не пізнаю.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть мене через майдан,
З жалями й незабутою любов’ю.
Там дужим був і там нікчемним був я.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть мене через майдан,
Де на тополях виснуть хмари п’яні.
Мій син тепер співає на майдані.
Переведіть мене через майдан.

Переведіть…
Майдану тлумне тло
Взяло його у себе і вело ще,
Коли він впав у центрі тої площі,
А поля за майданом не було.

Перевод приводить не буду — его просто неприлично не знать.
Родственность языка создает обманчивое ощущение простоты. Русскоязычный человек в принципе способен без дополнительной подготовки понимать не менее 50% украинского или белорусского текста. Из этого некоторые альтернативно одаренные товарищи делают вывод, что украинский и белорусский — это вообще не язык, а диалекты, испорченные западным влиянием. Сбивать с таких товарищей спесь можно, предложив им перевести на «диалект» словосочетание вроде «мелкая дрожь», «спелая рожь», «естественная красота» или «искренняя любовь». Но чаще всего спесь не сбивается, таварисчи только обижаются — ну да и хрен с ними. Я о трудностях перевода.

Во-первых, в родственном языке гораздо боьше «ложных друзей переводчика», чем в неродственном. Конечно, за перевод слова pathetic как «патетический» нужно гнать без выходного пособия. Тут порадуешься, что ты японист или арабист — там таких закидонов с гулькин нос, если не считать заимствований из английского и латыни. Но уже с романо-германскими языками можно крупно сесть в лужу. А с родственными часто бывает, что человеку и в голову не приходит, что у знакомого ему слова — совсем не то значение, какое он думал. Помните, у Шевченка —

І сниться їй той син Іван —
І уродливий, і багатий…

Так вот, «уродливый» — это по-украински как раз «красивый».

Но если переводчик хорошо знает язык оригинала, он мимо этой ловушки проскочит. И тут же его подстерегает другая ловушка. А именно — отсутствие в родственном, вроде бы, языке, точных лексических соответствий.

Ну, например, нет соответствия слову «майдан». То есть, оно есть. «Майдан» — это площадь. Но не всякая. Красную Площадь, например, никто и никогда Червоним Майданом не называл. Или площадь Ленина в нашем городе, скажем. Почему?

А потому что майдан — это в изначальном смысле _деревенская_ площадь. Незамощенная. В желтой пылюке, с лужами, телегами, волами… Оно широко, просторно звучит. Напиши Юна Мориц «Переведите меня через площадь» — зуб даю, Никитиным бы и в голову не пришло положить это на музыку, при всем моем к Юне Мориц. Потому что от слова «майдан» даже пахнет иначе. Но не это главное. В конце я объясню, что именно стоит за образом майдана, и почему так важно, что это именно деревенская площадь.

Дальше. В украинском оригинале из речевой конструкции «Переведіть мене через майдан» видно, что лирический герой, слепой лирник, одинок и обращается наугад _к кому-нибудь_: переведите, люди добрые. В русском переводе «переведи» рождает образ конкретного адресата. Для Коротича эксплицитный слушатель «песни» — кто угодно, любой из толпы проходящих, сама толпа без адресации к конкретному лицу, «люди». Для Мориц это уже индивидуальность, личность, и слушатель русского перевода сразу оказывается в другой позиции по отношению к адресанту, его как бы выхватывают из толпы.

Трансформируются в русском переводе и отношения лирического героя с его женщиной.

Переведи меня через майдан,
С моей любовью, с болью от потравы,
Здесь дни моей ничтожности и славы
(…)
Там плачет женщина, я был когда-то с нею,
Теперь пройду и даже не узнаю…
(…)
Где тучи пьяные на пьяный тополь тянет,
Мой сын поёт сегодня на майдане…

В сравнении с украинским оригиналом мы видим, что вполне цельная история — лирник был с женщиной, она родила ему сына, но он, ослепнув, почувствовал себя ничтожным и ушел от нее — но _он ее не забыл и продолжает любить_ — распадается на три дискретных фрагмента. Исчезает слово «незабута» — то есть, незабытая любовь. «Сильный» и «никчемный» — трансформируются в более «духовные» ничтожность и славу. И самое главное — исчезает «та женщина, с которой я когда-то был» (в смысле «именно та, а не какая-либо еще») — и появляется просто «женщина, я был когда-то с нею». _Единственная_ становится «возможно, одной из…»

И причина всему этому — тот разброс в значениях и смыслах, который, собственно, и делает родственные языки уже самостоятельными языками, а не диалектами.

Но самое убийство — это такие вот вещи, как «тлумне тло». Лексическое соответствие есть — «многолюдный фон». Но слово «фон» в тексте и контексте «лирника» убьет всю вешь. А другого нет. И у Мориц появляется «майдана океан» и исчезает еще один смысловой пласт: майдан принял лирника в себя, растворил. В русском тексте получается, что лирник остался инородным телом. И не совсем понятно, почему в последней строфе «поля не было, где кончился майдан». Пресуппозиция высказывания предполагает, что поле должно там быть. Но почему? А вот именно поэтому: майдан — деревенская площадь, как минимум с одной стороны ограниченная не домами, а полем. Лирник хочет умереть на поле, в тишине, где пчелы «в гречке стонут глухо» — но он слепой и не знает, что пока он был незрячим, городок вырос в город, поле застроили, и ему некуда идти. Вот в чем трагизм концовки — раньше лирник мог уйти в поле, в тишину, а теперь ему некуда идти даже чтобы умереть, и нет никого, кто отозвался бы на его просьбу — он идет через площадь один, и люди вокруг даже не замечают слепого.

Итого: в руках суперталантливого поэта и переводчика пафос стиха изменился… ну, не на 180, но на 90 градусов это точно. Вместо равнодушной толпы у лирника появился эксплицитный слушатель, история любви превратилась в мимолетную интрижку, и майдан _кончился_, хотя в оригинале он именно что не кончился и кончиться не мог: он поглотил лирника, и так даже лучше, потому что особенно горько для него было бы узнать, что ни поля с гречкой, ни пчел, ни пьяных туч, висящих на топОле (которая в украинском языке женского рода) уже нет…

Гимн МАЙДАНА! Песня бомба ‘Дауны майдауны’

Переведи меня на хозрасчет

Героям слава
Переведи меня через майдан,
Где о кевлар со звоном бьются стрелы,

Осатаневшим укром рвутся скрепы
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
Где битой бит злокозненный титушка,
Где требюше огромный, как Царь-пушка.
Переведи меня через майдан.

Переведи меня через майдан,
Где злобный снайпер метит по кастрюле,
Из экскрементов отливают пули.
Переведи меня через майдан.

Веди меня хоть к москалям, хоть в ад.
Моя душа, как беркут, бьется в теле.
Ваш вождь трехглавый огненным коктейлем
Ботинок мой обильно заблевал.

Переведи меня через майдан
Мой пыл бунтарский был преувеличен.
Я патриот, но я аполитичен.
Морально с вами – Мотя Зильберман.

Уже почти народная мудрость
Янукович был агентом Путина, и желал погубить Украину,
но его свергли агенты Путина из Правого Сектора, желающие погубить Украину,
и тогда к власти пришли агенты Путина, олигархи и продажные чиновники , желающие погубить Украину,
но им помешала агент Путина Юлия Тимошенко , желающая погубить Украину,
но против этого восстали агенты Путина на Востоке, желающие погубить Украину [и желающие вернуть Януковича, а (см. сначала)…]

Как видно из сегодняшнего дня творчество Гоголя — это 100% украинский реализм, но в России это воспринимается как фантаста-мистика, не понимая украинских реалий.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: