ivgnnm

2014/09/13

Нефтяной олигарх Феликс Дзержинский // novayagazeta

Принято считать, что славные советские чекисты занялись сырьевым, банковским и другими видами бизнеса лишь в начале 90-х годов прошедшего века. А до этого они всегда сурово хмурили брови при одном только упоминании о зеленых бумажках. Даже в пресловутые годы НЭПа в этом отношении сердца их были горячи, руки чисты, а помыслы еще чище…

Эмба

Нефть в районе соленой реки Эмба (Западный Казахстан) была открыта в конце XIX века. Промышленная разработка месторождения Доссор началась в 1911 г., а месторождения Макат — в 1915 г. В ходе Гражданской войны большевики убедились в значении «черного золота». И как только в первой половине января 1920 г. ими был завоеван Эмбинский нефтяной район, 4-я Красная армия тут же была переквалифицирована в трудармию — во «2-ю революционную армию труда». Ей было приказано не только восстановить добычу, но и в кратчайшие сроки обеспечить транспортировку нефти в центр. Бывшие красноармейцы, теперь трудармейцы (бесплатная по сути рабсила!), приступили к постройке железной дороги Александров Гай — Эмба и прокладке нефтепровода Саратов — Эмба. Работы проводились в тяжелейших условиях (зимний период, безжизненное пространство) и требовали колоссальных затрат. Несмотря на грозные декреты большевистского СТО (Совета труда и обороны), данный прожект в тот момент являлся откровенной утопией. Поэтому, как только весной 1921 г. Красная армия захватила Баку, работы по строительству железной дороги и нефтепровода были остановлены. Разработкой нефтяных промыслов продолжил заниматься государственный трест «Эмбанефть», на который теперь легла задача по обеспечению транспортировки нефти («хоть на верблюдах»!). Стоявший во главе треста некто Фридман — «чрезвычайный уполномоченный СТО» — 23 февраля 1923 г. направил письмо в НКПС, где просил «принять к обсуждению и осуществлению расчистку устья реки Урал, чтобы дать свободный доступ морским судам в Гурьев». А также построить узкоколейку Гурьев — Доссор «для переброски материалов на нефтяные прииски».

О пользе совмещения должностей

Железный Феликс в качестве наркома путей сообщения прочел это письмо, затем в качестве председателя ГПУ навел справки и выяснил, что гострест «Эмбанефть» помимо промыслов Доссор и Макат включает в себя два нефтеперерабатывающих завода: Константиновский под Ярославлем и Варинский в Сормове (Нижний Новгород). Сама эмбинская нефть по качеству заметно уступает, а по себестоимости гораздо дороже грозненской и бакинской. Но обладает одним преимуществом: при переработке из нее получались лучшие по качеству технические масла, смазки типа солидола. Константиновский завод на тот момент являлся монополистом в их производстве.

И дрогнуло кристальное сердце Феликса Эдмундовича Дзержинского. Уж кто-кто, а он-то знал, что все его соратники-наркомы протежируют частные компании и фирмы. За очень приличные откаты. И ничего им не скажешь — НЭП на дворе… А он, Феликс, имея под собой все пути сообщения Союза и мощнейшую силовую структуру, ходит как бедный родственник. Тем более что Владимир Ильич, перед которым Феликс и выдерживал реноме честного и неподкупного (и который, надо сказать, весьма скептически оценивал хозяйственные возможности Феликса), уже безвылазно пребывал в Горках в известном состоянии.

В Главконцесском, выдававший лицензии на частнопредпринимательскую деятельность, полетела справка-записка от 25 марта 1923 г. за подписью не кого попадя, а заместителя начальника Секретно-оперативного управления и начальника Особого отдела ГПУ Генриха Ягоды. Третьего лица (после Дзержинского и Менжинского) в тогдашней чекистской иерархии.

Обращает на себя внимание пункт 7, показывающий, каким именно образом концессионеры с Лубянки хотели решить проблему прокладки железной дороги до нефтяных месторождений:

«Если ГПУ даст рабочую силу до 2.000 человек, а НКПС — материал и подвижной состав с линии Владимир — Рязань, то в 1,5 года может быть построена железная дорога Гурьев — Макат с небольшими затратами на шпалы и фрахт (шпалы можно заготовить средствами ГПУ), а принимая во внимание фрахт за счет НКПС, то дорога обойдется в небольшую сумму, считая сюда вознаграждение высшего квалифицированного персонала, мелкие материалы и разъездные расходы — около 250.000 руб.».

В конце этой же справки потенциальные олигархи — товарищ Ягода и скромно стоящий в его тени товарищ Дзержинский — просили для себя следующие льготы:

«а) право свободного приобретения за границей и беспошлинного ввоза необходимых для промыслов и заводов разного рода машин, оборудования и разных товаров и материалов;

б) право самостоятельной свободной торговли продуктами своего производства как в пределах РСФСР, так и за границей;

в) установление для всех налогов, кои впредь будут применяться к операциям Общества, определенных норм, с тем чтобы общая сумма таких налогов не превышала стоимости 5% полезной добычи;

г) освободить от платы акцизом вырабатываемых нефтепродуктов из добычи за 5,5 лет, а также от промыслового налога.

Концессию мы просим представить на 25 лет, после чего все предприятие в исправности и на ходу переходит безвозмездно в полную собственность Республики».

Ответ советских бюрократов несколько разочаровал нефтяных королей.

«Главный Концессионный Комитет — в ГПУ
Москва, Воронцово поле, 6. тов. Ягода

При сем препровождается выписка из протокола № 16
п. 1 по делу Акционерного Общества для эксплуатации Урало-Эмбенских нефтяных месторождений.
Замупрделами ГКК Орлов

Выписка
Из протокола № 16 заседания Главного Концессионного Комитета при СНК по делам о концессиях 14/IV-1923 года.

Слушали: Об организации Акционерного Общества для эксплуатации Урало-Эмбенских нефтяных месторождений.

Постановили: 1. а) ГКК по существу проекта договора об организации Урало-Эмбенских нефтяных месторождений не возражает и считает принципы организации, изложенные в записке Учредителей Общества, подписанной т. Ягода

25/III-23 г., в общем правильными.

б) ГКК не считает возможным представить проект договора на утверждение СНК, прежде чем учредители Общества не представят Главконцесскому проект финансирования этого Акционерного Общества.

в) Разрешить учредителям Общества в лице т.т. Ягода, Халатова и Горожан вести предварительные переговоры с иностранными капиталистами на предмет участия последних в обществе при непременном условии систематического информирования ГКК о ходе переговоров».

Бриллианты для АО

Итак, все упиралось в финансирование. Таких идиотов, которые добровольно передали бы свои средства чекистам, среди «иностранных капиталистов» не оказалось. Тогда лубянские бизнесмены предложили альтернативный проект финансирования своего АО.

Но в глазах других большевистских лидеров он оказался уж слишком прямолинейной (если не сказать наглой) попыткой обогащения за государственный счет. На заседании 19 апреля 1923 г. правительство отказалось передать нефтяные ресурсы в руки Дзержинского со товарищи.

Однако Железный Феликс продолжал лоббировать проект. Для чего апеллировал к Политбюро (вотчине товарища Сталина), где нашел поддержку.

«РСФСР … мая месяца
1923 года
Заместитель председателя СНК и СТО Москва, Воздвиженка,
А. И. Рыков
4-й Дом Советов, кв. 13.
Политбюро ЦК РКП (б)
Секретно

К осуществлению одобренного ГКК проекта может быть приступлено лишь после того, когда в распоряжении учредителей Общества окажутся хотя бы небольшие средства для начала работ (до 5 милл.). Состояние нашего бюджета не позволяет выделить эти средства, но в распоряжении ГПУ имеется и постоянно вновь поступает ряд ценностей, которые конфискуются судебными установлениями и, как общее правило, сдаются в Гохран.

Я считаю совершенно целесообразным на 23 и 24 г. передать эти ценности в распоряжение учредителей этого Общества, кои и будут работать по доверенности НКПС для развития Эмбинского района».

В Политбюро ЦК РКП (б)

Препровождая при сем письмо т. Рыкова в Политбюро, я ходатайствую о разрешении ГПУ реализовать ценности для эксплуатации ЭМБЫ. Разрешите нам, ГПУ, совместно с НКПС взять на себя эту задачу, усилить рвение и работу ГПУ по поискам и поимке нелегально увозимых ценностей для выполнения большой исторической задачи. Это не отвлечет ГПУ от его прямых задач — ибо вся хозяйственная сторона падает на хозяйственный орган — на НКПС и Рязано-Уральскую дорогу.

Ф. Дзержинский
Москва
11 мая 1923 г.
№ 577/т».

Как видно из документов, Сталин и Дзержинский оказывали энергичное давление на ВЦИК и СНК. Эти двое уже в 1923 году глубоко прониклись идеей создания АО «СССР» на основе бесплатного труда з/к.

Время пока еще не приспело. Оно подойдет чуть позже.
http://www.novayagazeta.ru/society/23662.html

Реклама

2014/03/20

Из истории украинизации // apn.ru

2008-12-01

Киевские власти обращаются к Москве с братским призывом признать историческую правду о чудовищном голодоморе 1932-33 гг. на Украине. Кто, кроме отъявленных маньяков посмеет возразить против благородного намерения почтить память миллионов невинных жертв советской казни голодом, одной из самых мучительных и страшных человеческих казней.

Нельзя не поддержать намерение украинских товарищей сказать всю правду о злодеяниях коммунистических палачей. Однако народу должна быть сказана именно ПРАВДА и ВСЯ правда о трагедии советских голодоморов.


В истории советской власти известно множество ужасающих по масштабу и бесчеловечности преступлений, и голодомор на Украине далеко не единственный и не самый крупный. Разумеется, это обстоятельство никак не может оправдать или принизить народную трагедию советской Украины. Однако следует знать, что наказание населения голодом — это ещё с ленинских пор применяемый большевиками эффективный метод подавления сопротивления народа и навязывания стране своей, советской власти.


«Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность (…) Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление. Нам этого мало». В.И.Ленин «Удержат ли большевики государственную власть?» (написано в конце сентября — 1(14) октября 1917 г).


А что же о причинах и виновниках голодомора провозглашают идеологи украинства. Нынешний украинский президент пан Ющенко — не лишне напомнить, что тов. Ющенко смолоду вступил в КПСС, благодаря каковому обстоятельству сделал блестящую государственную карьеру — говорит так:


«Потеря населения связана с политикой русификации».


Подобные заявления невозможно расценить иначе как подловатое глумление над жертвами украинского голодомора.


Разумеется, свидомых товарищей по-человечески можно понять, они стыдятся перед современным Мировым сообществом вызывающе неприличного происхождения «Украины» от советской власти, которая коммунистическая власть им и есть настоящая родная Ненька. И особенно гордые потомки древних укров стесняются своего великого украинского батьку тов. Сталина. Ведь формулу создания «Украины» — а никакой досоветской Украины в истории никогда не существовало — можно вывести просто:


«Украинизация = коммунистическая власть + голодомор».


Поможем украинским товарищам освежить историческую память. Под украинцами будем подразумевать идейных и щирых укров, а не всех тех, кого за десятилетия советской украинизации записали в «украинцы».


Напомним украинским товарищам, что никакой русификации на советской Украине отродясь не проводилось, поскольку всё национальное русское квалифицировалось большевиками как антисоветский «великодержавный шовинизм» и злостная контрреволюция (с неизбежно отсюда вытекающими репрессивными выводами).


Сталин: «…недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы». Из стенограммы Х Съезда РКП (б), 8 — 16 марта 1921


И это не пустые декларации, курс на украинизацию русской Малороссии принципиальная партийная установка, которой Сталин твёрдо придерживался. В 20-30-е годы в УССР проводилась беспощадная политика украинизации. Именно тогда коммунистами была дофабрикована, кодифицирована и навязана малороссам как их родной язык современная укромова.


«Украинский язык был создан, чтобы укры могли славить на нем великого Сталина».


Материалов о советской политике украинизации много, несмотря на все старания свидомых впасть в историческое беспамятство, дело это хорошо известное. Далее приведём обильные цитаты из познавательной рецензии Дмитрия Якушева «О книге Елены Борисенок «Феномен советской украинизации».


«В России, например, почти ничего не знают о богатых традициях украинского национал-коммунизма, а потому могут очень удивляться, когда люди называющие себя коммунистами вдруг начинают вести себя подобно бандеровцам, выступая против русского языка и сближения с Россией».


В российском общественном мнении принято думать, что украинский национализм представляют исключительно западэнцы и «бандеровцы».


Это опасное заблуждение. Советская власть всегда заботливо пестовала украинский национализм, да собственно никакой иной «Украины», кроме советской, в истории никогда и не существовало.


Советские коммунисты боролись против некоторых течений украинских «националистов» не потому, что те были националисты, а потому что антисоветские. Во всём остальном советская власть проводила 100% украинскую националистическую программу.


«Сталин в 20-е годы относился к сторонникам украинизации, в то время как в партии, особенно среди старых большевиков у этой политики с самых первых ее шагов было большое количество противников.


Интересно, что в 20-е годы против украинизации выступали представители антисталинской оппозиции. Вот, что об этом пишет Елена Борисенок:


«Оппозиция обращала особое внимание на перегибы украинизации в УССР. Так в начале декабря 1926 г. Ю. Ларин направил в редакцию «Украинского большевика» статью, в которой обрушился на «перегибы национализма» на Украине. Резкой критике подверглись проявления «зоологического русофобства» в общественной жизни. Речь шла не столько о литературе (статьях Хвылевого), сколько о принудительной украинизации русскоязычного населения Украины. По мнению Ларина, совершенно недопустимо «устранение русского языка из общественной жизни (от собраний на рудниках и предприятиях до языка надписей в кино)»; переход профсоюзов на украинский язык, которого не понимало подавляющее большинство рабочих; применение в школах языка обучения, не являющегося разговорным для детей местного населения, и т.п… С аналогичных позиций критиковали национальную политику КП(б)У известные оппозиционеры Г.Е. Зиновьев и В.А. Ваганян. Весьма характерно заявление Зиновьева о том, что украинизация «льет воду на мельницу петлюровцев», что вызвало взрыв негодования среди украинских сторонников Сталина» (стр. 178).


А вот, что можно прочитать в книге о широких партийных настроениях по поводу украинизации:


«Центральное руководство вынуждено было учитывать настроения большинства членов КП(б)У. Как справедливо замечают Дж. Мейс и В.Ф. Солдатенко, «пророссийски настроенные члены партии, а они составляли 2/3 от общего числа, были недовольны политикой украинизации, и существовала определенная угроза, что они могли примкнуть к так называемому антипартийному блоку». С этим нельзя не согласиться, если учитывать, что открыто критиковать политику украинизации было небезопасно» (стр. 181)».


Никакой непроходимой пропасти между украинскими коммунистами и украинскими националистами никогда не существовало. Пресловутые петлюровцы идеологически отличались от большевиков лишь чубами и жупанами. Те из западенцев, которые не занимали антисоветской позиции, делали отличные карьеры в советском государственном аппарате, преимущественно специализировались на коммунистической украинизации.


«Восточная Галиция, входившая на тот момент в состав польского государства, стала поставщиком кадров для советской украинизации. В книге Елены Борисенок находим следующую весьма интересную информацию:


«Украинские специалисты А.С. Рублев и Ю.А. Черченко полагают, что речь шла о десятках тысяч выходцев с Западной Украины. В одном из писем М.С. Грушевский сообщает, что в УССР из Галиции переехало около 50 тыс. человек, некоторые с женами и семьями, молодые люди, мужчины. Много галичан работало в аппарате Наркомпроса Украины. В Укрнауке работали М.И. Яворский, К.И. Коник, М.Л. Баран; учеными секретарями Наркомпроса были А.И. Бадан-Яворенко, а затем Зозуляк; личным секретарем Скрыпника был галичанин Н.В. Ерстенюк» (стр. 121)».


Украинство в бывшей русской Малороссии советские коммунисты насаждали своими фирменными методами, массовыми репрессиями и террором.


«Один из параграфов второй главы Елена Борисенок назвала «Кто против». Здесь читатель может найти мнения коммунистов, рабочих, студентов, крестьян, служащих, которые активно не желали «украинизироваться». Очевидно, эта политика встречала массовое не понимание и саботаж со стороны самых разных слоев населения. Но вот ни главы, ни даже параграфа «Кто за» в книге нет. Очевидно, что кроме самих украинизаторов сторонников у этой политики в советской Украине практически не было.


Елена Борисенок приводит случай со студентом Ивановым, показывающий исключительное хамство украинизаторов по отношению к своему народу:


«Директор Украинского института лингвистического просвещения в Киеве И.М. Сияк (галичанин по происхождению) запрещал говорить в институте на русском языке. Над студентом Ивановым, продолжавшим говорить по-русски, по инициативе директора был проведен общественно-показательный суд, после чего студента исключили из института… Рублев и Черченко подчеркивают, что Сияк руководствовался благими целями развития украинской культуры и исключение было целиком оправдано» (стр. 135).


На стороне студента Иванова выступил сам Максим Горький. Елена Борисенок приводит чрезвычайно интересный отрывок из письма Максима Горького украинскому писателю А. Слесаренко:


«Уважаемый Алексей Макарович! Я категорически против сокращения повести «Мать». Мне кажется, что и перевод этой повести на украинское наречие тоже не нужен. Меня очень удивляет тот факт, что люди, ставя перед собой одну и ту же цель, не только утверждают различие наречий — стремятся сделать наречие «языком», но еще и угнетают тех великороссов, которые очутились меньшинством в области данного наречия» (стр. 135).


Как видим, Максим Горький вслед за Виссарионом Белинским не стеснялся назвать «мову» наречием, чем она, конечно же, и является. В данном случае это просто констатация исторического факта, так как исторически украинский выполнял функции областного наречия. Отсюда и трудности с литературным языком. Авторы, писавшие на украинском наречии, единого литературного языка по существу не выработали и не могли этого сделать по объективным причинам, так как создавали свои произведения в разных государствах, на разных диалектах. В советское время литературный украинский язык создавался искусственно, причем создатели этого искусственного языка старались максимально оторвать его от русского. Вот, что пишет об этом процессе Елена Борисенок:


«24 апреля Хвыля написал докладную записку Косиору и Постышеву, в которой говорилось о «большой вредительской работе» «украинской контрреволюции» «в вопросах создания украинской терминологии» и о «ликвидации общеизвестных в украинском и русском языках» научных и технических терминов. Основные претензии Хвыля предъявлял к работе скрыпниковского ведомства… «Эти общие в украинском языке с русским языком термины ликвидировали — писал Хвыля, — выдумывая искусственные, так называемые украинские самобытные слова, не имевшие и не имеющие никакого распространения среди широких многомиллионных рабочих и колхозных масс». В качестве примера Хвыля приводил замену слова «петит» в украинском языке на слово «дрiбень», «сектор» — на «витинок», «сегмент» — на «утинок», «экран» — на «застувач», «экскаватор» — на «копалка», «штепсель» — на «притичку», «аэрографию» — на «марсознанство», «атом» — на «недiлка», «завод» — на «виробня». По мнению Хвыли, такие нововведения крайне недопустимы» (стр. 227).


В результате получился «язык» в значительной степени искусственный, оторванный от реально существующих разговорных форм. По-литературному не говорят ни на западе, ни в центре, ни на востоке Украины. Ивана Франко, писавшего на галицком диалекте на такой украинский нужно переводить».


Советская власть всегда покровительствовала украинскому национализму и снисходительно относилась к украинским националистам, за исключением тех течений, которые придерживались откровенно антисоветской ориентации.


Напомним, что напротив историческая Россия и русский национализм — это принципиальный исторический враг для советской власти. На послабление антирусской пропаганды в СССР Партия пошла вынужденно лишь по случаю большой войны, в положении крайней опасности для своего существования решилась использовать народный русский национализм.


«Писатель национал-коммунист Хвылевый выдвинул лозунг «Геть вид Москвы» (Прочь от Москвы), который якобы имел лишь культурное значение. В то же время национал-коммунист Волобуев призывал к экономическому размежеванию с Россией. Елена Борисенок пишет:


«Волобуев считал, что следует раз и навсегда признать целостность украинского национально-хозяйственного пространства. «Конечно, можно условно называть СССР «одной страной», если речь идет о противопоставлении СССР как целого всему капиталистическому миру, — писал Волобуев. — Если же речь идет о внутренней характеристике экономики СССР — называть ее экономикой одной страны было бы большой ошибкой. Ведь такая постановка вопроса выявила бы непонимание того, что после революции украинская экономика перестала быть «придатком» к русской, что эта экономика теперь равноправна» (стр. 131-132).


Как видим, украинские национал-коммунисты очевидно выступали за разрыв с Советской Россией. Внутри большевистской партии кадровую основу политики «украинизации» составляли влившиеся в ВКП(б) представители украинских национал-социалистических партий (боротьбисты, борбисты, укаписты)».


В рецензии Дмитрия Якушева, содержится одна важная ошибка, характерная для авторов левых взглядов.


«Фактически украинизация была буржуазно-националистической политикой, направленной на искусственное разделение русских и украинцев, на отрыв Украины от России».


Украинизация являлась, конечно, националистической политикой, но нисколько не буржуазной. То была сугубо коммунистическая политика, направленная на раскол русского народа и России. Впрочем, весь СССР изначально служил той же цели. Однако украинский проект был критически важен для устойчивости советского государства.


Дело в том, что рулящие в Москве еврейские, армянские и грузинские национал-коммунистические кланы обнажали антирусский характер советской власти. Этническая маскировка посредством перемены имен и фамилий коммунистических и чекистских функционеров на русские псевдонимы стратегически проблему не решала. Коммунистический режим нуждался в надёжных кадрах палачей и сатрапов из антирусских славян («украинцев»).


По этой важной причине из коммунистической Москвы упорно проводили ненавистную народу украинизацию, нежно пестовали украинские кадры коммунистических карателей. Проверенных украинских товарищей брали на руководящую работу в Москву, широко выдвигали на высокие номенклатурные должности по всей России. Разумеется, элитные украинцы должны были доказать свою беспредельную преданность советской власти. Они и доказывали, делом. Ведь если чем голодомор на Украине и отличался от иных коммунистических голодоморов, то ретивым энтузиазмом украинских коммунистов. Малограмотный, но демонстративно украинствующий партийный функционер Хрущёв всегда был любимцем Сталина.


«Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно посылает 17-18 тысяч репрессированных, а Москва утверждает не более двух-трех тысяч. Прошу принять меры. Любящий вас Н.С. Хрущев».


Верховную власть в СССР украинские товарищи выслужили беспорочной службой, безжалостным душегубством и усердным людоедством. После смерти Вождя украинский национал-коммунистический клан главенствовал в Москве. О влиянии КПУ в КПСС говорит тот факт, что это единственная республиканская компартия, которая имела своё Политбюро. Напомню, что компартии РСФСР не существовало вовсе. Попытка после войны предложить Сталину проект образования российской компартии закончилась «ленинградским делом», обвинениями в «национализме» и репрессиями против тысяч партийных функционеров. И хотя преступные намерения «ленинградцев» не протирались далее, чем уравнять РФСР в правах с остальными советскими республиками, впоследствии их по существу не реабилитировал ни Хрущёв, ни Горбачев, а материалы дела по сию пору засекречены.


Не мешает также напомнить, что в государственном распаде СССР решающую роль сыграла позиция Украины, украинской номенклатуры. Позиции которой в Москве до сих пор достаточно прочны, что видно хотя бы из того странного на первый взгляд обстоятельства, что РФ продолжает фактически дотировать демонстративно недружественную Украину.

http://www.apn.ru/publications/article21074.htm

2013/03/12

Жизнь и смерть Серго Орджоникидзе (1886-1937)

http://www.stoletie.ru/versia/sumerki_narkoma_585.htm

2012/12/09

Фотоархивы — народу! Мечты начинают сбываться

Оригинал взят в Фотоархивы — народу! Мечты начинают сбываться
Мы живём в стране, где миллионы интереснейших исторических снимков лежат в каких-то ведомственных закромах и остаются недоступны широкой публике. Если что-то и выкладывается, то почти всегда в виде маленьких превьюшек, изуродованных водяными знаками. Это особенно жалко смотрится на фоне практики Библиотеки Конгресса США, которая выкладывает в сеть десятки тысяч уникальных снимков в максимально возможном разрешении.

Но есть и у нас первые ласточки перемен к лучшему! Вчера обнаружил, что агентство РИА Новости выложило на Викисклад некоторую часть своего огромного фотоархива. Чего там только нет! Хотя большинство снимков относятся к новейшей истории России последних 10-15 лет, есть масса исторических снимков, начиная с периода Великой Отечественной. Все сферы жизни: спорт, армия, строительство, партийно-комсомольские съезды, космос и и.д., и т.л. Короче, всем будет интересно, смотреть не пересмотреть. А главное — есть все данные для корректной ссылки, включая авторство, дату и точную подпись.

1 марта 1973: Секретарь комитета комсомола Городецкий вручает грамоту механику прессового цеха № I Михайлову за активное участие в техническом творчестве молодежи. Автозавод имени Ленинского комсомола в Москве:

24 декабря 1991: Последняя сессия Совета Национальностей Верховного Совета СССР

Очень характерные снимки
1973 г. — цветущий молодой комсомольский бюрократ и уже помятый работяга.
1991 г. — прозаседавшиеся

2012/08/16

Границы Литвы


http://mikle1.livejournal.com/2829905.html

2012/08/03

К 80-летию Евтушенко

Евгений Александрович Евтушенко (фамилия при рождении — Гангнус, род. 18 июля 1932 [по паспорту — 1933], Зима; по другим данным — Нижнеудинск, Иркутская область)

Евгений родился в семье геолога и поэта-любителя Александра Рудольфовича Гангнуса (по происхождению — прибалтийского немца) (1910—1976).

В 1944, по возвращении из эвакуации со станции Зима в Москву, мать поэта, Зинаида Ермолаевна Евтушенко (1910—2002), геолог, актриса, Заслуженный деятель культуры РСФСР, поменяла фамилию сына на свою девичью.

Начал печататься в 1949, первое стихотворение опубликовано в газете «Советский спорт».
В 1952 году выходит первая книга стихов «Разведчики грядущего», — впоследствии автор оценил её как юношескую и незрелую. В 1952 году стал самым молодым членом Союза писателей СССР[10], минуя ступень кандидата в члены СП.

«Меня приняли в Литературный институт без аттестата зрелости и почти одновременно в Союз писателей, в обоих случаях сочтя достаточным основанием мою книгу. Но я знал ей цену. И я хотел писать по-другому». — Евтушенко, «Преждевременная автобиография».
Википедия

Оригинал взят в К 80-летию Евтушенко

Кое-что из раннего творчества юбиляра:

Я знаю:
Вождю
бесконечно близки
мысли
народа нашего.
Я верю:
здесь расцветут цветы,
сады
наполнятся светом.
Ведь об этом
мечтаем
и я
и ты,
значит
думает Сталин
об этом!
1950
(Здесь будет канал // Евтушенко Е. Разведчики грядущего. Книга стихов. М., 1952. С.48)

Слушали
и знали
оленеводы-эвенки:
это отец их — Сталин
счастье вручил им навеки!
1950
(Тагам! // Там же. С.57)

Я знаю:
грядущее видя вокруг,
склоняется
этой ночью
самый мой лучший на свете друг
в Кремле
над столом рабочим.
Весь мир перед ним —
необъятной ширью!
В бессонной ночной тишине
он думает
о стране,
о мире,
он думает
обо мне.
Подходит к окну.
Любуясь столицей,
тепло улыбается он.

А я засыпаю,
и мне приснится
очень
хороший
сон.
1950
(Ночь идёт по Москве // Там же. С.70–71)

2012/07/26

Лунная гонка: соревнование двух систем или «продажа» Луны американцам?


Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев (справа) с президентом США Р. Никсоном

http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/70866/
http://supernovum.ru/public/index.php?doc=107

2012/07/24

Брежнев и Тито на охоте

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 10:51 пп


http://ru-history.livejournal.com/3492675.html

2012/05/08

Андрей Илларионов: «Рынок без правопорядка — это не капитализм, а сицилизм!». Часть 1-я

РАЗВИЛКИ И РАЗВОДКИ

Корр: — Андрей Николаевич, как вам нашумевшая книга Гайдара – Чубайса «Развилки новейшей истории России»?
— Илларионов: — Точнее ее следует назвать «Разводками новейшей истории России». Увы, это произведение не имеет отношения к исторической литературе. Вообще я – как раз за такие выступления. Надо говорить о том, что было в России в 90-х. Тем более самим участникам. Но вызывает огорчение, что эти рассказы подчас сильно искажены, приобретают вид сказок, мифов, басен, не имеющих отношения к тому, что на самом деле было в стране, и что делали тогда сами нынешние рассказчики. Поэтому я с удовольствием согласился на интервью «Комсомолке». Хочу подкорректировать коллег, превращающих «Развилки» в чистые «Разводки».

— Спасибо.
— Понятно, что двадцать лет назад не было объективной картины относительно того, что тогда происходило. Мифы начали складывать уже в ту пору. Увы, не наступило прояснений и позже. А в последнее время вообще предпринимаются особые усилия создать искаженную картину той жизни. Возникает подозрение, зачем это делается именно сейчас.

— Понятно, 20 лет реформам!
— Юбилеи приходят и уходят. Но очень многое в нашей сегодняшней жизни уходит корнями в 90-е годы.

— Ага, ребятки заметают следы, лакируют истоки нынешних бед и проблем, а Илларионов решил вывести их на чистую воду, развенчать мифы?
— Пытаюсь реконструировать реальные события. Чтобы у нас не было сказки, изображающей историю 90-х только черным или только белым цветом. Она разноцветная. Там было и одно и другое.

— Между прочим, вы тоже участвовали в тех реформах, были во власти.
— Я был первым заместителем руководителя Рабочего центра экономических реформ при правительстве России в 1992 – начале 1993 года. Затем был советником премьера Черномырдина в 1993 – 1994 годах.

— Ну да, вы же из самой первой волны питерских, прибывших в Москву брать власть. Случайно, не в одном литерном вагоне с Чубайсом ехали? Вы ведь знакомы еще по его знаменитому ленинградскому клубу «Перестройка».
— С Чубайсом познакомился в 1986-м. В Ленинграде тогда было несколько клубов вольнодумцев. «Перестройку» создал Петр Сергеевич Филиппов. «Синтез» — Андрей Прокофьев и Борис Львин. А Чубайс, Григорий Глазков и Юрий Ярмагаев организовали клуб молодых ученых на базе инженерно-экономического института. Я принимал участие в работе в основном первых двух клубов. И в течение длительного времени был постоянным участником семинара, на котором интенсивно обсуждали экономическую ситуацию в стране и возможные экономические реформы.

— Тогда позвольте задать мучающий меня до сих пор вопрос. В конце 80-х мы зачитывались статьями экономистов о великом и всемогущем Рынке. Свято верили, повторяли как мантру – РЫНОК ВСЕ САМ РАЗРУЛИТ, ДАСТ НАМ ИЗОБИЛЬЕ, СЧАСТЬЕ. А уже в 90-х бранный словарь русского народа обогатился ругательствами «дерьмократ», «либераст». Они в ходу до сих пор. И, кажется, надолго. Что же произошло? Наш народ просто не готов к рынку? Или просто нас опять, как в 1917-м, завели не в ту степь?
— Это фундаментальный вопрос. 20-25 лет тому назад было широко распространено мнение, что переход к рынку способен решить если не все, то подавляющее большинство проблем. Причем легко! Признаюсь, я тогда в это тоже верил. В каком-то смысле такая вера – наследие марксизма–материализма, утверждавшего, что экономика предопределяет другие стороны общественной жизни. Главное – это базис, а уж надстройка к этому подстроится.

— Помню-помню. Я тоже сдавал марксизм-ленинизм в Ленинградском университете, как и вы. Только на журфаке.
— Потребовался этот 20-летний болезненный опыт, убедительно показавший, что на самом деле рынок решает далеко не все проблемы. И многие проблемы он в принципе не может решить. И что во взаимодействии экономических, политических, культурных, институциональных проблем ключевую роль играют политические, властные отношения. Помню, в свое время Григорий Явлинский в спорах с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом настаивал на том, что вначале необходимо создавать институты. Пусть неразвитые, несовершенные, но без них трудно осуществить более или менее нормальный переход к новой экономической системе. Нужно признать, что этот исторический спор выиграл Явлинский. Теперь в «Развилках» и Чубайс уже признает, что в начале надо было создавать институты.
То, на что практически не обращали внимание тогда да и сейчас не жалуют – это правовая система. То, что все общество или его большая часть считает справедливым и несправедливым, допустимым и недопустимым. Вот дословные слова Чубайса: «Представление о справедливости мы в нашем обществе уничтожили, разгромили нашей приватизацией». Сейчас Чубайс говорит, что делал это сознательно. Хотя, возможно, он частично берет на себя лишнее, но по сути, это чудовищное признание,.
Мне кажется, самое главное для нашей страны – это не экономические реформы, а восстановление правопорядка, такого правопорядка, при котором каждый человек обладает равным объемом юридических прав и обязанностей. Независимо от того, какое место он занимает в политической и экономической системе, какой властью и какими финансовыми средствами он обладает. Рынок без правопорядка — не капитализм, а чистый сицилизм.

— В смысле, сицилийская мафия?
— Да. Без восстановления права, правопорядка наша страна обречена.
Стоить вспомнить и советское право. Во многих отношениях оно было отсталым и неразвитым, но во многом – более справедливым. В условиях СССР и при господстве КПСС достаточно честно (по сравнению с нынешними голосованиями) были избраны съезды народных депутатов СССР, России. И тот же Михаил Горбачев не использовал свою власть, чтобы не зарегистрировать Демократическую Россию, разогнать Съезд народных депутатов, уничтожить и растоптать Бориса Ельцина. К Горбачеву можно предъявлять немало претензий, но он не позволил силовыми методами остановить людей, которые лично ему были неприятны, и кто представлял для него прямую политическую угрозу. Это показывает, насколько базовые правовые принципы людей конца 80-х – начала 90-х отличались от того, что мы наблюдали в 90-е и в последующие годы.

— Русский мужик крепок задним умом!
— Так-то оно так. Но позвольте одно важное дополнение. В клубах, о которых я говорил выше, мы обсуждали одни решения экономических проблем, пути экономических реформ. Когда же власть оказалась в руках у некоторых из наших коллег, они стали принимать совсем другие решения. Мне приходилось энергично спорить по этому поводу со своими коллегами в 1992-1993 годах, вплоть до 1998 года, хотя тогда я это делал непублично. Я считал тогда неэтичным выносить эти споры на публику. Но после дефолта 1998 года счел для себя абсолютно невозможным оставлять эти споры внутри команды и стал говорить о них открыто.

— Тогда скажите открыто: когда конкретно Россия, попав в очередной раз на историческую развилку, пошла не туда? Или ее повели не той дорогой, развели страну и народ?
— Анализ показывает, что на ключевой развилке страна повернула в ноябре 1991- го. V Съезд народных депутатов РСФСР проголосовал за предоставление чрезвычайных полномочий исполнительной власти для проведения экономических реформ. Наверное, это крупнейшая политическая ошибка. Такого не было ни в одной другой стране, ставшей демократической. Любопытно, что прежде идею чрезвычайных полномочий для исполнительной власти продвигала на съезде народных депутатов СССР депутатская группа «Союз». Горбачев и премьер Рыжков отнеслись к этой идее весьма прохладно. В отличие от Владимира Крючкова и Валентина Павлова. Потом Горбачев заменил Рыжкова на Павлова. Новый премьер активно поддержал идею введения чрезвычайного положения в стране и пытался получить от законодателей чрезвычайные полномочия. Демократические и либеральные политические политические силы жестко выступила против, обвинив Павлова в диктаторских замашках, в намерении расправиться с демократией в стране.
Поразительно, но после провала ГКЧП, появления независимой России депутаты-демократы дали те самые чрезвычайные полномочия, в которых они отказали Павлову, новому российскому правительству. И оно стало использовать эти полномочия на полную мощность, не советуясь с законодательной властью.
Важный факт для размышления. Экономическим советником группы «Союз» и ключевым консультантом премьера СССР Павлова, одним из соавторов павловской экономической программы 1991 года был Егор Тимурович Гайдар. В первом демократическом правительстве Ельцина, назначенном 6 ноября 91-го, Егор Гайдар стал вице-премьером. Разговоры о том, что в 1991 г. власть получили демократы – это миф, очевидно, сознательно запущенный и поддерживаемый. В правительстве не было ни одного члена Демроссии, там не было ни одного лидера или представителя демократического движения конца 1980-х – начала 1990-х годов. Правительство сформировали представители продвинутой номенклатуры и технократы. Людей с демократическими убеждениями там не было.

— Ну да, вам подавай власть как в Чехии в ту пору! Первый президент Вацлав Гавел — диссидент-арестант! Отец реформ Вацлав Клаус – министр финансов, затем премьер, тоже диссидент со стажем, уволенный из Академии наук за критику социализма. Ныне уже он – президент Чехии. Хотя, надо признать, там переход от социализма к капитализму прошел куда мягче, без шока. Я тогда работал собкором «Комсомолки» в Праге, слал в Москву друзьям дефицитные носки. Но где ж нам было взять своих Гавелов, Клаусов?
— Конечно, хорошо было бы иметь своих российских Гавелов и Клаусов. Но самое главное – надо было иметь (сохранить, создать) подотчетность исполнительной власти законодательной. Без такой подотчетности исполнительная власть неизбежно тяготеет к авторитаризму и диктатуре.

— Но вернемся, Андрей Николаевич, к нашим баранам. Как проявилось это отсутствие подотчетности?
— На первом же заседании нового правительства 15 ноября 1991 года ключевые министры говорят, что депутаты «не поймут» приватизацию. Поэтому не стоит об этом им пока говорить. Через несколько дней появляется решение Гайдара переподчинить Центробанк правительству. Но во всем цивилизованном мире ЦБ – независимый от исполнительной власти орган. Далее – Гайдар решает снять Георгия Матюхина, очень достойного человека, и назначить главой Центробанка Виктора Геращенко. Приходит с этой идеей к Ельцину. Ельцин взрывается: у меня на Геращенко тома компромата, а вы мне его подсовываете! Но Гайдар не сдается, идет к Хасбулатову. Хасбулатов говорит: «Но вы же либерал, зачем вы толкаете этого красного банкира? Это же при его участии исчезли валютные резервы Советского Союза, пропали деньги КПСС!». Но Гайдар продолжает давить. Через восемь месяцев, с пятой попытки, разыграв интригу с участием ряда членов российского правительства, Гайдар вынудил Ельцина убрать Матюхина и назначить именно Геращенко.

— Не поверите, но час назад я ехал с Геращенко в лифте! Он в «Комсомолке» тоже делился воспоминаниями о реформах 90-х. Вот совпадение-то! Конечно, не тот уже Геракл, но держится бодро.
— Геращенко – яркий, интересный, талантливый человек. В 28 лет он получает назначение директором Московского Народного банка в Англии. Почему?

— Неужели неясно, Андрей Николаевич? Папа при Сталине долго работал первым замом главы Госбанка СССР!
— Ну так пусть бы и сын всю жизнь работал в Госбанке. Но его, человека со скромным опытом, недавно закончившего вуз, в 1965-м направляют в ключевую западную страну. В финансовый центр современного мира – Лондон. Возглавлять один из крупнейших и важнейших советских загранбанков. Кто не знает – через эти банки советское руководство финансировало зарубежные компартии, освободительные движения, подрывную деятельность, прочие спецоперации. На такую важную роль Москва назначает молодого Виктора Геращенко. Что он должен был сделать до того, чем зарекомендовать себя, чтобы органы не сомневались – они направляют на Запад абсолютно проверенного человека. Значит, дело не только и не столько в папе. Много лет Виктор Владимирович провел в должности руководителя совзагранбанков в Англии, ФРГ, Ливане, Сингапуре. Принимал участие в продаже российского золота в Цюрихе. В 1982- м его отзывают из Сингапура в Москву, дают новое назначение – начальник Валютного управления Внешторгбанка. Вскоре он поднялся выше по карьерной лестнице и всю горбачевскую перестройку до 1989 года курировал в Советском Союзе вопросы валюты. В ранге первого заместителя председателя правления Внешторгбанка СССР. Обратите внимание – куратор ключевого ресурса для СССР – валюты! А в 89-м и до конца СССР руководил Госбанком СССР.

— Намек понял. Гайдар с другими младореформаторами уверял народ, что они камикадзе, спасают разоренную коммунистами страну, рублей нет, валюты нет, золото партии испарилось. А сам проталкивал в Центробанк человека, который как раз и курировал исчезнувшую валюту. В своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» Михаил Полторанин пишет, как Матюхин, став главой Центробанка России, обнаружил пропажу 12 миллиардов долларов валютного резерва и 300 тонн золота. Они уплыли из России на круизных теплоходах, хотя страна сидела на бобах. Матюхин считал, что его «съели» как раз за то, что слишком активно занялся поиском пропажи. И заменили на Геращенко. Значит, это была инициатива Гайдара? Странно для человека, впитавшего либерализм с молоком матери. Ведь, судя по официальной биографии, «выдающийся ученый, один из создателей новой демократической России родился в семье интеллигентов-шестидесятников, исповедовавших демократические взгляды. Мама – дочь писателя-сказочника Павла Бажова. Папа – сын писателя Аркадия Гайдара.»
— Как свидетельствуют документы, оба деда – Аркадий Петрович Гайдар и Павел Петрович Бажов в гражданскую войну командовали карательными отрядами красных.

— ЧОН — Части Особого Назначения.
— По рассказам Егора Тимуровича отец его, Тимур Аркадьевич Гайдар, формально был зарубежным корреспондентом «Правды», а в настоящей жизни – «ну, он был офицером».

— Контр-адмирал! Меня всегда удивляло столь высокое звание этого советского журналиста.
— Это воинское звание. Но на самом деле отец Егора нес службу по другому ведомству. Он был высокопоставленным сотрудником ПГУ КГБ, был резидентом КГБ на Кубе во время Карибского кризиса в 60-х годах. Со своими коллегами принимал активное участие в событиях на «Острове Свободы». Его ближайший друг Александр Тихонов, которому Тимур доверял своего шестилетнего сына в свое отсутствие, тоже контр-адмирал, и тоже по тому же ведомству, был начальником контрразведки группы советских войск на Кубе, занимался ликвидацией антикастровского подполья. Более 700 подпольщиков было тогда арестовано и казнено. Сам Тимур Аркадьевич, по словам Егора Тимуровича, просил Фиделя Кастро отпустить его лично поучаствовать в ликвидации кубинских оппозиционеров диктатору Кастро, высадившихся в заливе Кочинос.

— Те бои на Плайя-Хирон прогремели тогда на весь мир! Маленькая Куба щелкнула по носу Америку, уничтожила их десант.
— За участие в этой операции Тимур Гайдар получил орден лично из рук Фиделя. Вот такая была у него журналистика. Маленький Егор жил с родителями и на Кубе и в Югославии.

— Ну, сын-либерал за отца-контрадмирала не ответчик!
— Это точно. Но атмосфера, в которой воспитывался Егор Тимурович, была очень специфической и не могла не повлиять на формирование его мировоззрения. По рассказам Егора Тимуровича, матушка его Ариадна Павловна, узнав о том, что высадились «американцы», собиралась утопить в океане своего сына и утопиться самой.

— Так то ж детство!
— А вот взрослая жизнь. Конец декабря 1991 года, который тем же Егором Гайдаром был назван затем периодом угрозы голода в стране, и когда полки магазинов действительно были пустыми, а российский госбюджет был ничтожным – в январе 1992 г. на все расходы бюджета нашлось всего 148 млн.дол. И вот в такой ситуации Егор Тимурович отправляет Фиделю Кастро в рамках спецоперации – чтобы не заметили газеты, депутаты и коллеги по правительству – 100 млн. долларов. На оплату разведцентра в Лурдесе. Через месяц он увеличит эту сумму до 200 млн. То есть это было больше, чем месячные расходы всего российского бюджета. Тогда, по собственным рассказам Е.Гайдара, правительству не хватало 170-180 млн. долларов на оплату фрахта судов, везших зерно в российские порты. В такой тяжелейшей ситуации вице-премьер принял решение не в пользу своих сограждан, страдавших если не от голода, но точно от весьма тяжелой ситуации с продовольственным снабжением, а в пользу разведки. А народу рассказывали истории о бездарных предшественниках.
Осенью 1992-го Россия получила первый кредит от МВФ – миллиард долларов. Это было равно десятой части всего годового российского бюджета. И куда направил его Гайдар?

— Наверное, на закупку лекарств, продовольствия, зарплату учителям, врачам, в конце концов?
— Все деньги ушли в Париж, на спасение Евробанка, который почти семьдесят лет служил крышей для финансирования советских легальных и нелегальных операций в Европе. Похоже, даже другие члены правительства России того времени об использовании этого миллиарда ничего не знали.

— А как он смог единолично распорядиться миллиардом?
— Он был и.о. премьера в правительстве, которому были предоставлены чрезвычайные полномочия от съезда народных депутатов.

— Грустная история. Теперь я понимаю, что решение Ельцина поручить Гайдару поиск «золота партии» за границей означало то же самое, что поставить козла стеречь капусту. Впрочем, это все дела тайные.
— Но кроме тайных было немало и публичных решений. Например, Гайдар пытался ввести фантастическую по величине ставку налога на добавленную стоимость – 32%. Глава Верховного Совета России Руслан Хасбулатов встал насмерть – это уничтожит нашу экономику! Но даже принятая в итоге компромиссная ставка в 28% была чудовищной. Эта неподъемная налоговая нагрузка раздавила российскую промышленность, внесла свой вклад в уничтожение промышленного потенциала страны в последующие годы.

ДАЕШЬ УСКОРЕННУЮ «ПРИХВАТИЗАЦИЮ»!
— Пожалуй, самая главная претензия общества к отцам-реформаторам – приватизация, метко прозванная в народе прихватизацией. Многие по-прежнему считают ее грабительской, олигархической.
— Мало кто уже помнит, знает, но в 1991-м Верховный Совет России, съезд народных депутатов приняли закон об именных приватизационных счетах. Инициатором и одним из его авторов был Петр Филиппов, председатель подкомитета по приватизации в Верховном совете РФ. Когда Чубайса поставили на приватизацию в правительстве, между ними начались жесткие споры. В конце концов Чубайс «съел» своего коллегу и соратника по питерскому клубу «Перестройка».
Сейчас можно гадать, какой вариант был бы более эффективным для России. На мой взгляд, с именными счетами Филиппова приватизация проходила бы медленнее, но справедливее. И дала бы возможность многим людям принять участие в процессе, понимая, что они делают. Ваучеры, акции, инвестиционные фонды – все это было новое, непонятное для подавляющего большинства народа, вышедшего из СССР. Требовались усилия и время, чтобы разобраться, что к чему. Однако новая власть выбрала тактику кавалерийского наскока: быстрей, быстрей! Чтобы никто не успел опомниться и понять, что происходит.
«Съесть» одного Филиппова было мало. Чтобы заменить уже принятый закон об именных счетах безымянными ваучерами, пришлось обмануть весь Верховный Совет России. Чубайс любил рассказывать, как он «изящно» провернул операцию. Дождался августа 1992-го, когда депутаты ушли на каникулы. И Ельцин подписал указ о ваучерах.

— В чем смысл?
— Согласно чрезвычайным полномочиям, указ Ельцина вступал в силу, если в течение одной недели его не отвергал Верховный Совет. За неделю вызвать депутатов с каникул в Москву голосовать против ваучеров было физически невозможно. На это и рассчитывал Чубайс. Так принципиально изменили идеологию приватизации, ее законодательство. В любой демократической стране такие действия были бы расценены как тяжелейшее преступление против конституционного строя и привели бы к немедленной отставке виновных. Вернувшись осенью в столицу, депутаты поняли, как цинично обманули и оскорбили их правительство и президент, которым они дали чрезвычайные полномочия. Но было уже поздно. Именно этот обман добавил им эмоциональной зарядки, которая в дальнейшем привела к расколу двух ветвей власти и, в конечном счете, к скоротечной гражданской войне на улицах Москвы в октябре 1993 года.
Только сейчас появились «объяснения». Мол, Сбербанк тогда не был готов к введению именных приватизационных вкладов, поскольку технически это было сложно делать. Но технические сложности – не основание для нарушения закона. Сложно сделать за год? Делайте три года. Кто вас торопил? В Польше массовую приватизацию стали проводить через 6-7 лет после начала реформ. В Китае после 30 с лишним лет реформ массовая приватизация до сих пор не начата.

— И где сейчас Китай и где Россия в экономике? Небо и земля.
— Обратите внимание на дату введения ваучеров и начала ваучерной приватизации – 1992 год. Сбережения граждан, накопленные за предшествующие годы и десятилетия, в том числе и бабушкины похоронные, тогда были фактически уничтожены. У подавляющего большинства народа не осталось средств для участия в приватизации. Они стали нищими. Отказавшись от какой-либо компенсации вкладов в сбербанке, Гайдар показал: частная собственность граждан для него не значит ничего. Эта его принципиальная мировоззренческая позиция не имела ничего общего ни с либерализмом, защищающим частную собственность, ни с приверженностью элементарному правопорядку. Вклады – частная собственность. Они были у десятков миллионов граждан России. Эту частную собственность ликвидировал ряд правительств – не только гайдаровское. Но легализовал ее уничтожение, отказавшись от компенсаций, Гайдар. Отказавшись от признания внутреннего госдолга (вклады в сбербанке), Гайдар одновременно признал внешний государственный долг, тем самым продемонстрировав двойной подход к двум группам кредиторов российского государства и свои преференции.
Плюс дикая инфляция в 1992-м и последующие годы. Возникает вопрос: не потому ли так торопился Чубайс, что прежние сбережения большинства населения были уничтожены, а новые еще не появились? Если бы проводили приватизацию несколько лет спустя, как в той же Польше, были бы другие собственники. Момент и способ приватизации, фантастический цинизм, которым она сопровождалась, немало говорит о том, кто ее проводил и для чего.

— Для чего же?
— Чтобы понять замысел отцов приватизации, следует вспомнить и другие их акции.Например, залоговые аукционы.

— С ними и появились в России олигархи!
— В книжке Чубайса-Гайдара эти аукционы представлены в качестве геройского действа. Хотя многим давно понятно, насколько аморальным то действо было. Лучшие российские компании за символические, смехотворные цены отходили тем, кто тогда считался друзьями «приватизаторов».
http://kp.ru/daily/25831/2806018/

2012/04/13

Экономика России 1995-2011

Таблица 1:
Четыре кризиса в истории России XX века: экономические и демографические потери

Таблица 2:
Изменение численности населения России* в период 1914–1923 гг. (тыс. чел.)

Таблица 3:
Исходные данные для Графика 2

График 1
Спад в сельском хозяйстве бел несколько меньшим, чем в других отраслях. Темпы восстановления села резко замедлились после 1925 года

График 2
Реальный ВВП на душу населения в России в 1885-2011 годах

Национальная премия по прикладной экономике за 2012 год на минувшей неделе присуждена Андрею Маркевичу, профессору Российской экономической школы, и Роджеру Маркусу Харрисону, профессору Университета Уорвика (Ковентри, Великобритания) за работу «Первая мировая война, Гражданская война и восстановление: национальный доход России в 1913–1928 гг.», опубликованную в The Journal of Economic History в сентябре 2011 года.

В беседе с соавтором работы Андреем Маркевичем мы обсудили ее ключевые результаты и методы, которыми они были получены.

— Почему понадобилась реконструкция исторического ВВП России и СССР в период с 1913-го по 1928 год?

— Система национальных счетов (СНС) как методология расчета и анализа обобщающих показателей деятельности национальной экономики, включая и валовой внутренний продукт, была разработана и начала рассчитываться в мире после Второй мировой войны. Россия перешла на методологию СНС только в начале 1990-х. В СССР была другая методология расчета базовых макроэкономических показателей. В частности, считалось, что только материальный продукт является реальным продуктом, а услуги, в частности торговлю, не следует учитывать при расчете макропоказателей. Таким образом, для получения оценок макроэкономических показателей в современном их понимании для исторически отдаленных интервалов требуется именно реконструкция. Фундаментальная цель подобных измерений — достичь понимания закономерностей экономического развития страны в прошлом и в долгосрочной перспективе, а также сопоставить экономическое развитие разных стран между собой.

— Почему для анализа вы выбрали именно этот временной промежуток?

— Дело в том, что отрезок с 1913-го по 1928 год был последним периодом в XX веке, по которому не были сделаны реконструкции для России. С 1928 года по начало 1990-х существуют надежные оценки макроэкономических показателей известного американского экономиста Абрахама Бергсона и его учеников. Далее мы имеем современные оценки Росстата. Существует также работа еще одного американского экономиста, Пола Грегори, которая реконструирует ВВП Российской империи за период с 1885-го по 1913 год. Понятно, почему именно этот отрезок оставался не закрытым реконструкциями дольше всего, — это было время наибольших потрясений в экономике и общественной жизни, что не могло не сказаться на качестве статистического учета, сохранности источников.

— Какие конкретно источники вы использовали?

— Мы использовали государственную статистику, которая собиралась до революции центральным статистическим комитетом МВД — это был главный статистический орган Российской империи. Для послереволюционных лет мы использовали материалы Центральных статистических управлений РСФСР и СССР. Самый скудный в смысле статистических источников год — 1918-й, когда старые органы статистики закрылись, а новые еще не наладили работу. Кроме того, не будем забывать, что в первый год советской власти половина страны не контролировалась центральной властью, с окраин статистических данных не поступало вообще. Однако для центральных губерний статистика есть. Соответственно, мы делали досчеты для окраин исходя из предположения, что окраины следовали общему тренду, который мы можем посчитать по центральным регионам.

Мы оценивали ВВП как сумму добавленной стоимости, произведенной семью ключевыми отраслями материального производства и сферы услуг — сельским хозяйством, крупной и мелкой промышленностью, строительством, транспортом, прочими гражданскими отраслями и обороной. Расчеты реального ВВП производились в ценах 1913 года, когда Россия имела сравнительно свободную и открытую рыночную экономику. Использование в расчетах структуры цен любых других лет указанного периода привело бы к искажениям.

— Как физически происходила начальная, фактурная стадия вашей работы? Вы сидели в архивах?

— Удивительным образом большинство первичных источников информации опубликовано, хотя архивные документы мы тоже привлекали. Дореволюционная русская статистика отличалась очень высоким качеством. Мы располагаем потрясающим количеством данных по истории поздней Российской империи. И то же верно для 1920-х годов, до тех пор, пока не случился слом всей статистической системы в 1929–1931-м по причине того, что статистика фиксировала недостаточные успехи первой пятилетки. Вся система сбора данных была изменена. После этого количество опубликованных источников падает в разы и несколько восстанавливается только в середине 1950-х.

— Кого из исследователей, работавших в данной области исторических социально-экономических реконструкций, вы бы отметили? На чьих работах вы базировались?

— У нас было много предшественников, которые пытались решить эту задачу. В частности, на огромном массиве первичных данных в 1920-е годы Лев Борисович Кафенгауз построил индекс промышленного производства. По сельскому хозяйству была прекрасная работа еще одного выдающегося русского экономиста Льва Николаевича Литошенко. Судьба обоих печальна: их карьеры были сломаны в годы первой пятилетки, оба подверглись арестам и ссылке. Литошенко погиб в годы Большого террора. Судьба Кафенгауза сложилась чуть лучше, но полноценно работать он уже не мог. Печальна судьба их научных работ, которые не были опубликованы при их жизни. Правда, рукописи удивительным образом сохранились. Одна сохранилась в архиве ФСБ, а другая в Институте Гувера в Стэнфордском университете. В 1920-е Литошенко год проработал приглашенным ученым в Стэнфорде — президент Гувер был в комиссии помощи голодающим Поволжья и заинтересовался, что именно вызвало голод в аграрной стране. Именно в Америке Литошенко и написал свою книгу. Потом вернулся домой, а рукопись осталась, и американцы не решались публиковать ее без согласия автора. А автор не мог дать согласие. В итоге книга «Социализация земли в России» вышла в Новосибирске только в 2001 году. А книга Кафенгауза «Эволюция промышленного производства в России» увидела свет в 1994-м.

Мы собрали воедино всю статистику, которая была опубликована в работах предшественников, и применили к ней современную методологию расчетов валового внутреннего продукта.

— Кто стоял у истоков экономической истории как дисциплины и какова ее идеология?

— Современная экономическая история изучает, каким образом различные институты и политики влияют на экономическое развитие в долгосрочной перспективе. Эта задача была впервые поставлена после Второй мировой войны, одним из пионеров этой подотрасли экономики был американский экономист уроженец Харькова Саймон Кузнец, который, собственно, придумал систему национальных счетов и начал применять ее в том числе по отношению к ретроспективным данным. За что и был в 1971 году удостоен Нобелевской премии. Сейчас традиция восстановления динамики исторического экономического развития продвинулась очень далеко. Существуют подробные базы данных, которые показывают развитие мировой экономики практически за последние двести лет с погодовым шагом.

— Здесь, наверное, нельзя не упомянуть выдающегося английского экономиста Ангуса Мэдисона, недавно скончавшегося, который построил самую известную базу данных по населению, общему и душевому ВВП всех крупных стран и регионов мира с начала нашей эры до 2008 года.

— Безусловно, база Мэдисона самая полная и известная из существующих.

По Советскому Союзу и России есть хорошие работы уже упомянутых мной Грегори, Бергсона, а также работа моего соавтора Марка Харрисона для периода Второй мировой войны. Но для более раннего периода истории России, для XIX века и ранее, надежных оценок нет, хотя они могут быть построены по имеющимся первичным данным. Это очевидные задачи для развития экономической истории в России. Я очень рад, что премирована именно работа по экономической истории, что будет способствовать привлечению внимания профессионального сообщества и широкой публики к этой дисциплине. Без понимания, что и почему с нами происходило раньше, невозможно двигаться вперед, строить стратегию экономического развития. Это важно и для самоидентификации нации, в конце концов.

Военный коммунизм страшнее войны

— Давайте перейдем к обсуждению основных результатов вашей работы.

— Мы пытались ответить на три основных вопроса. Первый — насколько велик был кризис Первой мировой войны и в какой степени революция была связана с экономическим кризисом, порожденным войной. Второй вопрос состоит в том, насколько глубоким было падение в годы Гражданской войны и военного коммунизма. Без ответа на него мы не сможем оценить, насколько успешен был нэп, потому что необходима база для сравнения, точка отсчета. И наконец, последний вопрос касается сталинской индустриализации. Где была та стартовая точка, с которой начиналась индустриализация? Если она стартовала с уровня ниже 1913 года — это одна ситуация, восстанавливаться всегда легче, если выше — другая.

Теперь я изложу наши ответы на эти вопросы. По первому мы пришли к выводу, что экономика Российской империи в годы Первой мировой войны функционировала относительно успешно или, по крайней мере, лучше, чем считалось раньше. По нашим расчетам, реальный ВВП России в 1917 году был ниже уровня 1913 года примерно на 18 процентов, причем до 1916 года снижение не превышало 10 процентов (этому способствовал отличный урожай 1915 года). Если сравнить русскую экономику в эти годы с экономикой других континентальных стран, участвовавших в Первой мировой войне, то степень урона сопоставима. Накопленный спад ВВП за 1914–1917 годы в Германии составил более 20 процентов, а в Австрии — свыше 30 процентов, в среднем по континентальным воюющим державам — 23 процента. Поэтому неверно было бы связывать русскую революцию исключительно с военными тяготами и ущербом. Необходимо анализировать исторические обстоятельства, которые были специфическими для России того периода.

Анализ посекторальной динамики показывает, что гражданская экономика падает в годы войны сильнее, чем общий экономический потенциал, и это естественно — оборонные услуги не увеличивают текущий фонд потребления. Интересно отметить, что наши расчеты показали: эффективность царской мобилизации в годы Первой мировой войны и большевистской мобилизации в годы Гражданской войны сопоставима — в обоих случаях оборонные услуги составляли порядка 10 процентов ВВП. Мы также видим, что падение выпуска в сельском хозяйстве оказалось меньшим, чем в целом по экономике (см. график 1. — «Эксперт»). Но тем не менее его оказалось достаточно для возникновения голода.

Если мы говорим о периоде Гражданской войны и военного коммунизма, то находим очень глубокий кризис — самый глубокий кризис в новейшей русской истории за то время, по которому у нас имеется сквозная реконструкция ВВП. В пересчете на подушевые показатели ВВП в 1921 году составлял лишь 37 процентов уровня 1913 года. Фактически это было голодное выживание. Собственно, голод не заставил себя ждать, охватив огромные территории Поволжья и Центральной России в 1921–1922 годах. И виной ему были не только и не столько неурожаи, сколько тотальные реквизиции хлеба, отбивавшие у крестьян всякие стимулы производства продукции сверх физиологического минимума. 1921 год был третьим голодным годом военного коммунизма, когда ВВП держался на уровне 40 процентов от 1913 года; все запасы были исчерпаны.

— Есть ли какие-то аналоги у Гражданской войны в России начала XX века по тяжести демографических и экономических потерь?

— В годы Гражданской войны в России ВВП сократился более чем наполовину — это больше, чем потери от гражданских войн, имевших место в мире после 1945 года, равно как и гражданской войны в Испании 1935–1938 годов. Если же посмотреть на разрушительные гражданские войны прошлых веков, то близкие оценки урона имела гражданская война в США 1861–1865 годов — там в южных штатах производство упало наполовину, а реальная зарплата коллапсировала до 11 процентов предвоенного уровня. Это сопоставимо с последствиями Гражданской войны в России. С одной важной разницей: в Америке урон понесла побежденная сторона, а у нас — формальные победители.

Если сравнить четыре драматических периода в русской истории прошлого столетия, то катастрофа начала века — самая тяжелая с точки зрения падения национального дохода и благосостояния и вторая после Великой Отечественной войны по масштабу людских потерь (см. таблицу 1. — «Эксперт»).

И все же, возвращаясь к российской экономической динамике, важно подчеркнуть, что не военные действия сами по себе определили столь глубокое падение производства, а ломка сложившихся экономических институтов. Наибольший спад ВВП имел место в 1918 году. Гражданская война еще только начиналась, но зато полным ходом шла национализация производства и установление рабочего контроля над заводами и фабриками. Фактически контроль за производством уходит от предпринимателей к рабочим, которые имели, скажем прямо, мало управленческого опыта. И это ведет к хаосу, дезорганизации производства.

Быстрое восстановление экономики в годы нэпа, переход к которому был объявлен в марте 1921 года, шло с очень низкой базы, и хотя в абсолютном выражении ВВП в 1928 году превысил уровень 1913 года почти на 10 процентов, с учетом роста населения примерно на 14 процентов мы должны сделать вывод, что подушевой ВВП 1928 года недотягивал до уровня 1913-го примерно три процента. Лишь к 1934 году этот показатель уверенно перекроет довоенный уровень.

— Четырнадцатипроцентный рост населения за эти лихие годы кажется неправдоподобным. Кстати говоря, в каких границах вы оценивали численность населения и ВВП, ведь границы неоднократно перекраивались?

— Мы фиксировали в качестве объекта анализа совокупность территорий, соответствующих Советскому Союзу в межвоенных границах 1925–1939 годов. Без Польши и без Финляндии, без Прибалтики, без Западной Украины и Западной Белоруссии, но с Хивой и Бухарой, которые не входили в состав Российской империи.

Динамику численности населения мы оценивали очень тщательно, стараясь избавиться от двойного счета, возникавшего вследствие гигантских внутренних миграций из деревни в город.

Что касается общего прироста населения за указанный период, то надо учитывать высокую рождаемость того времени. А также то весьма специфическое обстоятельство, что сальдо миграции для советских территорий в межвоенных границах получается положительным. Несмотря на полуторамиллионную белую эмиграцию, учтенную нами. Причина — огромный поток беженцев из западных областей империи в центральные районы.

Итак, население территорий в межвоенных советских границах выросло со 133,2 миллиона человек в 1913 году до 151,6 миллиона в 1928-м, то есть почти на 20 миллионов человек. И это несмотря на избыточную смертность от военных действий, болезней и голода, которая за 1914–1923 годы оценивается нами в 13 миллионов человек (см. таблицу 2. — «Эксперт»). Только после 1923 года рост населения восстанавливается примерно до уровня 2,5 миллиона человек в год.

Индустриализация как возврат к тренду

— Чем можно объяснить высокие темпы роста экономики в годы нэпа?

— Ключевым механизмом восстановления промышленности в годы нэпа была загрузка имеющихся мощностей. При этом темпы роста постепенно затухали, особенно выраженно в сельском хозяйстве, где в 1927–1928 годах стала проводиться политика хлебозаготовок, создававшая ножницы цен — высокие цены для промышленных товаров относительно сельскохозяйственных. Это меняло условия торговли между городом и деревней и дестимулировало крестьян. Фактически уже с 1925 года сельское хозяйство и мелкая промышленность перешли в стадию стагнации.

Нарушение товарообмена между городом и деревней порождало дефициты и могло быть восстановлено только двумя путями — либо корректировкой относительных цен, то есть условий обмена, либо силой. Сталин выбрал второй вариант.

Еще одно важное замечание. Для оценки успешности нэпа есть еще один важный критерий — возврат экономики к тренду нормальных лет. Если мы думаем, что у каждой национальной экономики есть долгосрочный, «вековой» тренд естественного развития, то годы кризиса — это потери не только за счет снижения от предкризисной отметки. Это еще и отклонение от потенциальной траектории, которое всегда больше. Так вот, средние темпы роста российской экономики в терминах ВВП на душу населения в период до 1913 года составляли 1,74 процента в год. Поэтому к концу 1920-х фактический душевой доход был ниже потенциального на четверть. И лишь к концу 1930-х советская экономика вернулась к дореволюционному тренду. При этом основной рывок она совершила с 1933-го по 1937 год. Поэтому расхваливаемая многими современниками сталинская индустриализация лишь вернула хозяйственную мощь страны к ее потенциалу, не более того.

— Теперь, когда вашими усилиями разрыв в реконструированных макропоказателях преодолен, есть возможность нарисовать траекторию экономического роста России за последние 130 лет. Какова она?

— Можно оценить долгосрочный естественный темп роста ВВП на душу населения в 1,8–1,9 процента годовых. Любопытно в связи с этим оценить наше текущее положение относительно этого тренда. Если по абсолютному размеру реального ВВП мы по итогам прошлого года превысили уровень советского максимума 1989 года на 6 процентов, а по душевому ВВП — на 9 процентов, то сравнение с трендом дает куда менее радужную картину. Если бы экономика в прошедшие 22 года росла своим естественным темпом, душевой ВВП за этот период увеличился бы в полтора раза. Таким образом, мы находимся сейчас ниже долгосрочного нормального тренда (см. график 2. — «Эксперт»). В последние 13 лет фактор того, что мы растем с низкой базы и возвращаемся к нашему нормальному тренду развития, — очень важные причины и составляющие нашего роста.

Впереди региональные реконструкции

— Несколько вопросов, выходящих за пределы статьи. Где вы учились, когда и почему у вас возник интерес к экономической истории?

— По образованию я историк, окончил исторический факультет МГУ в 1999 году. Кандидатскую диссертацию я писал тоже по истории в Институте российской истории РАН. Интерес к экономической истории у меня сформировался очень давно, еще в студенческие годы. Меня не удовлетворяли чисто исторические гипотезы. Казалось необыкновенно увлекательным применять современные методы экономического анализа к историческому материалу. Это заставило меня обратиться к изучению экономической теории. Очень важную роль сыграло знакомство и совместная работа с Полом Грегори — экономическим историком из Университета Хьюстона, он также работает в Институте Гувера в Стэнфорде. Это один из крупнейших специалистов по русской экономической истории в мире.

Мой русский учитель Андрей Константинович Соколов, будучи скорее социальным историком, всячески поощрял мой интерес к занятиям экономической историей.

В дальнейшем я начал работать с Марком Харрисоном, соавтором работы, получившей премию, другим крупнейшим экономическим историком по России профессором экономики Университета Уорвика в Великобритании. Понял, что мне надо получить системную экономическую подготовку, что я и предпринял. С 2005-го по 2007 год я стажировался в Университете Уорвика, получив стипендию Марии Кюри Европейского союза. Я брал магистерские курсы на экономическом факультете университета. После того как я вернулся, приступил к работе в Российской экономической школе, где встретил понимание того, что экономическая история — важная часть экономической науки. Я читаю курсы по экономической истории в магистратуре и теперь в совместном бакалавриате Российской экономической школы и Высшей школы экономики.

— Есть ли у вас ученики, последователи в России?

— У студентов есть стабильный интерес к экономической истории. Однако никто из них пока не захотел писать кандидатскую по экономической истории или ехать учиться на Ph.D программу по этой специальности. Но неплохие мастерские работы были — по эффекту столыпинской реформы, например. Студенты РЭШ очень сильны в экономике и матметодах, но в истории — в меньшей степени. Я стараюсь закрыть этот пробел.

— Какие исследовательские проекты вы ведете сейчас?

— Теперь, когда реконструкция макропоказателей для всей страны закончена, возникает следующая задача — посмотреть, как развивались отдельные регионы. Наша страна слишком разная, и это как раз хорошо для экономического анализа, потому что позволяет проверить разные гипотезы относительно влияния тех или иных институтов и разной политики в разных регионах. Большой проект, который я сейчас веду совместно с Хайсом Кесслером из Международного института социальной истории (Амстердам) — это проект, поддержанный фондом «Династия», создание электронного архива исторической статистики России. Его идея — реконструировать показатели экономического и социального развития регионов России за последние двести лет для нескольких временных срезов. Для большинства стран подобная работа уже сделана. Сравнительная региональная экономическая история России еще не написана — именно этим я буду заниматься в ближайшие годы.
http://expert.ru/expert/2012/14/hronika-russkoj-katastrofyi/

2012/04/10

Список телефонов аппарата ЦК КПСС

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 10:58 пп

Список от 15 мая 1987 г.
http://kpss-ru.livejournal.com/139192.html

«Русская партия» и советская элита

Оригинал взят в «Русская партия» и советская элитаВ последние годы в России широко обсуждается тема «Русской партии в КПСС», приверженцев и покровителей идей русского национализма в советских верхах в 60-х — 80-х гг. и причины их поражения. В своих дневниках и воспоминаниях участники движения жалуются на организованную травлю и козни со стороны «либерального» истеблишмента, КГБ, западников, сионистов, евреев и т.д. Несомненно, эти факторы в той или иной мере присутствовали, но основные причины поражения «Русской партии» лежат в другой плоскости.

1. У «Русской партии» никогда не было целостной политической программы и видения будущего России/СССР. Среди них были «красные» и «белые», сталинисты и деревенщики, православные монархисты и предшественники современных национал-демократов. Как правило, они преследовали весьма узкие цели связанные с «правильным» решением того или иного кадрового вопроса, продвижением консервативных элементов русской культуры, противодействием «вылазкам» русофобских, сионистских, западнических элементов. Среди различных фракций «русской партии» не было консенсуса практически не по одному серьезному вопросу, кроме необходимости лимитировать влияние евреев, кавказцев и т.д. в советском обществ и государстве. Они желали получить власть в СССР (на первых порах, как минимум влияние), но не представляли, что с этой властью делать. У них не было практически никаких серьезных идей в том, что касалось советской внешней политики и экономики. В конечном счете, им просто нечего было предложить советской партийно-государственной элите.

2. Важным препятствием на пути «русской партии» была демографическая ситуация в СССР. Идеи русского национализма просто не могли вызвать интерес или поддержку в национальных республиках и автономиях. В Кишиневе, в Ивано-Франковске, в Тбилиси и в Ташкенте эти идеи было чужими и чуждыми. Все это очень хорошо понимали в высших эшелонах советской власти. Основные деятели, ответственные за принятие решений в 70-х гг. — Брежнев, Андропов, Громыко, Суслов, Пономарев, Огарков никогда не разделяли идеи «русской партии», никогда не относились к числу ее симпатизантов или приверженцев. Они ловко манипулировали различными фракциями — от либералов до русских националистов, при необходимсти приближая особо лояльных и полезных и изгоняя вредных и зарвавшихся. Так, представители «русской партии» считали одной из своих побед разгон редакции «Нового мира» в 1970 г., и одним из своих поражений смещение Семанова с руководства журналом МВД СССР. Но для верхнего эшелона советской политической элиты это были вполне равнозначные действия — когда стал зарываться либерал Яковлев, его «сослали» послом в Канаду, когда стал зарываться националист Егорычев, его сослали послом в Данию.

3. Не менее важным фактором была и демографическая обстановка в самой Москве, многонациональный состав центрального аппарата советских государственных и правительственных учреждений, армии и др. силовых структур (КГБ, МВД), дипломатического корпуса и т.д. К примеру, начальником полигона «Плесецк» был генерал Галактион Алпаидзе (грузин), председателем Государственной комиссии по пилотируемым полетам был генерал Керим Керимов (азербайджанец), начальником танковых войск СССР маршал Амазасп Бабаджанян (армянин), начальником медицинской службы внутренних войск МВД СССР был генерал Павел Лазарев (еврей), начальником войск Забайкальского пограничного округа генерал Карл Картеляйнен (финн), начальником Дальневосточного военного округа генерал Махмут Гареев (татарин) и т.д.

О космополитической атмосфере в советских мегаполисах можно судить и по семейным и родственным связям видных представителей «русского движения». У Алексея Суркова, Николая Грибачева, Вадима Кожинова, акад. Александра Петрянова-Соколова, Леонида Бородина — жены еврейского происхождения, у Петра Проскурина, Анатолия Передреева, акад. Бориса Рыбакова — кавказского происхождения; у Ю.Кузнецова — азиатского, у композитора Свиридова, публициста Вл.Осипова и поэта Вал.Сорокина — немецкого, у писателя Бориса Можаева — прибалтийского (латышка) и т.д. Иными словми, встречая с неприятием и оспаривая те или иные тенденции в советском обществе, представители «русского движения» тем не менее являлись их полноценными участниками.

2012/03/19

Д.Гранин. Ещё один «обездоленный в СССР»

Во-первых, Даниил Александрович совершенно напрасно рядится в тогу ограбленного коммунистами. С самого начала литературной карьеры он прочно входил в обойму писательской номенклатуры. В 1954 году выходит его первый роман «Искатели», и в том же году Гранин становится членом правления Союза писателей СССР, и остаётся им до 1991 года. А с 1965 года он секретарь правления Союза писателей РСФСР. См.: http://www.sinergia-lib.ru/index.php?page=granin_d_a. Соответственно, он полной мерой получает от ненавистных коммуняк вкусные плюшки в виде загранпоездок, Государственных премий и прочего:

Из автобиографии Гранина 1980 года:
Пережил я и другое увлечение — путешествиями. Впервые мы поехали в 1956 году в круиз вокруг Европы па теплоходе «Россия». Мы — это группа писателей, в том числе: К.Г. Паустовский, Л.Н. Рахманов, Расул Гамзатов, Сергей Орлов и я. Для каждого то был первый выезд за границу. Да не в одну страну, а в шесть стран: Болгария, Греция, Турция, Франция, Италия, Швеция — это было открытие Европы. С тех пор я стал много ездить, ездил далеко, через океаны — в Австралию, Кубу, Японию, США. Это была жажда увидеть, понять, сравнить. Конечно, современное путешествие, во всяком случае, мои путешествия, обходились без плена, стрельбы и тому подобных приключений. Но все же я спускался на барже по Миссисипи, я бродил но австралийскому бушу, жил у сельского врача в Луизиане, я сидел в английских кабачках, жил на острове Кюрасао… Я посетил множество музеев, галерей, храмов, бывал в разных семьях — испанских, шведских, итальянских.

Во-вторых, откуда взялись стотысячные гранинские тиражи? В послевоенном СССР книгоиздание было принципиально нерыночным. То есть, могли издать действительно талантливого писателя, но могли и откровенную хрень, если у автора хорошие связи. А что тираж не будет раскупаться — не беда, распихают по библиотекам.

Вот сейчас скинули коммунистическое ярмо, наступили благословенные рыночные времена и что? Та самая книга Гранина «Причуды моей памяти», из которой цитаты, была издана в 2008-м тиражом аж 4000 экземпляров. В 2010-м — переиздание, 3000 экз., в 2011-м — ещё одно, 5000 экз.
http://pyhalov.livejournal.com/117180.html

Дании́л Алекса́ндрович Гра́нин (настоящая фамилия Ге́рман; 1 января 1919, Вольск, Саратовская губерния, по другим сведениям — Волынь Курской области).
В 1940 году окончил электромеханический факультет Ленинградского политехнического института, работал на Кировском заводе. Оттуда ушёл на фронт и воевал до конца войны в танковых войсках. Член КПСС с 1942 года. С 1946 по 1950 год работал в Ленэнерго и научно-исследовательском институте. Избирался народным депутатом СССР (1989—1991).

В 1993 году подписал «Письмо 42-х».

Творчество
Печататься начал в 1949 году. Основное направление и тема произведений Гранина — реализм и поэзия научно-технического творчества — здесь сказывается техническое образование Гранина, практически все его произведения посвящены научным изысканиям, поиску, борьбе между ищущими, принципиальными учёными и людьми недаровитыми, карьеристами, бюрократами.

роман «Искатели» (1954)
роман «Иду на грозу» (1962)
Роман «После свадьбы» (1958) посвящён судьбе молодого изобретателя, посланного комсомолом на работу в деревню. Все три романа инсценировались для театра, по ним сделаны одноимённые фильмы.
рассказы и повести «Победа инженера Корсакова» (опубликована в 1949 под названием «Спор через океан»), «Вариант второй» (1949), «Ярослав Домбровский» (1951), «Собственное мнение» (1956), книги очерков о поездках в ГДР, Францию, на Кубу, в Австралию, Англию — «Неожиданное утро» (1962) и «Примечания к путеводителю» (1967), рассказ «Дом на Фонтанке» (1967), повесть «Наш комбат» (1968), раздумья о «Медном всаднике» А. С. Пушкина — «Два лика» (1968).
Художественно-документальное произведение: «Эта странная жизнь» (1974, о биологе А. А. Любищеве), «Клавдия Вилор» (1976, Государственная премия СССР), роман «Зубр» (1987, о судьбе биолога Н. В. Тимофеева-Ресовского), «Блокадная книга», ч.1-2 (1977—1981, совместно с А. М. Адамовичем). В романе «Картина» (1979) и в повести «Неизвестный человек» (1990) затронуты проблемы сохранения исторической памяти, предпринят анализ состояния человека, теряющего свое место в социальной иерархии. Шпионский роман «Бегство в Россию» (1994).
Эссе «Страх» — о преодолении тоталитаризма и коммунизма.

2012/03/16

О «советском милитаризме»

http://diunov.livejournal.com/405277.html

2012/03/10

Гений карьеры. Схемы, которые привели Горбачева к власти

http://www.peremeny.ru/book/gorbachev/1

Немного затянуто в начале, но читать надо не спеша.

2012/02/13

Судебный отчет по делу антисоветского «Право-троцкистского блока», 2-13 марта 1938 г.

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1288794

2012/01/24

Фотографии. Визит Хрущёва в Америку, 1959 год

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , , — ivgnnm @ 6:29 пп

Все фотографии
http://foto-history.livejournal.com/1714174.html

2011/02/18

Экс-председатель Верховного Совета СССР напомнил: ГКЧП был создан Горбачевым задолго до августа 1991

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — ivgnnm @ 12:21 пп

http://www.ng.ru/ng_politics/2010-05-18/9_lukianov.html

2011/01/14

Биография Троцкого

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 8:25 дп

http://community.livejournal.com/kpss_ru/119187.html
См. комменты также

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.