ivgnnm

2014/08/21

О кофе

Кофе. Пробуждающий желания

Трудно понять, когда кофе попал в Европу, но есть дата, с которой кофе стал именно кофе.
Как я уже говорил в этом посте — Голландцы узнали путь в Индию в 1592 году и их корабли начали проникать и к побережью Индостана, и в Красное море, и в район Персидского залива. Именно голландцы и начали массовый импорт coffie из арабских стран. переиначив для названия этого продукта арабское слово qahwa. В 1598-м кофе впервые попал в Англию в качестве заморского напитка и очень там прижился, но настоящий кофейный бум в Европе начался в 1680-е, после спасения Вены от турок.

Но речь наша не об этом, а о введении кофе на флоте. Понятно, что весь 17-й век кофе был напитком богемы и интеллигенции, кофейни заменяли тогда нынешние ночные клубы, а потребление кофе вполне соперничало с потреблением пива в пабах. Тем не менее шествие свое по морям этот напиток начал из портовых городов Германии — Бремена и Гамбурга, где предприимчивые дельцы открыли при портовых сооружениях алко-кофейни, где предлагали горячий кофе с водкой, а позже — с ромом. Германия вообще стала Меккой кофе,достаточно вспомнить Иоганна Себастьяна Баха и его «Кофейную кантату» (Schweigt Stille, plaudert Nicht), и вполне справедливо, что настоящее покорение Англии и колоний кофе начало тоже из Германии — во времена Ганноверской династии. Однако не в военном флоте, а в торговом. Кстати, одним из плюсов службы на кораблях Ост-Индской компании помимо всего прочего ежедневную чашку настоящего голландского (а тогда настоящий кофе считали именно яванский, а не индийский, цейлонский или бразильский) кофе (60 мл). с сахаром. Лишь военный флот Соединенных Провинций времен Рюйтера мог себе позволить снабжать экипажи кофейным напитком (жаренные зерна кофе пополам с обжаренным цикорием), все остальные флоты считали нерациональным тратить такие деньги на этот напиток. И наверное это правильно, ведь торговая маржа на поставках кофе составляла от 300 до 1000%, и гораздо выгоднее кофе было продавать, чем снабжать им свои команды.

Основными поставщиками кофе в 1730-1760-х годах стали Голландия (знаменитый яванский кофе), Франция (Гаити и Матриника) и Англия (ямайский кофе «Маунтин Блю»). Дело дошло до того, что престарелый уже Фридрих Великий в 1777-м разразился гневной филиппикой: «Все возможности для употребления кофе должны быть запрещены. Его Величество,так же как и его доблестная армия были воспитаны на пиве, именно пиво — наш напиток! Многие битвы Семилетней войны Его Величество выиграл солдатами, в рацион которых входило именно пиво, а не богомерзкий кофе. И король не верит, что в случае новой войны солдат, фанатеющий от кофе, сможет нести все тяготы службы».

Помимо дороговизны возникала та же проблема, что и с чаем — для ежедневной выдачи горячего напитка 700-800 матросам в течение, скажем, полугода, надо было иметь большие запасы дров или каменного угля, что отнимало полезное пространство на корабле. Перелом произошел в 1760-х годах. Еще в 1710-м году французы изобрели что-то типа нынешних чайных пакетиков, в которые насыпали молотый кофе. Пакетик помещался в кипяток и кофе заваривали до необходимой крепости. Как раз после Семилетки в Роял Неви ввели два новшества — для камбузов на кораблях стал использоваться каменный уголь, и в рацион ввели именно такие одноразовые пакетики со смесью кофе, жженого ячменя и цикория. В таком виде кофейный напиток просуществовал в Королевском Флоте до 1800-х годов. И именно эту бурду пили знакомые нам по книгам Втрубудуев (в простонародье Хорнблауэр) и Обри. Делался кофе очень просто, так же как делаем мы чай в пакетиках — в чайник наливался кипяток и бросались один или два пакетика кофе. В зависимости от предпочтений пили либо «быстрый кофе» (speed coffee, чуть заваренный), либо «сильный кофе» (strong coffee, сильно заваренный).

Новый толчок введению в рацион кофе дала Континентальная блокада. Англичане из-за нее потеряли довольно много рынков сбыта, и чтобы кофе не пропал, его начали массово закупать военные ведомства для моряков и солдат. Примерно в это же время медики выяснили, что кофе активизирует нервную деятельность, повышает реакцию, внимание, дает бодрость. И примерно в одно и то же время английский, французский и американский флоты вводят в рацион кофе, заменяя им алкоголь.

В 1832 году президент Эндрю Джексон приказом №100 вводит в рацион флота ежедневную дозу из 4 фунтов кофе и 8 фунтов сахара (в расчете на 100 человек) вместо одной из двух ежедневных порций виски.
Начиная с 1843 года во французском флоте повсеместно вводится в обиход изобретение Луи Бернара Бабо — это кофе-машина, сделанная на основе пивоваренного аппарата, где разогретая до парообразного состояния вода проходит через уложенный в пакетики молотый кофе. Так появился первый кофе-эспрессо. И именно с этих пор кофе повсеместно входит в рацион всех флотов мира.
Таким образом, ситуация была такой же как и с чаем — как только появились паровые котлы, которые давали помимо работы в двигателях, кипяток, и после того, как появились опреснители, кофе прочно занял место в морской продуктовой корзине.

Кофе. Послесловие

Как и в нынешнее время, Европа очень не желала сидеть на нефтегазовой игле России платить безумные деньги за кофе. Именно поэтому раз за разом кофе пытались запретить. Пожалуй первым в этом списке был папа Климент VIII, который в 1596 году решил объявить кофе сатанинским напитком, и употребляющих кофе отдавать в руки Святой Инквизиции. К счастью, то-то среди кардиналов оказался кофеманом, и попросил папу, перед тем, как он запретит напиток, попробовать самолично это исчадье Сатаны. Папа на глазах у всей курии осторожно выпил сначала одну чашку кофе, потом потребовал вторую, а потом заявил, что не нужно меня в колхоз агитировать, я и сам колхозник кофе надо… крестить. Уже на следующий день в Риме ловкие дельцы открыли полтора десятка кофеен, где предлагали кофе, освященный Папой, по цене в два раза дороже обычной.

Бережливый шведский король Фредерик I приходил в ужас от того, сколько денег его подданные тратят на кофе, и в 1746 году кофе в Швеции был запрещен. Обосновывалось это «злоупотреблениями и неумеренностью в потреблении чая и кофе». В 1772 году Густав III решил показать своим подданным, что кофе вреден для здоровья, и приказал приговоренных к смерти поить дьявольским напитком «пока не сдохнут». Король приказал провести эксперимент с использованием двух близнецов. Оба близнеца за совершённые преступления были приговорены к смертной казни. Их приговор был заменён пожизненным при условии, что один из близнецов будет выпивать по три кружки кофе, а другой — такое же количество чая каждый день всю оставшуюся жизнь. Результат получился примерно такой же как у суперагента КГБ Федора Соколова : «Только выправка тверже стала».

Два врача были назначены для руководства экспериментом и доклада результата королю. Оба врача умерли, предположительно, по естественным причинам ещё до того, как эксперимент был завершён. Густав III, убитый в 1792 году, также не смог дождаться результата. Среди близнецов первым умер пивший чай, в возрасте 83 лет. Точная дата смерти второго близнеца неизвестна.
Кстати, запрет на употребление кофе в Швеции был снят только в 1820 году.

Про Запрет Фридриха Великого мы уже говорили. Этот запрет был тем более смешон, что сам король был ярым кофеманом, и выпивал в день 8-10 чашек крепчайшего кофе. Поэтому первым, нарушившим королевский эдикт прямо на следующий день, был никто иной, как… сам король.

В Турции также неоднократно пытались запретить кофе, но жесткость восточных законов всегда смягчалась необязательностью их исполнения. Кстати, в турецком флоте — флоте в основном прибрежном, кофе был введен в рацион аж в 1660 году, и там все поголовно — от капудан-паши до последнего матроса были яростными кофеманами.

Конечно же, пытались ввести и эрзацы. Все мы, родившиеся в СССР, помним кофейный напиток «Колос», в котором ни грамма кофе не было вообще. Но если этот напиток послужил основой для анекдотов, то голландцы и французы попытались разводить кофейные деревья у себя. Голландский эксперимент закончился двояко — деревья плодоносили, но потом погибали, и приходилось ввозить новые, что было признано нерентабельным. Во Франции деревья не дали ни одного урожая и пошли на дрова.

Да, кстати, и немного по теме журнала. Знаменитая страховая компания Ллойда выросла из обычной кофейни. В 1688 году лондонский купец Эдвард Ллойд открыл кофейню.

Для своих постоянных посетителей Ллойд готов был предоставить все маленькие, но приятные удобства: чашку горячего кофе, уединенный уголок, где можно без помех обсудить с партнером условия возможной сделки, наконец, перья и бумагу для возможности письменно зафиксировать заключенный договор.

Морским бизнесменам заведение понравилось. Уже через короткое время практически все деловые встречи, имеющие отношение к доставке грузов по морю, назначались «у Ллойда». Вокруг кофейной стойки велись серьезные разговоры и заключались крупные сделки. Хозяин только успевал разносить заказы, краем уха улавливая обрывки бесед, в которых часто звучали слова «тоннаж», «фрахт», «страховой полис», имена известных капитанов, названия кораблей, нередко с подробными характеристиками как самого судна, так и его команды, включая капитана. Вскоре Ллойд понял, что может стать владельцем бесценной информации, необходимо всего лишь ввести поток этих разговоров в систему.

Первым шагом к систематизации явилась небольшая тетрадка, куда Эдвард скрупулезно записывал все, что узнавал о судах и их владельцах. Прознавшие об этом грузоотправители, прежде чем заключать сделки с хозяевами кораблей, предпочитали тихо побеседовать с никогда не выходившим в море владельцем кофейни, всегда готовым за небольшую сумму снабдить дельцов ценной информацией.

Следующим шагом стали рукописные листки, нечто вроде стенной газеты, содержащие в себе все сплетни, слухи и толки, гуляющие по порту, информацию о приходе и выходе из порта судов, цены на колониальные товары и многое другое. Эти листки хозяин составлял сам, ежедневно обновлял их и вывешивал рядом с кофейной стойкой. Желающие ознакомиться с листками платили Ллойду один пенс. Помимо стенной газеты, в кофейне Ллойда имелось еще одно оригинальное новшество — один из его работников, обладавший хорошей дикцией, читал громко вслух все значительные и интересные сведения о судах и самые свежие новости торговли. Перед прочтением новостей, чтобы призвать посетителей к тишине, хозяин собственноручно звонил в серебряный колокольчик.

Уже через несколько лет Эдвард Ллойд понял, что его побочная деятельность — снабжение заинтересованных лиц важными сведениями, касающимися морских перевозок, приносит гораздо больше дохода, чем пресловутая кофейня, и что работа со страховыми полисами дает шанс быстро и без особого риска разбогатеть. Исходя из этой предпосылки, Ллойд начал сам заключать договоры и подписывать страховые полисы своим именем. В начале 1692 года Ллойд переместил свое заведение подальше от набережной Темзы, но поближе к деловым кварталам Лондона. Процент «морских волков» — носителей ценной информации, посещавших заведение Ллойда, снизился, зато возросло количество «белых воротничков», готовых вкладывать в эту информацию деньги.

Так кофе стал непосредственной причиной рождения самой знаменитой страховой компании в мире.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: