ivgnnm

2017/06/23

США и их путь к мировому господству. Часть 2. // aftershock.news

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 2:56 дп


Вехами выхода Америки на роль супердержавы до 1939 года были: образование Лиги наций, Вашингтонская конференция, Великая депрессия, избрание Рузвельта, приход к власти Гитлера, Советская индустриализация.

Первый раунд глобалисты Америки проиграли. США не смогли подорвать влияние Британии в зарождающейся Лиге наций, и в итоге самоустранились от участия в ней, во многом — из-за изоляционистов в конгрессе. В итоге США существенно подорвали своё зарождающееся влияние в Европе, оказались вне процесса раздела немецких колоний, и не могли претендовать на репарации.

Но в дальнейшем, они начали выигрывать. В дальнейшем, они только выигрывали.

Вашингтонская конференция привела к разрыву англо-японского союза. Теперь на один потенциально враждебный альянс для США стало меньше.
Она же привела к закреплению изгнания японцев из части районов Китая, что безусловно ослабило японскую империю.
И третьим достижением были выгодные для США ограничения флотов, навязанные всем участникам.
США таким образом, связали руки всем своим конкурентам, а себе обеспечили возможность экономить на военных расходах.

В дальнейшем, США выжимают англичан из некоторых стран Латинской Америки, обеспечивая присутствие американских корпораций в этом регионе.

Также США проникают в СССР. Именно тогда между советским руководством, и американским бизнесом начинают устаналиваться торговые связи.

В 1929 году грянул мировой кризис. По идее, Британия, за счёт колоний могла держаться дольше всех. США лихорадило, начались голодные смерти, правительство оказалось бессильно остановить катастрофу. Другие страны лихорадило не меньше, та же Германия вообще была на грани банкротства к 1931 году.

Но 21 сентября 1931 года Британия отменяет золотой стандарт.
Трудно представить себе бурю, которая после этого разыгралась. Следом почти сразу отменяют стандарт Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия, Португалия, Индия, Канада, Египет, Япония.

Это была настоящая финансовая катастрофа для всей английской зоны влияния.

В течение года самой надёжной резервной валютой в мире стал американский доллар.

Это была ещё одна грандиозная победа. Американцы оказались выносливее британцев.

В 1932 году выборы в США выигрывает один из лидеров будущего американского империализма, и один из лучших стратегов в истории человечества — Франклин Делано Рузвельт.
А через несколько месяцев, усилия американских корпораций и агентов влияния в Германии принесли ещё один результат — канцлером Германии стал Адольф Гитлер.

В принципе, уже этого было достаточно. Для США важным было втянуть в большую войну британцев. Практика показывала, что когда в Европе усиливается какая-то страна, то Англия сначала интригует против неё, а потом воюет с ней.

Приход к власти Адольфа Гитлера означал появление такой страны без каких-либо других вариантов.

Естественно, что он мог пойти тем путём, какой пропагандировал в «Майн Кампф» — заселение восточных славянских земель немцами.
Но на этот случай как раз в тридцатых Америка и накачивала технологиями и оборудованием СССР, как раз для того, чтобы подобная война не была лёгкой.
К середине тридцатых в Европе уже было два новых претендента на доминирование — оба идеологически враждебные друг другу, и также враждебные «старым» державам — Британии и Франции.
Теперь большая европейская война становилась только вопросом времени. После 1935 года, когда немцы заняли демилитаризованную рейнскую область, американцам оставалось только ждать и чуть чуть корректировать ход событий.

Тем более, что немецкие планы они знали изнутри, а британские принципы политики были из истории были прекрасно известны.

Представляет огромный интерес то, как Британцы хотели разыграть европейскую партию. Игра Британии по факту была частью игры США, просто британцы об этом не знали. То, как их собственные усилия подорвали навсегда их Империю, представляет определённый интерес.

Вернёмся в начало двадцатых.

После Первой мировой Британская политика была в серёзном кризисе.

Несмотря на то, что Британия контролировала Лигу наций, дела не клеились. Экономика дряхлела. Найти более выгодную для метрополию формулу взаимоотношений с колониями не удавалось. Сотрудничество с СССР было под ментальным запретом — ведь это была идеологически враждебная система. Более того, с СССР надо было что-то делать, ведь эта идеологически враждебная сила имела возможность дойти пешком до «сердца» Империи — до Индии. И расстояние было не очень-то и большое.
Более того, советские дипломаты в открытую начинают вести большевистскую пропаганду в Афганистане и Иране.
Это было неприемлемо.

Но у Британии не было никаких инструментов, чтобы помешать этому. У Британии был только накачанный немецкими деньгами ещё в Первыую Мировую войну Муссолини. И они продолжали ему помогать, видя в Нём потенциальный рычаг влияния на Францию и Балканы.
Но этого не хватало.
Политическая воля у элит отсутствовала. Когда на Вашингтонской конференции США потребовали ограничить флот, особенно основу колониального контроля — крейсеры, англичане согласились. На первый взгляд, США действительно могли строить по два новых корабля на каждый новый английский, но по всей логике Британской истории прошлых веков, ответом на это должна была быть война. Мощь Гранд Флита и англо-японский союз вполне позволяли сделать такую войну успешной, по крайней мере, в части уничтожения ВМС США, баз, верфей, и захвата океанских владений.

В силу того, что США позиционировали себя как союзника, такое решение не было ни принято, ни озвучено. Возможно, дело было в психологическом надломе населения, и проблем в экономике, которые такая война решить бы не смогла. Или же англичане остались в рамках навязанного им «союзником» мышления.

Да и политически это было бы трудно объяснить. Союзнические отношения США на словах всячески восхвалялись.

В итоге — очередной провал.

Англичане начали какую-то политику в Европе только после Рапалло.

Призрак объединения немецкой индустрии с ресурсами и живой силой Советской России, заставил бриттов проснуться.

C этого момента русский вопрос становится основой британской политики. Надо ликвидировать угрозу, исходящую от идеологически враждебного колосса. Любым способом.

С 1922 года начинатся компания давления на Советский Союз, с целью прервать его антибританскую деятельность в Иране и Афганистане. 8 мая 1923 года Британия предъявляет СССР так называемый «Ультиматум Керзона»

Эта статья очень неплохо характеризует всю беспомощность Британской политики в отношении СССР.

После 1929 года в Британии рождается новый тренд — теперь с СССР надо сотрудничать. Во-первых, это, возможно, окажется эффективнее, чем тупое давление, для которого, к тому же, нет рычагов (на тот момент).
Во-вторых, отношения позволят осуществить внедрение своих людей к высшие эшелоны власти в СССР. Особенно учитывая то, что такие люди в Британской обойме уже были, и уже распологались довольно высоко в большевистской иерархии.
В третьих, возможно снова удастся использовать «русский паровой каток» в своих целях. Может быть СССР и будет их пугалом против остальной Европы, и создаст такие мощные противоречия, на которых Британия сможет играть.А может, удастся, дёргая СССР за верёвочки, опять устроить большую войну — только теперь уже чужими руками.

Забегая вперёд, скажем, что приход Гитлера к власти окончательно оформил Британский политический концепт для Европы — война между Германией и СССР, в которую Британия дожна была вмешаться в самый выгодный момент.

В итоге бритты дают резкий задний ход, и сразу же после выборов 1929 года отказываются от всех претензий к СССР, и восстанавливают отношения на максимально возможном уровне.

Уже в 1930 году в Британию прибывает военная закупочная (!) комиссия во главе с самим начальником Управления Механизации и Моторизации РККА командармом 2-го ранга И. Халепским.
Результатом этой работы становится приятие на вооружение танкетки Т-27, и, что более важно, главного танка в РККА до 1942 года — Т-26, которые, как широко известно, являются лицензионными копиями британских машин. Оцените то, за сколько машин Британия в лице своих бизнесменов осчастливила враждебный СССР тех.документацией и лицензией на производство. Эти танки потом будут воевать во всех войнах Советского Союза аж до конца 1945 года.

Но американцы уже давно закрепились в СССР, да и содействие промышленному производству смогли оказать в тысячи раз большее, чем Британия. И техника у них была проще.
Уже в конце двадцатых, в бизнесе с Советами доминировали янки. Поиметь большие деньги на сотрудничестве с СССР британцам не светило.

Зато крайне успешной оказалась инфильтрация своих людей.

Первым из них упомянем человека по имени Ян Ляховецкий, вошедший в историю как Иван Михайлович Майский. Оцените его биографию.
Был членом РСДРП, сбежал в Германию, потом в Англию. Не будем поднимать вопрос, на какие деньги он получал «вышку» в Мюнхене.
Начнём сразу с середины истории.
Пять лет в Британии были достаточно долгим сроком для его вербовки, в итоге, он, сразу же прибыв в Россию, немедленно становится…членом коллегии министерства во Временном правительстве! В 1917-м году.
Попробуйте также как-нибудь!
Но Временное правительство разгоняют, и тогда Майский становится министром труда в эсеровском правительстве в Самаре, возникшем под прикрытием восставшего чехословацкого корпуса.
Этому «правительству» тоже скоро приходит конец от рук Колчаковцев, и Майский заочно получает назначение министра у английскому наёмника Колчака, только что сокрушившего его прежнего работодателя. Это же насколько доверенным человеком надо быть!
Но наш герой решает больше судьбу не искушать, и прячется в Монголии до самого конца Гражданской войны.

Как складывается его судьба после того, как он возвращается? Наверное плохо, его ведь за эту эквилибристику давно уже из партии выгнали?

Отнюдь. Восстановление в партии, сибирский госплан и НКИД, вот что ждало товарища Майского. В 1929 году Майский вырывается из СССР в полпредом Финляндию.
Видимо, там он и обновил свои старые контакты с Британией, и в итоге, через пять лет, его переводят в Лондон.
Майский многих знал там, в Лондоне. Ллойд Джорджа, например.
Никакие чистки тридцатых этого деятеля не затронули.
Как Майскому удавались такие фокусы?
Его крышевал другой человек, много лет проживший в Англии, женатый на английской подданой. Его звали Меир-Хенех Моисеевич Балах.
Но в исотрию этот зловещий персонаж под именем Максима Максимовича Литвинова.
«Наш» легендарный дипломат. Да уж…
Трудно судить сейчас, как так получилось, что Балах-Литвинов становится на такую важную должность, как Нарком Иностранных Дел. Возможно, на каком-то этапе, его связи на Западе рассматривались как «плюс». Может быть авторитет «папаши», многие годы державшего под контролем поставки оружия большевикам, был достаточно велик.
Да и не было после смерти Чичерина никого с таким же опытом, тем более, что Балах активно интриговал против него многие годы. В тот год, когда в Америке пришёл к власти Рузвельт, Балах-Литвинов восстанавливает информационную цепочку с Лондоном через Майского-Ляховецкого.
А через год, когда к власти в Германии приходит Гитлер, различные антигерманские действия становятся основой деятельности Наркомата иностранных дел.

Для того, чтобы понимать методы, которыми Британия с начала тридцатых подводила Германию и СССР к войне, надо понимать роль евреев в тогдашних европейских делах.

Смычка британской аристократии с еврейскими финансовыми воротилами к тому моменту же была старой. Ротшильды уже более века были банкирами, обеспечивающими английские интересы. Сегодня конспирологи разных мастей выделяют им самостоятельную роль.
Ну, может быть сейчас она у них есть, вот только так было не всегда.

Но еврейское сообщество существовало не только в финансовой сфере. Вторым местом приложения усилий евреев в Европе было левое революционное движение. Заметим, что и товарищ Балах тоже был евреем, также, как и значительная часть советских элит.
Эта этническая смычка между богатыми и красными вполне позволяла скоординировать подконтрольный британцам саботаж любого сближения СССР и Германии, и, вместе с базовыми антикоммунистическими убеждениями Гитлера, вместе с его антисемитизмом и одновременным засильем евреев в советской верхушке, просто исключала возможность взаимодействия Германии и СССР.

У Британии, однако, была цель не просто поссорить, но натравить Германию и СССР друг на друга.

Инструментом этого натравливания стала смычка советского Наркомата иностранных дел с Коминтерном.

В течение первой половины тридцатых, коминтерн регулярно устраивал различные провокации против нацистских властей, а любая ответная реакция немцев на них, вызывала гневные ноты советского правительства.
Это серьёзно укрепило мнение Гитлера о том, что СССР ведёт враждебную политику по отношению к Германии.
Одновременно Балах-Литвинов вёл политику по созданию анти-германских союзов. В 1935 году СССР подписывает франко-советский пакт о взаимопомощи. Гитлер, чья армия в этот момент была посмешищем, и не могла угрожать ни Франции, ни СССР (с последним даже не было общих границ), не мог расценить этот договор иначе, чем анти-германский.
Участие советских войск в боях против немцев в Испании ещё более закрепило Гитлера в этом мнении.
К 1938 году, должно было случиться чудо, чтобы он поверил СССР.
Попытки Литвинова пововевать Красной Армией за Чехословакию в 1938 году, были из той же серии.

Политика же самой Британии по отношению к нацистской Германии была совсем другой.

В 1933 году, сразу же после прихода Гитлера к власти, Британцы активно начинают с ним дружить. Более того, они организуют ему дружбу с Муссолини. 15 июля 1933 года Британия, Франция, Германия и Италия подписывают так называемый Пакт Четырёх.
Он не взлетает, но этот эпизод служит началом большой дружбы Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера.
Не забываем, что Муссолини был создан англичанами!

Пакт что назвывается не взлетел, но именно он породил первые анти-германские выпады Литвинова, и показал Гитлеру, что англичане не ищут вражды с Германией, а СССР — ищет. В свете идей Гитлера о том, что Германия должны быть или с Россией против Англии (нежелательно) или с Англией против России (предпочтительно), эта демонстрация намерений главных участников европейской политики, была более чем наглядной.

Британский союз фашистов, созданный в 1932 году прикрыли вообще в 1940-м — через полгода войны с Германией. В тридцатых же его никто не трогал. Забавно сейчас смотреть, как британская аристократия массово выражала солидарность с немецкой партией у которой в названии были слова СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ и РАБОЧАЯ. Впрочем, некоторые были искренни.

Уже в 1935 году Британия подписывает Морской договор с Германией. Это было нарушением Версальского мира, и это было развязыванием рук Германии для развития кригсмарине, и это опять вызвало критику Литвинова, опять вызвавшего на СССР Германское недовольство.

В Британии этот тоже договор критиковали, но премьер Болдуин, под руководством которого он заключался, сразу после отставки стал графом.

Через год, задёрганный коммунистическими провокациями в Германии Гитлер подпишет Антикоминтерновский пакт, официально оформив союзнические отношения Германии с Японией, через год с Фашистской Италией и потом ещё с кучей стран.
В этом же году советские пилоты собьют первых итальянцев в Испании, а потом начнут сбивать и немцев. Эта война, участие в которой было вызвано в значительной степени, давлением сторонников мировой революции (и Литвинова тоже) ничего не принесла СССР, но опять противопоставила его Германии.
Расплата за это для Красных ВВС будет просто страшной, но это будет позже, и об этом ещё никто и не подозревает.

Запад никак не противодействует Гитлеру, хотя сотни американцев едут воевать в Европу. Чуть позже, часть из них доведёт свой боевой опыт до «кого надо».

С середины тридцатых, Франция, полностью кончившаяся как мощная сила ещё в Первой мировой (её моложёж была выбита на полях сражений практически вся, это серьёзно «повредило» менталитет французов), примыкает к Англии в её немецкой политике. Франции тоже надо, чтобы Гитлер пошёл на Восток, а не на Запад.

Все тридцатые годы и Британия и Франция открыто потакают Гитлеру, создавая у него иллюзию вседозволенности. Впрочем, Франция несколько обезопасила себя договором с СССР — случись что, русские опять воевали бы за неё.

В 1938 году происходит аншлюсс Австрии. Британия реагирует совершенно невразумительно.

Потом Мюнхенский сговор. И опять Гитлеру сходит с рук всё.Гитлер приходит к выводу, что англичане и французы позволят ему взять всё, что он хочет.

В марте 1939 года Гитлер захватывает Чехословакию, и делит её. И это тоже сходит ему с рук, ещё сильнее убеждая его в том, что никаких последствий не будет.

Теперь необходимо рассмотреть политику СССР до 1939 года.

И тут мы видим неприятное явление. Вы видим, что за исключением анти-немецкого похода Балаха-Литвинова, и разжигания революций везде, где можно, политики как таковой нет. Исключение — Турция, с которой выстроены более-менее дружеские отношения, и не европейские дела.

СССР по сути не имел самостоятельной политики в континентальной Европе аж до 1937 года.

В 1936 году Сталин наконец-то понимает, что просто не контролирует то, что Коминтерн и НКИД творят в Европе. К тому моменту, против своего желания, Сталин приказывает оказать военную помшь Испанскому правительству, тоже во многом из-за революционного давления.

Но это была последняя капля. Именно тогда он решает поставить внешнюю политику под свой личный контроль.

В 1936-1937 годах Сталин проводит массовые чистки Коминтерна и иностранных коммунистических партий. Куча активистов идёт под расстрел, вместе с ними один из главных подручных Литвинова в анти-германской политике — Николай Крестинский.
Но Литвинова и Майского не трогают, что до сих пор оставляет массу домыслов об их реальном статусе в советской верхушке.
В 1937 году Сталин, не доверяя своему наркому иностранных дел Литвинову, в обход него поручает торговому представителю СССР в Германии — Давиду Канделаки, грузину по национальности, прозондировать возможность оздоровления отношений между СССР и Германией. Сталин, судя по всему понял, куда его загнал Балах-Литвинов, и чем это потенциально чревато. По крайней мере, еврей Яков Суриц, подчинённый Литвинова и его соплеменник, бывший полпредом в Германии, о миссии Канделаки вообще ничего не знал.

Миссия оказалась безуспешной. То ли немцы настолько кипели от советской политики, что ничего не хотели, то ли Молотов проболтался в ходе одного из публичных выступлений, что скомпрометировало миссию.

А может и сам Канделаки облажался в чём-то, точно мы этого не узнаем, потому, что при возвращении в СССР его практически сразу же арестовали и меньше, чем через год — расстреляли. У товарища Сталина методы были очень простыми и незатейливыми.

Но самого важного Канделаки таки добился — факт того, что Советы пытаются зондировать немецкую почву на предмет сотрудничества в Германии заметили.

С 1938 года посольство Германии в СССР начинает на теоретическом уровне изучать возможность смены советской политики. Гитлер Советам не верит категорически, но его окружение понимает, что с СССР лучше какое-то время дружить.

Весной 1939 года немцы начинают торговые переговоры с СССР.

В том же 1939-м из публичных выступлений советских руководителей, они видят, что СССР заинтересован в мирных отношениях с Германией.

Это был именно тот сигнал, который немцам посылал Сталин. Он видел, что НКИД Литвинова ведёт дело к тому, что воевать с Германией будет именно СССР. Перспективы такой войны были ужасающими, и надо было быстро переиграть ситуацию, направив немецкие агрессивные планы в любую другую сторону.

Гитлер к тому времени уже предъявил претензии к своему союзнику по разделу Чехословакии — к Польше.

И в этот момент, весной 1939 года, Британия даёт Польше гарантии безопасности. Пока это просто выглядит как провокация, чтобы Польша активнее провоцировала Гитлера на аннексию. Гарантии оформлены довольно слабо. К Британии примыкает её прихвостень Франция.

Литвинов немедленно кидается в этот альянс с предложением заключить договор по совместным действиям против Германии, если та нападёт на Польшу, но бритты отвергают этот план, предлагая вместо этого, чтобы СССР дал такие же гарантии Польше, какие дала Британия, но независимо от Британии.
Эта голая провокация.
Бриттам достаточно будет просто отмолчаться после того, как СССР впишется за Польшу, и дело сделано — немцы и русские опять убивают друг друга.

Но Сталин на такое не пошёл. К 1939 году он уже более-менее вник во внешнеполитические вопросы, и понимал, чем чреват такой подход.
Еврей Балах наконец-то отправляется в отставку, а вместо него наркомом становится вполне себе русский Молотов.

Это было воспринято как положительный сигнал для Гитлера, и как резко отрицательный для Британии. Англичане понимают — произошёл системный сбой, и вся работа по отравлению взаимоотношений между Германией и СССР пошла насмарку.
Более того, Если Гитлер получит Польшу, то он надолго остановится, осваивая эту дикую страну, и о большой войне в Европе придётся забыть.
А у немцев на стапелях стоят линкоры-рейдеры, с таким запасом топлива, что Гранд Флиту можно будет загнать их только ценой сверх усилий.
Уже почти готов первый немецкий авианосец, и строится второй. Гитлер, конечно, говорит о жизненном пространстве, но при этом, зачем-то строит океанский флот, способный воевать за морские коммуникации.
И неограниченную подводную войну в немецком исполнении англичане уже испытали не себе.

Это был провал. Надо было решать внезапно ставший таким острым немецкий вопрос. Нужно было немедленно разжечь войну, теперь уже без разницы какую. Доминирование Германии в Европе и её сотрудничество с СССР-Россией это такая угроза, за ликвидацию которой и самим можно повоевать.

Но сначала надо было попытаться саботировать русско-германское сближение.

В Москву посылается англо-французская миссия с единственной задачей — морочить русским голову как можно дольше, оттягивать любое замирение с Германией как можно дольше.Удаётся это делать до это до июня, когда немцы и русские начинают активно идти навстречу друг другу.

Теперь Британия оказывается в ещё более негативном положении. От своих агентов в Москве англичане получают достаточно информации, чтобы видеть весь ход событий.

Получается, что Сталин и Гитлер, смахнув фигуры с доски, фактически обесценили всю работу британцев за последние шесть лет.

Бритты знали о том, что планируется визит Риббентропа в Москву, и, по слухам, пытались его саботировать.

А когда это не получилось, пришлось вызывать огонь на себя. Это было лучше, чем дать Рейху стать непобедимым.

В течение лета 1939 года, пока идут попытки саботажа советско-немецкого сближения, англичане готовят договор с Польшей, который юридически оформляют данные ранее Польше гарантии безопасности.

Договор это сила, в том числе и для истории, но выбора у англичан уже нет — советско-немецкий блок, это их конец.

Они ждут и не подписывают договор до 23 августа, в надежде, что миссия Риббентропа провалится.

На следующий день, 24 августа, англичане предлагают полякам убрать их эсминцы с Балтики, чтобы уберечь их от уничтожения люфтваффе.

25 августа, Британия и Польша заключают военный договор. При этом Британцы знают, что война — неизбежна. Немецкие диверсанты уже повоевали в Польше, Поляки, ободрённые английскими гарантиями уже постреляли население Данцига, Вермахт уже отмобилизован, и, согласно приказу Гитлера, готов к атаке в любой момент, начиная с 26 августа.

Англичане знают, что Гитлеру уже не повернуть назад, и что зачинщиком новой большой войны будет только он. 30 августа, Гитлер, ожидавший в этот день польских переговорщиков, с досадой осознаёт, что к нему никто не приедет. На следующий день он делает ещё одно мирное предложение полякам.

И это тоже не срабатывает. Война остаётся единственным вариантом.

А что же американцы?

А ничего.

Им нужно было просто следить за процессом и ненавязчиво корректировать действия сторон. Они из истории прекрасно знали, что будет делать Британия, и знали, что будет делать Германия.

Например, посол США в Великобритании Джозеф Кеннеди указывал на роль своей страны в развязывании второй мировой войны: «Ни французы, ни англичане никогда бы не сделали Польшу причиной войны, если бы не постоянное подстрекательство из Вашингтона».

На самом деле, США давили на Британию, требуя исполнить гарантии, данные Польше, под угрозой неоказания помощи в будущем. Британцы знали, чем это будет чревато в большой европейской войне, и роль американского давления не стоит преуменьшать.

Это лишь один из примеров, коих были сотни.

Задачи американцев были просты — смотреть, как бритты роют себе яму, и в отдельные моменты, подыгрывать им так, чтобы яма всё сильнее, и сильнее походила на могилу.

И это было именно то, что у них получилось.

1 сентября 1939 года Германия атаковала Польшу.Британия объявила ей войну только 3 сентября. Некоторые историки сочли это знаком каких-то колебаний. Но на самом деле, королевский приказ о тотальной мобилизации был подписан сразу же после известия о немецком вторжении.
Франция последовала за Британией.

Потом — все доминионы.

Локальная война превратилась в европейскую, с широким задействованием не европейских стран. Первый акт драмы начался. Но в американском сценарии мирового передела, это была лишь прелюдия.

https://aftershock.news/?q=node%2F534568

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: