ivgnnm

2016/07/19

Стремительно меняющийся мир. Новые вызовы для ресурсных экономик

Оригинал взят в Стремительно меняющийся мир. Новые вызовы для ресурсных экономик

Все помнят шокирующую новость, что в начале 2016 ВВП китайской провинции Гуандун превысил ВВП России, достигнув $1,2 трлн, благодаря индустриальному буму. С нее и начнем. Почему бы не начать путь в шокирующее будущее с шокирующего настоящего?

В этой провинции располагается город Дунгуань. Он стал эпицентром китайского экспортного бума. Почти все из 8 миллионного населения не являются коренными жителями а приехали откуда–то. Но город серьезно пострадал от кризиса 2008. Новый бич населения — перенос производств в более бедные страны, такие как Вьетнам, а так же роботизация. Понимаю что для рядового обывателя это звучит странно. Ведь в Китае делается вообще все и там дешевая рабочая сила. Так? Так да не так… время летит, дорогой читатель а наши представления о поднебесной отстают. Ведь все самое интересное и актуальное печатается на английском, лишь толика этого переводится на русский и то с запозданием. Потому обыватель, как правило носит в голове давно устаревшие стереотипы.

Провинция Гуандун — фабрика мира. Город Дуньгуань (Dongguan) в центре

Город Дунгуань находится в дельте реки Чжуцзян — самом большом урбанизированном регионе мира согласно отчету World Bank, где проживает 42 млн человек. До кризиса, если вы покупали например iPhone или кроссовки Nike, то вероятно они к вам пришли из провинции Гуандун. Половина телефонов и 80% микроволновок с надписью made in china, делаются именно там. Но времена дешевой рабочей силы и земли уходят в небытие и местные предприятия соревнуются в гонке по обновлению или перемещению.

Согласно 2016 China Business Climate Survey, 2015 год был трудным для бизнеса в Китае. Количество компаний, назвавших свой бизнес прибыльным, упало в 2015 до 64% — это низший уровень за последние 5 лет. Больше половины сказали, что растущая стоимость труда является наибольшей проблемой для их бизнеса. Ведь взрывной рост Китая подпитывался предложением дешевой рабочей силы. По закону спроса и предложения, когда предложение начало тормозится, начала расти ее цена, что начало бить по компаниям–производителям. Да, предложение рабочей силы в Китае начало сокращаться, как видно на графике ниже. Китай обогнал по средней зарплате Россию. В 2015 средний китаец получал 790$ в месяц. За десятилетие благосостояние среднего китайца выросло в два раза, при этом темпы роста экономики Китая в два раза упали, с 12% в 2006 до около 6% в 2016.

Каждая четвертая компания за последние три года переместила или планирует переместить мощности за пределы Китая. Главная причина — растущая стоимость труда. Начинается упадок старой экспортной модели. Потенциально выигрывают от этого особенно NAFTA, куда входят США, Канада и Мексика, куда перенесли или планируют 38% респондентов, и развивающаяся Азия — соответственно 49%. В первом случае доминируют сервисы, во втором — перебрасываются потихоньку промышленные ресурсы.

Куда уходят производственные мощности из Китая?

Развивающаяся Юго–Восточная Азия представляет для Китая серьезную проблему в конкуренции за дешевизну производства. Средний фабричный рабочий в Китае получает $27,5 в день, по сравнению с $8,6 в Индонезии и $6,7 во Вьетнаме. Как было выше показано, рабочая сила в Китае с недавнего времени начала сокращаться, нация быстро стареет. Средний возраст в Китае — 36,7 лет. В России к примеру 38,9. В Юго–Восточной же Азии рабочая сила находится в основном ниже среднемирового возраста в 29,7 лет.

Ху Чуньхуа, глава парткома Гуандун прямо сказал, — «заменим людей роботами». Согласно статье Guangzhou Daily, у Политбюро имеется план по модернизации 2 тысяч компаний в течении 3 лет, на сумму $144 млрд. Согласно местным властям, в городе Дунгуань в 2015 44 тысячи работников были заменены роботами, позволив сократить затраты на фабриках в районе 10%. Вообще, согласно новому отчету Fathom Consulting, скрытый уровень безработицы в Китае может быть уже в три раза выше официальных данных — 13 против 4%. Отрыв начался с 2013 года. Провинция поощряет роботизацию в самые короткие сроки, платя около 50 тысяч юаней (примерно $7,5 тысяч) за каждого робота, что заменит рабочего.

Китай уже вошел в топ 5 рынков роботов по объемам продаж. На него, Японию, США, Южную Корею и Германию приходится 70% рынка продаж промышленных роботов. По оценкам IFR, при неизменном росте, в 2018 в мире будет продано 400 тысяч роботов против 229 в 2014 и с 2015 по 2018 будет установлено 1,3 млн новых единиц в мире. Да–да, роботизация это новый мировой тренд. Мы его не видим, так как он разворачивается на заводах и фабриках, что далеки от глаз обывателей, да и экономики у России и Украины не промышленные а большей частью сырьевые.

Каковы темпы роботизации Китая? В 2014 там было продано 57 тысяч единиц, что на 56% больше чем годом ранее. И это четверть мирового рынка роботов. С 2010 по 2014 его рынок рос в среднем на 40% в год. Хотя по плотности роботов на число занятых в обрабатывающей промышленности он отстает даже от среднемировых но пытается их догнать.

Так в Китае появился феномен «темных заводов», которые не нуждаются в освещении, потому как на конвейере работают только роботы. Согласно отчету города Шэньчжэнь, что соседствует с Дунгуань, за 5 лет больше 17 тысяч low–end фабрик были «вымыты» или «трансформированы». При этом число протестов в Китае за последний год удвоилось.

Все это происходит на фоне замедления китайской экономики и роста долгов. Китай начинает буксовать, как и все развивающиеся рынки. А ведь бум 2003–2010 выглядел таким оптимистичным… Казалось развивающиеся страны будут расти в турборежиме догоняющего роста десятилетиями, сокращая разрыв с богатыми государствами. Но сегодня их темпы роста ВВП упали в 2 раза по сравнению с 2006, составляя 4%.

Хорошо. Но много это или мало? И на что это существенно влияет? А вот на что. С темпами роста достигнутыми десятилетие назад, развивающиеся рынки могли достичь нынешних американских стандартов уровня жизни буквально через поколение. Вы только вдумайтесь! Если брать период роста 2003–08, то для этого понадобилось бы около 42 лет, а вот если 2013–15, то уже 68 лет. Догоняющее развитие очень затормозилось. И картина одна и та же от России и Казахстана до Бразилии и Малайзии. Те многие развивающиеся рынки, которые были подняты мощнейшей волной сырьевого бума 2000–х, сейчас, после ее ухода, подобно рыбе выкинутой на берег, задыхаются в экономических спадах и долгах.

Государственный и частный долг Китая вырос до 247% ВВП на конец 2015 по сравнению с 164% в 2008. Именно во время мирового финансового кризиса Пекин приказал местным органам власти строить дороги, мосты, и другую инфраструктуру, дабы накачать экономику, не дав ей свалится и удержать рабочие места.

Проекты накачивались деньгами в долг, что похоже на долговой пузырь Японии 1980–х годов. Темпы роста Китая упали до самых низких показателей за 25 лет. Многие опасаются что Китай повторит японскую судьбу.

Хорошо, а мне от этих занимательных фактов какая разница, спросит читатель. Китай остается единственным крупным драйвером роста мировой экономики. По сути падение цены на ресурсы, в том числе и нефть в 2 раза, это следствие замедление Китая и ввод на рынок новых мощностей, что и сбило цены.

Сейчас в производстве электроэнергии в мире доминируют полезные ископаемые — уголь и газ. Но ситуация стремительно меняется. Не потому что мы исчерпываем ископаемые, а потому, что человечество находит им более дешевые альтернативы. На рынке газа развернулась нешуточная борьба.

Но это еще цветочки. По оценкам, до 2040, в добычу ископаемого топлива будет инвестировано около $2,1 трлн, однако в возобновляемые источники энергии — $7,8. Уже сейчас во многих регионах стоимость ветра и солнца за весь срок службы, ниже постройки традиционных электростанций. К 2027, постройка новых солнечных и ветряных электростанций зачастую будет дешевле, чем эксплуатация существующих угольных и газовых ТЭЦ.

Согласно Bloomberg New Energy Finance, с 2013 мир вводит больше солнечных и ветряных генерирующих мощностей, чем угольных, газовых и нефтяных вместе взятых. Мало кто знает, но уже сейчас число рабочих мест в солнечной энергетике США превзошло по количеству число в сфере добыче нефти и газа. И занятость в этом бизнесе растет в 12 раз быстрее чем в среднем идет рост рабочих мест в США.

Германия планирует увеличить использование возобновляемых источников к 2025 году до 40–45%, сейчас — 30%. США, Канада и Мексика намерены к тому же году получать уже половину всей энергии, при нынешних 37%. ССАГПЗ, куда входят Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ взяли обязательства выделить $100 млрд на реализацию проектов в области возобновляемой энергетики в течении следующих 20 лет. Это, на всякий случай, богатейшие нефтью страны. Эмират Дубай, что входит в ОАЭ, к примеру планирует к 2020 генерировать 7% энергии из возобновляемых источников, к 2030 — 25%, к 2050 — 75%.

Китай в 2015 построил наибольший объем возобновляемых мощностей в мире — 65 гигаватт (ГВт). В 2014 построил 56. И там работает на 35% больше рабочих чем в нефтегазе. Много это или мало 65 гигаватт? Для сравнения, самая мощная электростанция в России, Саяно–Шушенская ГЭС — имеет мощность 6,4 ГВт. Начали ее строить в 1963 а официально закончили только в 2000. Вот китайцы за год построили в 10 раз больший объем возобновляемых мощностей чем она.

Еще о больших цифрах. Китай в 2015 имел 43,2 ГВт только мощностей солнечной энергетики, по сравнению с 38,4 у Германии и 27,8 у США. Только в том году они добавили 15 ГВт. К 2020 они планируют утроить их и достигнуть 143 ГВт. Представьте себе объёмы. Для сравнения суммарная установленная мощность всех электростанций России — около 230 ГВт, при этом максимум потребления в 2014 составлял и того меньше — 154 ГВт.

По прогнозам, в 2025 будет пройдена эпохальная черта — мировые возобновляемые мощности сравняются с работающими на ископаемом топливе, начав новую эру в истории человечества. И это будет на наших с вами глазах.

Мораль в том, что единственный ресурс, который позволяет постоянно оставаться на плаву — это научный потенциал и технологии. Природные ресурсы же, делают страну заложницей складывающихся обстоятельств. В постоянно меняющемся с помощью науки и техники мире ресурсы могут вдруг неожиданно и обесценится, ввергнув десятки миллионов людей в бедность. А кому хочется, что бы судьба их и их детей зависела от рулетки?

2015/01/04

Self-Driving Cars проноз до 2020 г. // businessinsider


http://www.businessinsider.com/self-driving-cars-2014-12

2014/10/25

1927-1933 Chart of Pompous Prognosticators // zerohedge

Colin J. Seymour, June 20, 2001

1. “We will not have any more crashes in our time.”
— John Maynard Keynes in 1927

2. “I cannot help but raise a dissenting voice to statements that we are living in a fool’s paradise, and that prosperity in this country must necessarily diminish and recede in the near future.”
— E. H. H. Simmons, President, New York Stock Exchange, January 12, 1928

“There will be no interruption of our permanent prosperity.”
— Myron E. Forbes, President, Pierce Arrow Motor Car Co., January 12, 1928

3. “No Congress of the United States ever assembled, on surveying the state of the Union, has met with a more pleasing prospect than that which appears at the present time. In the domestic field there is tranquility and contentment…and the highest record of years of prosperity. In the foreign field there is peace, the goodwill which comes from mutual understanding.”
— Calvin Coolidge December 4, 1928

4. “There may be a recession in stock prices, but not anything in the nature of a crash.”
— Irving Fisher, leading U.S. economist , New York Times, Sept. 5, 1929

5. “Stock prices have reached what looks like a permanently high plateau. I do not feel there will be soon if ever a 50 or 60 point break from present levels, such as (bears) have predicted. I expect to see the stock market a good deal higher within a few months.”
— Irving Fisher, Ph.D. in economics, Oct. 17, 1929

“This crash is not going to have much effect on business.”
— Arthur Reynolds, Chairman of Continental Illinois Bank of Chicago, October 24, 1929

“There will be no repetition of the break of yesterday… I have no fear of another comparable decline.”
— Arthur W. Loasby (President of the Equitable Trust Company), quoted in NYT, Friday, October 25, 1929

“We feel that fundamentally Wall Street is sound, and that for people who can afford to pay for them outright, good stocks are cheap at these prices.”
— Goodbody and Company market-letter quoted in The New York Times, Friday, October 25, 1929

6. “This is the time to buy stocks. This is the time to recall the words of the late J. P. Morgan… that any man who is bearish on America will go broke. Within a few days there is likely to be a bear panic rather than a bull panic. Many of the low prices as a result of this hysterical selling are not likely to be reached again in many years.”
— R. W. McNeel, market analyst, as quoted in the New York Herald Tribune, October 30, 1929

“Buying of sound, seasoned issues now will not be regretted”
— E. A. Pearce market letter quoted in the New York Herald Tribune, October 30, 1929

“Some pretty intelligent people are now buying stocks… Unless we are to have a panic — which no one seriously believes, stocks have hit bottom.”
— R. W. McNeal, financial analyst in October 1929

7. “The decline is in paper values, not in tangible goods and services…America is now in the eighth year of prosperity as commercially defined. The former great periods of prosperity in America averaged eleven years. On this basis we now have three more years to go before the tailspin.”
— Stuart Chase (American economist and author), NY Herald Tribune, November 1, 1929

“Hysteria has now disappeared from Wall Street.”
— The Times of London, November 2, 1929

“The Wall Street crash doesn’t mean that there will be any general or serious business depression… For six years American business has been diverting a substantial part of its attention, its energies and its resources on the speculative game… Now that irrelevant, alien and hazardous adventure is over. Business has come home again, back to its job, providentially unscathed, sound in wind and limb, financially stronger than ever before.”
— Business Week, November 2, 1929

“…despite its severity, we believe that the slump in stock prices will prove an intermediate movement and not the precursor of a business depression such as would entail prolonged further liquidation…”
— Harvard Economic Society (HES), November 2, 1929

8. “… a serious depression seems improbable; [we expect] recovery of business next spring, with further improvement in the fall.”
— HES, November 10, 1929

“The end of the decline of the Stock Market will probably not be long, only a few more days at most.”
— Irving Fisher, Professor of Economics at Yale University, November 14, 1929

“In most of the cities and towns of this country, this Wall Street panic will have no effect.”
— Paul Block (President of the Block newspaper chain), editorial, November 15, 1929

“Financial storm definitely passed.”
— Bernard Baruch, cablegram to Winston Churchill, November 15, 1929

9. “I see nothing in the present situation that is either menacing or warrants pessimism… I have every confidence that there will be a revival of activity in the spring, and that during this coming year the country will make steady progress.”
— Andrew W. Mellon, U.S. Secretary of the Treasury December 31, 1929

“I am convinced that through these measures we have reestablished confidence.”
— Herbert Hoover, December 1929

“[1930 will be] a splendid employment year.”
— U.S. Dept. of Labor, New Year’s Forecast, December 1929

10. “For the immediate future, at least, the outlook (stocks) is bright.”
— Irving Fisher, Ph.D. in Economics, in early 1930

11. “…there are indications that the severest phase of the recession is over…”
— Harvard Economic Society (HES) Jan 18, 1930

12. “There is nothing in the situation to be disturbed about.”
— Secretary of the Treasury Andrew Mellon, Feb 1930

13. “The spring of 1930 marks the end of a period of grave concern… American business is steadily coming back to a normal level of prosperity.”
— Julius Barnes, head of Hoover’s National Business Survey Conference, Mar 16, 1930

“… the outlook continues favorable…”
— HES Mar 29, 1930

14. “… the outlook is favorable…”
— HES Apr 19, 1930

15. “While the crash only took place six months ago, I am convinced we have now passed through the worst — and with continued unity of effort we shall rapidly recover. There has been no significant bank or industrial failure. That danger, too, is safely behind us.”
— Herbert Hoover, President of the United States, May 1, 1930

“…by May or June the spring recovery forecast in our letters of last December and November should clearly be apparent…”
— HES May 17, 1930

“Gentleman, you have come sixty days too late. The depression is over.”
— Herbert Hoover, responding to a delegation requesting a public works program to help speed the recovery, June 1930

16. “… irregular and conflicting movements of business should soon give way to a sustained recovery…”
— HES June 28, 1930

17. “… the present depression has about spent its force…”
— HES, Aug 30, 1930

18. “We are now near the end of the declining phase of the depression.”
— HES Nov 15, 1930

19. “Stabilization at [present] levels is clearly possible.”
— HES Oct 31, 1931

20. “All safe deposit boxes in banks or financial institutions have been sealed… and may only be opened in the presence of an agent of the I.R.S.”
— President F.D. Roosevelt, 1933
http://www.gold-eagle.com/article/1927-1933-chart-pompous-prognosticators
http://www.zerohedge.com/news/2014-10-16/pompous-prognostications-permanently-high-plateau-prophets

Ниже приведены комментарии и высказывания американских политиков, экономистов и аналитиков, по ходу изменения ситуации на рынке.

1) «В наше время больше обвалов не будет». Джон Мейнард Кейнс, 1927 год

2) «Я не могу не возразить тем, кто утверждает, будто мы живем в раю для глупцов и процветание нашей страны неизбежно пойдет на спад в ближайшем будущем». Е.Х.Х. Симменс, президент нью-йоркской биржи, 12 января 1928 года.

«Нашему постоянному процветанию не будет конца». Майрон Е. Форбс, президент в
«Пирс Эрроу Мотор Кар Ко.», 12 января 1928 года.

3) «Никогда еще перед Конгрессом Соединенных Штатов, собравшимся рассмотреть положение дел в стране, не открывалась такая приятная картина, как сегодня. Во внутренних делах мы видим покой и довольство… и самый длинный в истории период процветания. В международных делах – мир и доброжелательность на основе взаимопонимания». Калвин Кулидж, 4 декабря 1928 года

4) «Возможно, котировки ценных бумаг и снизятся, но не будет никакой катастрофы». Ирвинг Фишер, видный американский экономист, «Нью-Йорк Таймс», 5 сентября 1929 года

5) «Котировки поднялись, так сказать, на широкое горное плато. Вряд ли в ближайшее время, или даже вообще, возможно их падение на 50 или 60 пунктов, как это предсказывают медведи. Я думаю, что в ближайшие месяцы рынок ценных бумаг значительно поднимется». Ирвинг Фишер, кандидат экономических наук, 17 октября 1929 года
«Это падение не окажет значительного влияния на экономику». Артур Рейнольдс, президент «Континентал Иллинойс Бэнк оф Чикаго», 24 октября 1929 года
«Вчерашнее падение не повторится… Я не боюсь подобного снижения». Артур А. Лосби (президент «Экуитабл Траст Компани»), цитата в «Нью-Йорк Таймс», пятница, 25 октября 1929 года
«Мы считаем, что основы Уолл-стрит не затронуты, и те, кто может позволить себе заплатить сразу, дешево приобретут хорошие акции». Бюллетень «Гудбой энд Компани», цитата в «Нью-Йорк Таймс», пятница, 25 октября 1929 года

6) «Сейчас – время покупать акции. Сейчас – время вспомнить слова Дж. П. Моргана… что любой человек в Америке, играющий на понижение, разорится. Возможно, через несколько дней начнется паника медведей, а не паника быков. Скорее всего, еще много лет не будет таких низких цен на многие из тех акций, которые сейчас истерически продают». Р. В. Мак-Нил, рыночный аналитик, цитата в «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 30 октября 1929 года

«Покупайте надежные, проверенные акции, и вы не пожалеете». Бюллетень Е.А. Пирс, цитата в «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 30 октября 1929 года

«Есть и умные люди, которые сейчас покупают акции… Если не будет паники, а в нее никто всерьез не верит, акции ниже не опустятся». Р. В. Мак-Нил, финансовый аналитик, октябрь 1929 года

7) «Снижаются цены на бумаги, а не на реальные товары и услуги… Сейчас в Америке идет восьмой год экономического подъема. Предыдущие такие периоды продолжались в среднем одиннадцать лет, то есть, до обвала у нас остается еще три года». Стюарт Чейз, американский экономист и писатель, «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 1 ноября 1929 года

«Истерика на Уолл-стрит уже закончилась». «Таймс», 2 ноября 1929 года

«Обвал на Уолл-стрит не значит, что будет всеобщий, или хотя бы серьезный экономический спад… В течение шести лет американский бизнес уделял значительную часть своего внимания, своей энергии и своих ресурсов спекулятивной игре… И вот это неуместное, ненужное и опасное приключение закончилось. Бизнес вернулся домой, к своей работе, слава Богу, без повреждений, здоровый душой и телом и сильнее в финансовом отношении, чем когда-либо раньше». «Бизнес Уик», 2 ноября 1929 года

«…хотя акции сильно упали в цене, мы верим, что это падение – временное, а не начало экономического спада, который приведет к продолжительной депрессии…» Гарвардское экономическое общество, 2 ноября 1929 года

8 ) «…мы не верим в серьезный спад: по нашим прогнозам экономический подъем начнется весной, а осенью ситуация станет еще лучше». Гарвардское экономическое общество, 10 ноября 1929 года

«Вряд ли спад на фондовом рынке будет долгим, скорее всего, он закончится уже через несколько дней». Ирвинг Фишер, профессор экономики Йельского университета, 14 ноября 1929 года

«Паника на Уолл-стрит никак не скажется в большинстве городов нашей страны». Пол Блок, президент газетного холдинга «Блок», редакционная статья, 15 ноября 1929 года

«Можно с уверенностью сказать, что финансовая буря закончилась». Бернард Барух, телеграмма Уинстону Черчиллю, 15 ноября 1929 года

9) «Я не вижу в текущей ситуации ничего угрожающего или вызывающего пессимизм… Я уверен, что весной наступит оживление экономики и в течение наступающего года страна будет стабильно развиваться». Эндрю В. Меллон, министр финансов США, 31 декабря 1929 года

«Я убежден, что благодаря принятым мерам мы восстановили доверие». Герберт Гувер, декабрь 1929 года

«1930 год будет превосходным по количеству рабочих мест». Министерство труда США, Новогодний прогноз, декабрь 1929 года

10) «У акций блестящие перспективы, по крайней мере, на ближайшее будущее». Ирвинг Фишер, кандидат экономических наук, начало 1930 года

11) «…есть признаки того, что самая тяжелая фаза рецессии уже позади…» Гарвардское экономическое общество, 18 января 1930 года

12) «Сейчас совершенно не о чем беспокоиться». Эндрю Меллон, министр финансов США, февраль 1930 года

13) «Весной 1930 года закончился период серьезной озабоченности… Американский бизнес постепенно возвращается к нормальному уровню процветания». Джулиус Бернс, глава Национальной конференции по изучению бизнеса при президенте Гувере, 16 марта 1930 года

«…перспективы по-прежнему благоприятные…» Гарвардское экономическое общество, 29 марта 1930 года

14) «…перспективы благоприятные…» Гарвардское экономическое общество, 19 апреля 1930 года

15) «Хотя катастрофа произошла всего шесть месяцев назад, я уверен, что самое худшее позади, и продолжительными совместными усилиями мы быстро преодолеем спад. Банки и промышленность почти не затронуты. Эта опасность также благополучно миновала». Герберт Гувер, президент США, 1 мая 1930 года

«…к маю или июню должен проявиться весенний подъем, который мы предсказывали в бюллетенях за ноябрь и декабрь прошлого года…» Гарвардское экономическое общество, 17 мая 1930 года

«Господа, вы опоздали на шестьдесят дней. Депрессия закончилась». Герберт Гувер, ответ делегации, которая ходатайствовала об организации программы общественных работ, чтобы ускорить восстановление экономики, июнь 1930 года

16) «…хаотичные и противоречивые движения бизнеса должны вскоре уступить дорогу продолжительному подъему…» Гарвардское экономическое общество, 28 июня 1930 года

17) «…силы текущей депрессии уже на исходе…» Гарвардское экономическое общество, 30 августа 1930 года

18) «Мы приближаемся к концу фазы падения в процессе депрессии». Гарвардское экономическое общество, 15 ноября 1930 года

19) «На данном уровне вполне возможна стабилизация». Гарвардское экономическое общество, 31 октября 1931 года

20) «Все сейфовые ячейки в банках и финансовых учреждениях опечатаны… и их разрешается открывать только в присутствии представителя налоговой службы». Президент Ф.Д. Рузвельт, 1933
http://goodtrades.ru/chernyj-oktyabr-ameriki-krax-1929-goda-vospominanie-o-blizkom-budushhem.html

2014/09/10

Перспективы сырьевых цен // advisorperspectives

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , — ivgnnm @ 12:42 дп

August 22, 2014

http://www.advisorperspectives.com/dshort/guest/Chris-Kimble-140822-Joe-Friday.php

August 18, 2014

http://www.advisorperspectives.com/dshort/guest/Chris-Kimble-140818-Commodities.php

2014/08/25

Ожидаемая доходность и волатильность основных активов // zerohedge

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 12:43 дп

http://www.zerohedge.com/news/2014-08-20/gmo-there-no-safe-place-hide

2014/08/23

Сланцевая революция в США // aei-ideas

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 12:52 дп


http://www.aei-ideas.org/2014/08/us-oil-production-keeps-surging-so-why-havent-oil-and-gasoline-prices-fallen/


http://www.aei-ideas.org/2014/08/chart-of-the-day-daily-us-oil-production-topped-8-5m-barrels-in-july-on-the-way-to-surpassing-9m-milestone-later-this-year/


http://www.aei-ideas.org/2014/08/one-of-the-most-remarkable-energy-success-stories-in-us-history-the-amazing-marcellus-shale-gas-boom/


http://www.aei-ideas.org/2014/07/chart-of-the-day-the-amazing-12-fold-increase-in-natural-gas-production-in-the-marcellus-shale-in-just-four-years/


http://www.aei-ideas.org/2014/07/texas-oil-reaches-3-million-barrels-per-day-milestone-in-may-as-separate-nation-it-would-be-worlds-8th-largest-oil-producer/


http://www.aei-ideas.org/2014/07/chart-of-the-day-the-great-american-energy-boom/


http://www.aei-ideas.org/2014/05/the-surge-in-us-shale-oil-has-offset-declines-elsewhere-stabilized-world-oil-supply-prevented-gas-prices-from-rising/


http://www.aei-ideas.org/2014/04/on-earth-day-lets-appreciate-our-fossil-fuel-energy-treasures-and-the-human-ingenuity-that-transforms-our-natural-resources/

июн. 21, 2013
US energy in maps
июн. 17, 2013
Nine US states produce almost half of America’s total energy
ноя. 21, 2012
Oil and gas dependency in 2035
ноя. 1, 2012
America Will Produce More Fossil Fuels This Year Than It Ever Has Before
окт. 17, 2012
Диаграммы о нефти
мар. 9, 2012
mjperry о нефти и газе США

2014/07/21

Generations X and Y: Facing Economic and Financial Challenges in the Shadow of the Baby Boom

March 6, 2014 William R. Emmons Center for Household Financial Stability Federal Reserve Bank of St. Louis
http://ru.scribd.com/doc/233281333/Emmons-Little-Rock-Mar-6-2014
http://www.ritholtz.com/blog/2014/07/generations-x-and-y-facing-economic-and-financial-challenges-in-the-shadow-of-the-baby-boom/

2014/05/31

Фактор нефти. Часть 2

График индекса доллара по отношению к основным мировым валютам (1970-2013), данные Федерального резервного банка Сент-Луиса

http://blogs.pravda.com.ua/authors/petrenko/536b2fe7eba53/

Asset Price Bubbles Since 1976
This chart shows the inflation adjusted performance of the FHFA Housing Index, Gold, Oil and the NASDAQ since 1976. The world financial system moved from the relative discipline of the gold-dollar, fixed-currency standard to a system of free-floating currencies in 1973. This move unleashed a series of asset pricing bubbles over the subsequent decades.

http://www.macrotrends.net/1311/asset-price-bubbles-since-1976

В 2000 году считалось1, что через десять лет цены будут колебаться в районе $25-30 за баррель — а они оказались в 2,5 раза выше. От чего же эти цены все-таки зависят?

Конечно, есть инфляция, которая всегда гонит цены вверх. Она, можно сказать, встроена в мировую экономику. В 1864 году цены на нефть в США в результате резкого скачка достигли $8 за баррель. Эквивалент этой цены в 2010 году – $1122. Ценовая сила инфляции в 1981–2010 ггодах — 3% в год (по доллару США, являющемуся базой цен и расчетов по нефти).

Но что еще кроме инфляции?

Ответ неоднозначен. Каждая эпоха вносила свои уникальные особенности в механизм формирования нефтяных цен.

В 1930-1960-е годы цены на нефть стабильны — $1-2 за баррель. Цены тогда «объявлялись» — их источником был международный нефтяной картель, состоящий из «Семи сестер» — 5 американских и 2 европейских компаний, державших под контролем 80–90% мировой «нефтянки». В ту эпоху фиксинг цен на нефть, доллар как стоимостная и расчетная единица для нефти полностью соответствовали фиксированным ценам на золото и золотодолларовому стандарту (Бреттон-Вудская система, 1944–1971 годы).

К 1970-м годам нефть постепенно переходит под национальный контроль развивающихся стран. «Семь сестер» теряют способность диктовать цены. Отказ от свободного обмена долларов на золото в августе 1971 года (так называемый «шок Никсона»), девальвация доллара, рождение мира свободно плавающих курсов и цен не могли не взорвать и фиксированные цены на нефть. Страны — экспортеры нефти должны были возместить себе потери от девальвации доллара.

В 1970-х ценообразование нефти перешло под контроль 12 стран ОПЕК (тогда на них приходилась половина добываемой в мире нефти). Цены стали «объявляться» ОПЕК. В результате действий ОПЕК в 1970–1974 годах цена на нефть выросла более чем в 6 раз и стала, по сути, плавающей. Гигантский ценовой скачок определялся экономикой (аппетиты стран-экспортеров и девальвация доллара) и геополитикой (нефтяное эмбарго 1973 года, арабо-израильская война). После стабилизации в 1974–1978 годах на уровне $11-15 за баррель вновь революция — рост в 1979–1980-м почти до $40. Сыграли роль нефтяной кризис 1979 года, начало ирано-иракской войны, снятие с конца 1980 годов госконтроля за ценами на нефть внутри США.

Следы горячей тектоники сохранялись до середины 1980-х годах ОПЕК пыталась сохранить высокие цены и дальше, маневрировала, изменяла квоты стран, снижала производство, однако к 1986 году нефть стоила уже $25-30. Почему так получилось?

Дело в том, что в формировании цены все усиливалась роль фундаментальных факторов — спрос, производство, запасы. Мировое производство нефти превышало спрос на нее (см. таблицу «Производство и потребление нефти в мире»). На рынок вошли новые поставщики, увеличились разведанные запасы, выросла энергоэффективность, уменьшилось потребление нефти. В сравнении с 1970-ми снизилась зависимость от ОПЕК, ее доля в выработке нефти сократилась до 40%. В ОПЕК начались нарушения координации.

И вот результат: после двукратного, вне квот ОПЕК увеличения добычи нефти Саудовской Аравией в 1986 году начался коллапс нефтяных цен. За полгода они упали более чем вдвое. До конца 1990-х наступила эра низких цен, от $10 до $30, а в среднем $15-20 за баррель. Даже война в Заливе не переломила этой тенденции.

2000-е годы — новая реальность. Нефть в дефиците, ее потребление превышает производство — спасибо Китаю, Индии и другим развивающимся странам Азии (их доля в потреблении нефти к 2010 году выросла до 20%, втрое по сравнению с 1980-м).

Но в том-то и дело, что на рубеже 2000-х фундаментальные факторы — спрос, предложение, запасы — оказались вдруг в подчиненном положении. Политические шоки (теракт 9/11, вторжение в Ирак) приводили лишь к коротким скачкам цен. ОПЕК нажимала то на газ, то на тормоз, устанавливая квоты на производство нефти, но ценовая машина ее не слушалась.

Все первое десятилетие XXI века цена на нефть росла — с $25-30 в начале века до цен, колеблющихся вокруг $100 (с коротким провалом в 2008-2009 годах). Сейчас цены в несколько раз превышают издержки добычи нефти и прирост ее запасов ($25-28 за баррель за пределами США, $17-21 на постсоветском пространстве3).

Причина всему этому одна. Появился новый фундаментальный фактор, во многом определяющий динамику цен на нефть. На сцену, улыбаясь и раскланиваясь, вышел его величество финансовый рынок.

Конечно, и в прошлые времена связь с финансовым рынком присутствовала. Освобождение нефтяных цен в начале 1970-х было реакцией на девальвацию доллара. Рост цен возмещал потери экспортеров, поскольку доллар был базой всех цен на нефть и инструментом для расчетов по ней. Но теперь все стало гораздо серьезней.

В 1983 году на биржах Нью-Йорка и Чикаго были введены фьючерсы на нефть. С этого момента, причем с каждым годом все сильнее, стало ощущаться присутствие финансового рынка в ценообразовании. На волне роста насыщенности деньгами любые имущественные права, в том числе на поставку энергоресурсов, стали стремительно обращаться в биржевые деривативы. В 1970-х индикатор «Финансовые активы/ВВП» составлял в США чуть более 200%, к 2000 году он был выше 400%, а в кризис 2008 года превысил 450%4.

Открытые позиции по нефтяным фьючерсам на NYMEX составляли в товарном эквиваленте 1 млрд баррелей сырой нефти в конце мая 1983 года, 76 млрд в тот же период 1990 года, 136 млрд в 2000 году, 347 млрд в 2008-м, 365 млрд в 2011-м. Это в 12 раз больше добычи нефти в мире за весь 2010 год! А ведь есть еще и биржевые опционы с нефтяным основанием, и Межконтинентальная биржа (ICE) в Лондоне, и внебиржевые деривативы.

С 2000 года цена на нефть превращается в преимущественно финансовую переменную, такую же, как валютный курс, цены на золото и котировки ценных бумаг. Производство, спрос и запасы нефти, политические шоки, действия ОПЕК становятся факторами второго порядка. Цена на нефть формируется на биржах деривативов в тесной связи с курсом доллара США как мировой резервной валюты, на которую приходится более 30% финансовых активов мира.

Мир все больше насыщается деньгами, и все большее число товаров превращаются в финансовые активы. Говорить о конкретных цифрах в данном случае очень сложно. Рискну дать собственную оценку: с начала 2000-х годов цены на нефть на две трети формируются факторами финансового рынка, а на одну треть — традиционными фундаментальными факторами.

При ослаблении доллара цена на нефть растет, возмещая потери от его «девальвации». И наоборот, при укреплении доллара снижается (см. график «Зависимость цены нефти от курса доллара»). «Горячие деньги» надувают пузырь нефтяных цен вместе с пузырями на рынке долгов, а потом бегство капиталов и укрепление доллара США обрушивают нефтяные цены (конец 2008-го – начало 2009 года).

Еще одна причина превращения цены нефти в финансовую переменную — изменения в микроструктуре рынка. В конце 1990-х 85% длинных позиций по нефтяным фьючерсам держали хеджеры — те, кто страхует риски в связи с реальными поставками нефти. К 2008 году их доля сократилась до 40%, зато пришли спекулянты (30%) и индексные инвесторы (30%) — те, кто стоит в товарных портфелях, сформированных по индексам товарных цен, и играет на повышение5. С начала 2000-х годов нефтяные деривативы стали любимым финансовым инструментом инвестиционных банков и фондов. Сегодня ты сидишь в валюте, завтра — в акциях и долгах, а потом уходишь в золото, нефть и металлы.

Еще в начале 1990-х казалось немыслимым, чтобы крупные институциональные инвесторы, консервативные по природе, вкладывались в товарные активы. Сегодня в структуре Гарвадского эндаумента товары занимают 13–14%.

Когда происходит вложение средств по индексу, фонды заинтересованы в росте. Они стоят на рынке, ожидая глобального роста мировых цен товарных активов. Приход индексных инвесторов с их объемной ликвидностью резко увеличил интерес к крупным длинным открытым позициям в биржевых товарных деривативах. Широко публикуются графики жесткого совпадения динамики объема ликвидности индексных инвесторов и нефтяных цен.

Если цена на нефть, от которой функционально зависит российская экономика, — финансовая переменная, то в основе ее динамики во многом лежит изменение курса доллара США. До многополярной валютной системы мира пока еще далеко. Россия хорошо чувствует себя при слабом долларе (цены товарных активов стремятся вверх, как это было в 2001-2008 годах). И наоборот, при сильном долларе стоит ожидать низких мировых цен на сырье и новых экономических и социальных шоков в России.

Поэтому прогноз экономики России, по крайней мере на ближайшее десятилетие, — это прежде всего оценка того, что произойдет с курсом доллара США и на этой основе — с мировыми ценами на нефть и другие активы.

Но доллар США начиная с 1970-х годов имеет свои собственные 15–17-летние циклы. И, с точки зрения технического анализа, мы, возможно, стоим перед очередным его длительным укреплением, а экономику России ждут новые испытания.

1 US International Energy Outlook 2000

2 BP Statistical Review of World Energy 2011

3 US EIA, 2006–2009 гг.

4 McKinsey Global Institute

5 CFTC, NYMEX, ICE, 2010


http://m.forbes.ru/article.php?id=74807

5 Июль 2013
Парадокс нефтяных цен

Форум «Нефтегазовый диалог» ИМЭМО РАН
http://www.imemo.ru/ru/conf/ngdialog/

2014/05/05

карта, климат, прогноз, география, jaysimons.deviantart.com, yadi.sk


http://jaysimons.deviantart.com/art/The-World-Climate-Change-435060276

Исходная карта
http://yadi.sk/d/oGDsQ8NOMeM6r

2014/04/29

Германия и Италия в 2100 после подъема уровня моря на 100 м // jaysimons

Кликабельно


http://jaysimons.deviantart.com/art/Germany-in-2100-316976157


http://jaysimons.deviantart.com/art/Italy-in-2100-317956508

2014/04/27

Британские острова в 2100 после подъема уровня моря на 100 м // jaysimons

Кликабельно

http://jaysimons.deviantart.com/art/British-Isles-in-2100-315945336

2014/04/25

Европа в 2100 г. после подъема уровня моря на 100 м // jaysimons

Fictional map of possible Europe in 2100 — after global warming sharply escalated and majority of ice caps melted, sea level has rose 100 m higher. This one is without cities, version with cities will be released soon and printable.
http://jaysimons.deviantart.com/art/Europe-in-2100-version-1-0-315263742

2014/01/17

Monetary Tectonics: Chartbook About Gold In The Inflation vs Deflation War // incrementum.li


tapering — сужение

http://www.zerohedge.com/news/2014-01-09/inflation-vs-deflation-%E2%80%93-ultimate-chartbook-monetary-tectonics
http://www.incrementum.li/research-analysis/monetary-tectonics-chartbook-about-gold-in-the-inflation-vs-deflation-war/

2013/12/31

Американская экономика: 2013 год / лекция Леонида Вальдмана на polit.ru

Характеризуя сложившееся положение можно сказать, что мы живем в сугубо экспериментальной экономике. Никогда в такой не жили, поэтому ее никто не понимает. Все теории, которыми пользовались для понимания различных состояний экономики, к этой экономике не очень-то относятся. Строго говоря, непонятно, кто же теперь профессионал в области экономики? Те, кто таковыми являются по образованию и роду занятий, не имеют опыта работы с такой экономикой. Похоже, мы все возвращаемся в первый класс.

(more…)

2013/05/06

IMF GDP forecasts

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , — ivgnnm @ 9:58 пп

THE outlook for economic growth in the West is bleak, according to the IMF’s latest World Economic Outlook, released on April 16th. Worldwide output is expected to grow at just over 3% in 2013, but rich countries will lag behind, expanding at 1.2%. Growth in emerging markets, by contrast, will exceed 5%, with Asia and sub-Saharan Africa motoring along at 7% and 5.6% respectively.


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2013/04/daily-chart-12

2013/02/04

Японский премьер собирается победить дефляцию

22 января 2013
Мы все в изумлении наблюдаем за тем, как Китай и Япония размахивают шашками из-за островов Сенкаку/Дяоюйдао, все это очень напоминает, казалось бы, незначительные события, вызвавшие конфликт между европейскими альянсами с 1911 года и далее.

На прошлой неделе обе стороны уже использовали истребители: Япония подняла в воздух F-15,а Китай — J-10. Китай к тому же мобилизовал для маневров флот в Восточно-китайском море.

Цель Китая очевидна. Он тестирует на прочность американский зонтик безопасности и желание Вашингтона рисковать, чтобы помочь своим азиатским союзникам. В Пекине есть меньшинство, считающее Америку бумажным тигром — многие неоднократно совершали эту ошибку за последние сто лет.

Перспектива конфликта между тремя крупнейшими экономиками в мире, чего опасается министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta) действительно отрезвляет.

По сравнению с этим японская революция в сфере экономической политики кажется малозначительной. Тем не менее, на волю выпускаются силы, способные серьезно повлиять на мировые финансовые рынки и торговые системы.
(more…)

2013/01/19

Как изменился Интернет в 2012 году и что ждет его в 2013-м?

Итоги и прогноз жизни в Сети от Игоря Ашманова — одного из основоположников российской IT-индустрии
(more…)

2012/12/25

Хронически низкие прогнозы цены на золото

График ниже взят из недавней статьи на The Daily Reckoning, показывающей средневзвешенные прогнозы цены на золото аналитиков, опрашиваемых Bloomberg. Мы видим, что с 2007 года и далее средний прогноз цены на золото следовал такой сценарию – желтый металл торгуется по $650-$700 в текущем году, растет до $750-$800 в 2008 году, а затем падает ниже $600 к 2012 году. Они всегда ожидают, что цена на золото будет ниже через четыре года, чем сегодня. Несмотря на то, что они постоянно ошибаются, они все равно ожидают, что цена будет ниже через четыре года, чем сегодня.

Это совершенно точно не те эмоции, которые царили бы на рынке, если долгосрочный бычий рынок золота приближался к концу. Есть высокая вероятность, граничащая с определенностью, того что в конце бычьего рынка золота средний аналитик будет прогнозировать повышательный ценовой тренд, растянутый на много лет в будущее.

С другой стороны в статье, приведенной выше, содержатся некоторые серьезные ошибки. Одна из них в том, что на Китай и Индию приходится 47% спроса на золото. Делая подобное заявление, вы ошибочно используете традиционный ресурсный анализ для рынка золота.

У всех ресурсов кроме золота так называемое отношение запасов к оттоку/расходу относительно низкое, то есть объем ресурса, хранящегося на складах или в сейфах, относительно невелик по сравнению с объемом его потребления в коммерческих целях. Его почти всегда хватит меньше, чем на год и очень часто лишь на несколько недель. Это значит, что когда мы проводим анализ спроса и предложения для любого ресурса кроме золота, имеет смысл сравнивать объемы производства и потребления в текущем году. В случае золота запасы над землей более чем в 75 раз превосходят ежегодный объем добычи. То есть если бы вся золотодобывающая индустрия прекратила бы работать на год, это не оказало бы значительного влияния на суммарный объем предложения золота. Поэтому и не имеет смысла сравнивать годовой объем продаж золота в отдельной стране с суммарным мировым объемом его добычи и использовать результат сравнения как индикатор доли этой страны в мировом спросе на золото.

Похожая ошибка – недооценивать действия Феда. Цена на золото в долларах США в основном определяется общим представлением о том, что происходит и будет происходить с долларом США, что, в свою очередь, в основном определяется действиями Феда. Например, негативные процентные ставки представляют собой мощный бычий фактор для рынка золота, но реальные процентные ставки в США не могли бы быть негативными, если бы не существовало Феда.

Золото – это глобальный рынок и то, что влияет на спрос на золото в одной части мира, может влиять на формирование цены на него в другой его части, но золото никогда не сможет добиться сильного и жизнеспособного роста относительно твердой валюты. Например, если бы доллар США внезапно превратился твердую валюту, благодаря тому, что Фед твердо пообещал бы более не наращивать его предложение, у нас нет никаких сомнений в том, что цена на золото в долларах США упала бы гораздо ниже сегодняшнего уровня, независимо от происходящего в Индии или Китае. В этой гипотетической ситуации цена на золото упала бы в долларах США, но это не обязательно произошло бы в других валютах.
http://goldenfront.ru/articles/view/hronicheski-nizkie-prognozy-ceny-na-zoloto

2012/11/21

Oil and gas dependency in 2035


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2012/11/daily-chart-7

2012/10/10

Are the Wars in the Middle East and North Africa Really About Oil?

http://www.ritholtz.com/blog/2012/10/are-the-wars-in-the-middle-east-and-north-africa-really-about-oil/

2012/07/20

ГМ насекомые

По всей видимости, растущий тренд. В PNAS статья про лабораторно созданных трансгенных комаров, которые обладают существенно повышенной сопротивляемостью Plasmodium falciparum (возбудитель самого смертоносного типа малярии). Производство различных ГМ-насекомых в обозримом будущем будет только расти; в первую очередь это касается переносчиков наиболее распространенных болезней (напр., малярия, лихорадка денге), под угрозой которых находится до половины населения земного шара. Пока все ограничивается лабораторными экспериментами, если не считать отдельных случаев выпуска организмов в природу (см.также успешный опыт с австралийскими комарами, основанный на манипуляции с бактериями).

Однако вопрос перехода к промышленным масштабам становится актуальным. Технические возможности вполне позволяют распространить крупные популяции генетически модифицированных насекомых в главнейших очагах заражения и тем самым снизить потенциал размножения диких особей, несущих инфекцию. Возникающие при этом проблемы относятся главным образом к регулированию и разделению ответственности, чему PLoS посвятил отдельную подборку статей. Центральным материалом там служит текст авторов, критикующих существующую систему стандартов работы с ГМ-насекомыми и предостерегающих от скорейшего применения их на практике. Следом другая группа авторов предлагает критику критики, называя доводы оппонентов неубедительными, а страхи необоснованными.

В этой связи стоит отметить недавний манифест шведских ученых в журнале EMBO Reports, призывающих перестать проверять риски ГМО (они уже надежно и многократно проверены) и приступить к широкому внедрению технологии. Речь там, правда, идет об агрокультурах, однако общая логика применима к ГМ-организмам вообще. Их аргументация заключается в том, что все научные исследования подтверждают отсутствие обоснованного сомнения, и при принятии решения следует рассматривать не только риски использования ГМО, но и издержки их неиспользования (которые по их оценкам весьма значительны).
http://nature-wonder.livejournal.com/212235.html

2012/06/20

This Chart Destroys The Idea Of Peak Oil

BP’s annual Statistical Energy Review
Here are worldwide proved reserves, by decade.


http://www.businessinsider.com/chart-of-the-day-peak-oil-2012-6

2012/05/06

О тщете линейных трендов при экономическом прогнозировании

How many years of economic output has the rich world lost?

SINCE the financial crisis struck in 2008, the economic output of most of the rich world has stalled. By the end of the last quarter of 2011, GDP in the 34 countries of the OECD was 6.8% lower than it would have been had it continued at its 1995-2007 trend growth rate of 2.7% on average. In monetary terms, that’s $2,200 per person. According to the IMF’s latest economic growth forecasts for the years up to 2017, released on April 17th, it will take OECD countries another 2.7 years to reach its pre-crisis trend level of economic output. Applying these calculations to individual countries level, it is clear that the PIIGS have become particularly stuck in the mud, as can be seen in the chart below.

Italy is the most deeply mired; forecasts suggest it will take 15 years to get back to where it would be now had the crisis not hit. Ireland has lost 11 years for different reasons; growth is forecast to be reasonably strong at 2.6% a year on average, but its pre-crisis trend growth rate was so high that it will take years to catch up (see the second chart below for an illustration of the linear trend gap). Not everyone has lost time. There are six OECD countries (Chile, Israel, Poland, Slovakia, Switzerland and Turkey) which have out-performed their pre-crisis growth trend, and are not shown here.


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2012/04/daily-chart-8

2012/04/24

Заметки о когнитариате

Filed under: Uncategorized — Метки: , , , , , — ivgnnm @ 12:26 дп

Оригинал взят в Продолжаю заметки о когнитариате
Когда же появляется когнитариат? Понятное дело, люди, занимающиеся творчеством, научным и художественным известны издавна, но их труд был лишь моментом общественного производства. Когнитарит появляется тогда, когда их труд в его всеобщности становится главным фактором общественного производства. Одновременно и относительная численность представителей этого «не класса» становится достаточно весомой. Процесс консолидации когнитариата начался с конца XIX, начала XX века, но в полной мере развернулся к середине XX века. Именно тогда наука становиться непосредственной производительной силой. Однако, не стоит сводить когнитариат к ученому сословию, хотя сам термин подталкивает. Когнитариат это все те, чей труд непосредственно и фактически является всеобщим трудом, в противовес труду фактически абстрактному. Подобное выделение вовсе не равно выделению людей умственного труда. Офисный работник, совершающий унылее, однообразные операции, отлученный от реального творчества отчужден от своего труда не меньше, чем классический пролетарий на конвейере. Сущностной же характеристикой когнитария является то, что его труд не отчужден от его личности, не мыслим как абстрактный труд. Модельер, хороший дизайнер, повар и множество других профессий есть профессии когнитарные. Я не знаком с профессией программиста, но могу представить себе, что есть программисты творцы, а есть те, которые тупо, согласно заученный алгоритмам клепают указанные сверху куски программного кода. Более того, можно говорить даже о ремеслах, приобретающих свойства когнитарности, благодаря фантастическому развитию средств труда в этих сферах.

Ничего себе открытие, возразят мне! Все знают, что есть люди, которые любят свою профессию, и выполняют ее творчески, а есть те, кто ходит на работу что бы отбыть рабочее время, и не важно в какой сфере одни работают. Но вопрос состоит не в том, что люди как личности по-разному относятся к своей работе. Вопрос состоит в том, что, развитие средств труда, производительных сил требует когнитарности во все большей степени, и наоборот, оставляет невостребованной рабочую силу, способную лишь к продаже своего труда в абстрактной форме.
И опять же я услышу возражения. Мне скажут, что последние пару десятилетий по многим вопросам мы можем обнаружить движение вспять, движение к убийству творческого, что вкупе с падением уровня образования наводит на неприятные мысли. В связи с этим я хотел бы изложить некоторые почти «историософские» вещи.
Как я и говорил, процесс консолидации когнитариата развернулся к середине XX века. И эта эволюция все больше требовала как изменения социальной структуры, так и общественных отношений. В чем же выражались процесс консолидации когнитариата?

Первыми толчками на Западе были «молодежные революций» конца 60-х, начала 70-х, завершившие эру безудержного научного оптимизма 60-х годов. Кстати, в СССР процессы развивались сравнительно параллельно. Многие помнят, или могут прочитать из литературы той эпохи тот же научно-прогрессистский оптимизм, дискуссии физиков и лириков и т.д. Только что революции у нас не приключилось, поскольку социализм существующего на тот момент типа в меньшей степени исчерпал себя в плане предоставления возможностей развития свободного, когнитарного общества.

Первые попытки когнитарных революций на Западе потерпели поражение, в первую очередь по причине отсутствия теоретической базы. Не принимать же всерьез за теоретическую базу когнитариата цитатнички Мао или различные, пускай любопытные библии молодежи той эпохи вроде «Чужого в чужой стране» Хайнлайна. Однако неудачи когнитарных революций закончились уже более-менее серьезными попытками осмысления общественных процессов на Западе. Именно тогда, в 70-80-х появляются концепты конца индустриальной эпохи и наступления постиндустриального общества. В те годы под постиндустриальным обществом понимали именно когнитарное общество.

Тут стоит обратить внимание на работы Дж. Белла. Он выдвинул концепцию трех этапов в развитии общества, доиндустриального, индустриального и постиндустриального. На первом этапе определяющим являлось сельское хозяйство, а доминирующими институтами – церковь и армия (армия — условно говоря, скорее военная структура). На втором все определяет индустрия, а доминирующим институтом является корпорация, фирма. Третий же этап заключается в том, что определяющими становятся знания, а доминирующим институтом – университет, как место производства знаний. Это и есть то, что Белл определил как постиндустриальное общество.
Беда Белла заключалась в том, что он не марксист и не учел теорию революций Маркса. Ему казалось, что постиндустриальное общество наступит само собой, эволюционно, благодаря демократическим процедурам, и все это произойдет в рамках капитализма. Я же постараюсь напомнить о том, почему согласно Марксу общественный прогресс в рамках экономической формации обязательно развивается через революции. Тут я повторюсь, поскольку писал об этом в статье «О коммунизме без утопизма».

Дело в том, что любое общество, где господствует абстрактный труд, построено на отчуждении труда и имеет тех, кто этот труд отчуждает и кто распоряжается этим отчужденным трудом. Кстати, в наибольшей степени труд достигает отчужденного состояния в индустриальном обществе, где труд фактически становится абстрактным. Те, кто отчуждают и распоряжаются чужим трудом могут быть консолидированы в класс, — таков класс буржуазии в буржуазном обществе, а могут и представлять квазисословие, как в СССР. Как бы то ни было, они находятся на верхушке общественной иерархии и выстраивают и стабилизируют институциональную систему общества в соответствии со своими представлениями о должном, включающими и свою господствующую позицию. Когда в результате развития производительных сил появляется потребность в изменении общественных отношений, эти граждане решительно выступают против. Дело в том, что изменение общественных отношение, это (до сих пор, пока оно происходило в рамках экономической формации) изменение способов отчуждения труда и социальных сил, это отчуждение осуществляющих. Переход же к коммунизму будет просто прекращением системы отчуждения труда. В результате система социальных институтов (от организации производства, до армии и полиции), которая до определенных пор организовывала и закрепляла существующую систему отчуждения труда, должна быть разрушена и естественно сопротивляется этому, не хочет умирать. Ее приходится ломать силой, т.е. осуществлять революцию.

Когда Белл говорил о том, что корпорацию, как доминирующий институт должен сменить университет, он сам не понял, что сказал. Корпорация, как доминирующий институт, это целая институциональная система, выстроенная определенным способом, это целые классы и страты, занимающие определенные статусные позиции в обществе. Неужели миллионы людей, занимающих эти статусные позиции от всяких Рокфеллеров и Ротшильдов на самом верху, до менеджеров подразделений и т.д. внизу с радостью откажутся от своих статусов, причитающегося этим статусам вознаграждения, власти, длинноногих блондинок и т.д.? С радостными улыбками передадут ключи от власти, влияния и т.д. всяким «яйцеголовым» из университета? Вот уж вряд ли!

Тем более, условные Ротшильды все это знают заранее, ибо в отличии от Дж.Белла, Маркса эти граждане не просто учили, но и выучили. И они находят единственный способ, которым, как им кажется, они смогут удержать ситуацию под контролем. Они решили остановить прогресс, остановить развитие производительных сил.
Правда, сделать это было довольно сложно. Во-первых, на востоке возвышался крепкий конкурент, СССР, и попробуй тут остановить прогресс, мигом затопчет. А во-вторых, вся культура Запада в фазе модерна была воздвигнута на идее прогресса. Прогресс оправдывал западную цивилизацию в целом, со всеми ее очевидными даже в глазах людей запада пороками и уродствами.

В результате была проделана большая работа. В одном направлении прогресс вовсе не был остановлен, а наоборот, решительно подстегнут. Это прогресс в технологиях манипуляции сознанием людей. Нужно понимать, что это не просто прикладные технологии. Они разрабатывались, начиная от философской базы в виде философии постмодерна, как определенный способ видения мира. В результате в руках у сильных мира сего появились рычаги, которых не было никогда. Они заставили поверить людей в то, что прогресс продолжается без запинок, в то, что постиндустриальое общество построено. Постепенно, со временем, постиндустриальным обществом стали называть совсем не то, что подразумевал под ним Белл и энтузиасты его эпохи. На самом деле «университет» вовсе не заменил «корпорацию» в ранге доминирующего института. Более того, власть «корпорации», особенно в лице финансовых институтов выросла до крайности. Массовое творчество (социальное, научное, художественное) подменили массовым потреблением, создав потребительское общество, а экономику знаний подменили экономикой услуг. Тут опять же постарались интеллектуалы. Уже Тоффлер, вполне вроде бы мыслящий в традиции Белла зачем то, совершенно нелогично засунул на место основного способа труда, главного сектора производства услуги, тем более, что это стало следствием, главным образом, вовсе не роботизации и автоматизации производства, а всего лишь вывоза промышленного производства за рубеж. Таким образом, я хочу, что бы мой читатель понимал. Постиндустриальное общество, которое мы сегодня зачастую ругаем, на самом деле есть результат крупнейшего в истории мошенничества. На самом деле никакого постиндустриального общества не существует, а существует какой то ужасный мутант, выращенный совершенно осознано и именно для того, что бы не допустить рождения настоящего постиндустриального общества.

Как я и говорил, перед старым миром стояла еще одна проблема, а именно СССР – куда уж тут останавливать прогресс. Но тут им подфартило. Дело в том, что процессы развития в СССР, в определенной степени были аналогичными и параллельными западным. В Советском Союзе так же был слой, эдакое квазисословие людей, занимающихся организацией и распоряжением отчужденного (абстрактного) труда. Этот слой существовал в рамках определенной институциональной системы, созданной для закрепления вполне определенных способов организации отчужденного труда. Он поддерживал эту систему, был заинтересован в ней. И ровно так же эта институциональная система, особенно в лице верхушки статусных позиций значимых социальных институтов, известной под именем «номенклатуры» готова была решительно сопротивляться попыткам ее слома.

К 80-м годам уже в СССР существующая институциональная система система стала барьером на пути развития когнитарного общества. Хочу заметить, что рост диссидентских настроений в среде интеллигенции это вовсе не происки империалистов. Он имеет корни именно в описанной ситуации. Однако за отсутствием теории когнитариата оппозиционность интеллигенции стала принемать уродливые формы.

Конечно, ситуация в СССР была несколько отлична от западной. С одной стороны не желающий своей социальной гибели слой, или квазисословие, как я его назвал, был существенно уже и слабее того слоя, который на западе был заинтересован в сохранении капитализма. В этом смысле у советских людей было куда больше шансов перешагнуть в настоящее постиндустриальное общество как общество коммунистическое. Не говоря уж о том, что советская идеология серьезно сковывала руки номенклатуре в его возможных действиях по сохранению своего господствующего положения.

Но у монеты была и обратная сторона. Та же идеология сковывала руки и когнитарным слоям, в первую очередь в области разработки собственной, новой идеологии и философии, на базе которой советский когнитариат мог бы консолидироваться для осуществления когнитарной революции. И это несмотря на то, что такая идеология могла и должна была быть именно марксистской. Однако, как и в любом «правоверии» еретики, т.е. люди, «искажающие» учение, преследовались куда жестче иноверцев. Разрушительную роль сыграло то, что на Западе уже были разработаны теоретические конструкты поддельного, мутантного постиндустриализма, и внедрение этих конструктов, этой, уже разработанной идеологии в среду советского когнитариата и решило дело. Удалось уничтожить Советский Союз и ликвидировать саму возможность построения когнитарного, постиндустриального, коммунистического общества с помощью энергии самого когнитариата. Он стал основной разрушительной силой, тараном, направленным на собственный разгром.

По правде сказать, ситуация у всех сторон тогда висела на волоске. Я в свое время писал, ссылаясь на вполне авторитетных (и либеральных) восточно-европейских интеллектуалов, что даже в Восточной Европе, а не только в СССР требования диссидентской оппозиции были во многом именно коммунистические. Либертианство пришло куда позже. Я полагаю, что сыграл роль субъективный фактор, фактор личности в истории, а именно в нужный момент не нашлось мыслителя, который смог бы создать философию когнитариата. Мы могли тогда, у нас был шанс прорваться в коммунизм. И изменить историю не только для себя, но и для всего человечества. Именно поэтому так боятся и ненавидят Советский Союз, память о нем нынешние победители.

Казалось бы, буржуазная реакция восторжествовала. Мир стал однополярным, что, наконец, позволило остановить НТП по ряду основных направлений. Впрочем, остановку немногие заметили, ибо с помощью вышеописанных технологий НТП удалось ловко подменить на виртуальную симуляцию этого процесса. Вот тут об этом можно почитать, советую, хотя немного устарело и не со всеми трактовками согласен. Фукуяма, ликуя, выкрикнул насчет конца истории и закрутился праздник каждый день.

Однако на самом деле победа старого, буржуазного мира открыла для него самого вовсе нерадостные перспективы. Дело в том, как я уже писал тут, обыденное представление о революции, как правило, не совсем верно. Не столько силою революционеров обычно делаются революции, сколько гниением и конечной гибелью мира старого. Мир капитализма, одержав победу над движением молодого, передового класса, и, как полагают его адепты, ликвидировав саму возможность повторного наступления, вовсе не избавился от собственной смертельной болезни. Те тенденции развития, которые должны были естественным образом раскрыться в обществе настоящего постмодерна, стали ядовитыми плодами, уродливыми и гнилыми монстрами мутантного, симулянтного постмодерна. Это мы наблюдаем и в культуре и в экономике. Мы видим, во что превратились созданные со вполне достойной и благородной целью движения за права (людей с другим цветом кожи, женщин и т.д.), мы наблюдаем, как движение за свободу, в том числе свободу слова обернулось тотальным диктатом политкорректности, мы видим, как результатом того, что абстрактный труд стал лишь моментом общественного производства, сделалось не господство когнитарного типа производственных отношений, а болезненное распухание и диктат финансового сектора в экономике, что привело капиталистическую экономику к глубочайшему кризису.

Старый мир гниет, хотя конечно всегда находятся те, кому сладковатый запах разложения представляется ароматами рая.

Впрочем, все это историософское эссе я написал для того, что бы стали понятны особенности анализа современного состояния когнитариата и перспектив развития этого «не класса». Суть в том, что начиная с 80-х годов прошлого столетия мы уже не можем наблюдать достаточно однозначные, четко просматриваемые тенденции в развитии общества. В результате того, что общественное развитие свернуло, вернее, было искусственно направлено в русло мутантного, поддельного постмодерна многие направления развития, очевидные в 60-70-е годы сегодня приходится обнаруживать только с помощью достаточно сложного анализа. Постепенный развал образования, науки, даже культуры как системы есть результат разложения капитализма, и мутантного постмодерна как его последней исторической формы.

Но именно поэтому нет выхода, кроме революционного. Успехи капитализма в угнетении прогресса, в остановке развития так велики, что вполне возможно достаточно массовый когнитариат будет уничтожен. Капитализм тоже погибнет по причине своих внутренних противоречий. Он уже сейчас гибнет, но унаследует ему не когнитарное, коммунистическое общество, а темные века. Впрочем, еще один шанс заключается в развале глобального мира на ряд технологических зон (понятиями Хазина). Тогда в рамках конкурирующих зон капитал будет попросту вынужден в целях самосохранения снова активизировать развитие, и в первую очередь НТП, что в свою очередь приведет к возрождению когнитариата.

2012/04/18

Российская демография 1991-2011

13 фев 2012
Численность населения нашей страны в прошлом году заметно увеличилась — впервые за последние двадцать лет. Хотя совокупный прирост обеспечен мигрантами из ближнего зарубежья, сохранились тренды снижения смертности и роста рождаемости
(more…)

Older Posts »

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.