ivgnnm

2016/07/22

Стремительно меняющийся мир. Технологии

В США спорят о первой в истории ликвидации преступника роботом
В американском Далласе полицейские попытались провести переговоры со стрелком, убившим нескольких их коллег, но найти общий язык не удалось. Тогда полицейские использовали оснащённого взрывчаткой робота, чтобы уничтожить злоумышленника. Такое использование кибернетического механизма стало первым в истории полиции США. Оно вызвало новую волну споров о том, допустимо ли применение роботов при таких сценариях.
(more…)

Реклама

2015/07/01

Every Chinese Overseas Investment Over $100M // visualcapitalist


http://www.visualcapitalist.com/every-chinese-overseas-investment-over-100m-visualized/

2014/05/30

Почему в Германии отмена крепостного права дала больший эффект? // ttolk

Россия и Германия избавились от крепостного права примерно в одинаковое время. Обе страны тогда находились на периферии европейского развития. Но в отличие от России, Германия смогла получить прогресс, избавившись от крепостничества. В России помещики прожрали выкупные за землю, а немецкие – создали крупные хозяйства, создав капитализм на селе.

В 1992 году МГУ подготовил тематический сборник статей «Великие реформы в России 1856-1874», в котором была помещена статья американскою исследователя, профессора Университета штата Айова Стивена Хока «Банковский кризис, крестьянская реформа и выкупная операция в России 1857-1861». В ней Хок с экономической точки зрения показал, почему отмена крепостничества в России почти ничего не дала для развития капитализма в России.

Хок обращает внимание на следующее: «Недооцененной оказалась роль кризиса банковской системы, который стал бичом реформы. Именно он определил условия освобождения и ослабил, таким образом, последующее экономическое развитие страны».

Осуществление реформы в период тяжелейшего финансового кризиса в России не могло не наложить отпечаток на условия освобождения крестьян в целом и особенно выкупной операции, и более того – на последующее развитие российской экономики, прежде всего, аграрной

«В 1859 году, – отмечал Хок, – когда правительственные чиновники начали разработку законодательства по крестьянской реформе, они оказались перед лицом кризиса: растущий государственный долг, инфляция, отрицательный платежный баланс, неблагоприятный климат для внешних займов, невозможность восстановить обратимость рубля и, наконец, крах государственных кредитных учреждений. В этих условиях и готовилась реформа». И далее: «Банковский кризис сделал необходимой резкую перестановку в приоритетах финансовой политики правительства. Это не позволило ему субсидировать приобретение крестьянами земли в собственность, как было сделано в Пруссии и Австрии. Это на многие годы обременило крестьян высокими процентами на их выкупные долги, существенно увеличившими ежегодные выкупные платежи. Это оказалось на руку тем, кто стремился свести к минимуму размеры крестьянских земельных наделов. Это стало дополнительным аргументом в пользу того, что выкуп должен быть постепенным, а не единовременным и обязательным. Это сделало необходимым ограничить обращение кредитных бумаг, выпущенных для помещиков, в ущерб их держателей».

Любопытно наблюдение С. Хока относительно состава Банковской и Финансовой Комиссий, которые и проводили земельную реформу: «Хотя этих людей историки часто называют просвещёнными бюрократами, они имели узкий взгляд на вещи, рассматривая решение проблем, стоящих перед Россией, преимущественно через фискальные рамки. Они были захвачены идеей железных дорог и в не меньшей степени враждебны к помещичьей расточительности, которую они презирали. Все они выступали за налоговую реформу и упорно противостояли дефицитному бюджетному финансированию».

Финансовая комиссия пришла к выводу о необходимости долгосрочных актов, прежде всего, выпуска бессрочных облигаций, что являлось одной из попыток «перестроить структуру банковского долга». Эта новация вызвала крайнее беспокойство помещиков, стремившихся вернуть банковские вклады.

И 16 апреля 1859 года под вполне благовидным, и более того – рациональным предлогом издается Указ о прекращении выдачи ссуд под залог населённых имений. Формально Указ означал запоздалое осуществление давно назревшего перехода к капиталистическому принципу оценки помещичьей земли при её банковском залоге. В действительности его значение выходило далеко за рамки указанной в документе цели. К примеру, отказ от принятия банками в залог помещичьих имений означал сохранение столь необходимых в условиях кризиса финансовых средств в руках казны.

Отклики в дворянской среде на издание Указа 1859 года весьма показательны. А. И. Кошелев, крупный либеральный деятель славянофильского толка, в изданной в 1864 году работе «О нашем денежном кризисе» писал: «Нуждаться в деньгах, быть в крайности – естественно человеку, у которого нет никаких капиталов; но прискорбно, крайне тяжело быть без гроша человеку, имеющему их в изобилии; а между тем, в этом положении находятся теперь девять десятых из людей богатых. Сколько лиц, пользующихся общим доверием, нуждаются в деньгах и не могут их получить в ссуду потому только, что ссудные кассы все закрыты…»

П. А. Зайончковский, многие годы возглавлявший научное направление по изучению крестьянской реформы, назвал цифру финансового выигрыша государства – 700 млн. рублей, то есть именно государство оказалось в финансовом выигрыше от Реформы. А проигравшими оказались и помещики, и крестьяне.

На одних «отрезках» крестьяне потеряли 5 млн. десятин земли, оставаясь до выкупа, законодательно растянувшегося на 49 лет, «временнообязанными», со статусом «общинных землепользователей». На плечи крестьянства тяжёлой ношей легли выкупные платежи, и более того – все организационные и административные расходы, связанные с проведением реформы. «Царское правительство, – писал С. Хок, – не потратило ни копейки на проведение великой реформы по превращению более 20 млн бывших крепостных крестьян в собственников».

Близкую оценку реформаторской политике правительства Александра II по крестьянскому вопросу приводит историк Л. Г. Захарова: «Остаётся впечатление о приоритете имперских интересов в заботах царя-освободителя. Не «улучшение быта» бывших крепостных, как это официально провозглашалось, а дальнейшее расширение и усиление империи было целью политики Александра II. Иначе нельзя объяснить гот факт, что государство не вложило в крестьянскую реформу ни одного рубля, что при этом более 1/3 бюджета шло на военные расходы, что выкупная операция, разорительная для крестьян, была выгодна для государства».

За 1861-1906 годы правительство взыскало с бывших помещичьих крестьян свыше 1,6 млрд. рублей. Что же произошло с владельческим помещичьим хозяйством в результате реформы?

Согласно законодательству, при расчёте с помещиками за переданную крестьянам надельную землю, оцененную в 1218 млн. рублей, государство обязывалось полностью компенсировать эту сумму. Однако помещики получили от правительства 902 млн рублей, то есть 316 млн. были вычтены из оценочной суммы в пользу государства в качестве задолженности помещичьего землевладения земельным банкам и прочим государственным кредитным учреждениям. Но и оставшаяся сумма не была выплачена помещикам реальными деньгами, а пятипроцентными банковскими билетами и выкупными свидетельствами, котировавшимися на бирже в то время значительно ниже их номинальной стоимости.

Вот что записал в «Воспоминаниях», вышедших в 1864 году, князь В. П. Мещерский (внук Н. М. Карамзина): «Тогда начался разгар эпохи выкупных свидетельств… Это была своего рода историческая по интересу минута в жизни нашего большого света. Потом понято было всеми, насколько она была на деле печальная роковая эпоха – потом, когда помочь горю нельзя было, но тогда она была блестящая, эта эпоха выкупных свидетельств. В каждую семью, в каждый дом сваливались с неба крупные тысячные суммы, в виде выкупных свидетельств, сначала котировавшихся на бирже очень низко, чуть ли не на 18% ниже номинальной стоимости, и вот эти-то выкупные продавались и превращались в капиталы, на которые одни бросились в заграничные поездки, а другие стали жить очень роскошно в Петербурге и в Москве. Замечательно было, что только меньшая часть тогда владельцев выкупных, в виду низкой их цены, решилась выжидать повышения цен; большая же часть с изумительною легкостью бросилась их реализовать… На деле, после выкупной операции начался исторический процесс разорения дворянства, все это понимали»

Реформа привела к падению экономического потенциала помещичьего хозяйства, а в последней трети XIX века – к так называемому «оскудению великорусского центра» – главного оплота дворянского землевладения.

В 1881 году правительство вынуждено было пойти на пересмотр законодательства: с 1 января 1883 года вводился обязательный выкуп крестьянских наделов. В том же 1881-м правительством были снижены выкупные платежи в целом на 27% годового оклада для большинства крестьянских дворов и осуществлено специальное снижение для крестьянских хозяйств губерний, пришедших в упадок и запустение (Олонецкая и др.).

Условия реформы 19 февраля 1861 года резко контрастировали с принципами близкого по временным рамкам освобождения крестьян в странах Восточной Европы, где государство приняло на свой счет выплату основной суммы выкупной задолженности крестьянства путём значительных казенных дотаций. Германия, завершив крестьянскую реформу в середине 1850-х годов и избрав, подобно России, «догоняющий» путь развития, рациональным способом осуществила землеустройство крестьян, отделив юнкерскую землю от крестьянской (в отличие от России, сохранившей чересполосицу, отдалённость крестьянских наделов от деревень и т. д.), основала сеть кредитных учреждений и прочих капиталистических структур и создала условия для быстрого роста среднего земледельческого класса типа фермерского. В 1880-х годах по общему экономическому потенциалу экономики Германия оттеснила Англию, заняв первое место в Европе.

В конце XVIII века Германия представляла собой аграрную периферию Западной Европы. В экономическом отношении она значительно отставала не только от Англии, где промышленный переворот начался еще в середине XVIII века, но и от Франции, где в конце XVIII века также сформировались условия для перехода к крупному машинному производству. Запаздывание в экономическом развитии Германии предопределялось множеством причин, но прежде всего господством крепостничества, которое задерживало формирование рынка труда, без чего был невозможен переход к фабричному производству.

Относительно низкие темпы экономического роста обусловливали медленное формирование национального предпринимательства. Обладая монопольным правом на земельную собственность, дворянство занимало все господствующие позиции в государственном аппарате, армии, судебной власти. Немецкая буржуазия практически не имела своих представителей во властных структурах, не была защищена законодательно.

Существенное различие состояло лишь в формах государственного устройства. В отличие от единой Российской империи Германия в середине XIX века являлась раздробленной. Княжества и графства неоднократно пытались объединиться, но без особого успеха. В начале XIX века в результате объединительной деятельности Пруссии количество государств на территории Германии значительно сократилось. После наполеоновских войн, в 1815 году, был подписан акт о создании Германского союза, куда вошли 34 монархии и четыре вольных города. Но этот союз не мог решить проблемы раздробленности. Это явилось объективной причиной, по которой земельная реформа здесь значительно растянулась по времени и не везде проходила одинаково.

На рубеже XVIII-XIX веков в сельском хозяйстве Германии было занято более 70% населения. В земледелии сохранялась устаревшая и неэффективная трёхпольная система. В данном отношении существенных различий с Россией не имелось (с поправкой на то, что удельный вес сельского населения в Российской империи достигал более 90%).

А вот по соотношению удельного веса помещичьего и крестьянского хозяйства в экономиках Германии и России имелись определенные различия.

Основные земельные угодья в Германии были сосредоточены в руках помещиков: 18 тысяч юнкеров (феодалы в восточных и северо-восточных немецких княжествах), имевших в своем распоряжении свыше 600 моргенов (1 морген равнялся примерно 0,26 га) владели примерно 60% земли, а 1,6 млн. мелких собственников (половина из них имела надел от 5 до 20 моргенов, половина – менее 5 моргенов) располагала всего 5% земельных угодий. Остальные 40 тысяч крестьян имели от 20 до 600 моргенов.

Развитие аграрных отношений на западе и юго-западе страны заметно отличалось от тех процессов, которые происходили на востоке. В XVIII веке под влиянием Франции в этих княжествах почти не осталось барщины, а феодалы перевели большую часть крестьян на цензиву. В начале XIX века Германия испытала сильное влияние Великой Французской революции и наполеоновских войн, которые нанесли первый ощутимый удар по феодализму. В соответствии с Люневильским миром (1801) левобережье Рейна отошло к Франции, и здесь были упразднены феодальные привилегии помещиков и крепостные повинности крестьян, распроданы монастырские земли. В середине XIX века здесь сложился район, где преобладали мелкие крестьянские хозяйства.

Реформы, проводимые в Германии «сверху», относились, прежде всего, к восточной и северо-восточной части Германии, где господствовало именно помещичье землевладение.

В России дело обстояло иначе. По причине наличия большого количества удельных и государственных крестьян роль помещичьего хозяйства была отнюдь не ведущей. В 1850-х годах на долю крестьян приходилось 78% всех посевов. В товарном производстве зерна роль помещиков и крестьян была примерно равной (помещики давали чуть больше). Лишь в западных районах страны (Прибалтика, Литва, Западная Белоруссия и Правобережная Украина) ведущую роль играло помещичье хозяйство.

Сходными оказались и поводы, побудившие к началу проведения реформ. После поражения, нанесённого Францией Пруссии в 1806 году, стало ясно, что аграрные реформы неизбежны. В России таким поводом стало поражение в Крымской войне.

В Пруссии отмена личной зависимости крестьян от помещиков началась по эдикту, принятому правительством Г. Штейна в 1807 году. Для наследственных владельцев наделов зависимость отменялась сразу же, а для ненаследственных держателей и для безземельных крестьян – с ноября 1810 года. Вместе с тем крестьяне получали право свободного распоряжения своим имуществом, право вступать в брак без согласия помещика. Крестьяне освобождались от принудительной службы у помещиков в качестве дворовых. Однако по этому закону сохранялись все повинности в пользу юнкеров, связанные с земельными отношениями. Помещикам разрешалось присоединять к своим имениям те крестьянские наделы, которые остались бесхозными во время войны. Кроме того, можно было объединять мелкие участки земли в крупные, и это зачастую использовалось помещиками в целях обезземеливания крестьян.

Отмена крепостной зависимости проходила вместе с процессом выкупа. Так, по Эдикту о регулировании (1811 год), изданному правительством К. Гарденберга, крестьяне получали право выкупать находящиеся в их пользовании земельные участки, но размер выкупных платежей был под силу не каждому хозяйству. Следовало заплатить помещику 25-кратную стоимость годовой ренты или уступить ему от трети (для наследственных держателей) до половины (для ненаследственных держателей) своего земельного надела.

В 1812 году был издан дополнительный указ, по которому безлошадные и однолошадные крестьяне вообще лишались права выкупа земли. Таким образом, земельные угодья юнкеров увеличивались, а большая часть крестьян становились безземельными.

В 1816 году после дополнения Эдикта о регулировании правительственной декларацией положение о безденежном выкупе с уступкой земли помещикам стало применяться только по отношению к крестьянам, имевшим полную упряжку, используемую при обработке полей, а также к тем, кто был занесен в кадастровые книги и принадлежал ко дворам старого происхождения. Низшие категории крестьян (безлошадные, арендаторы, поденщики, огородники), которых было много в прусской деревне, вообще не имели права откупиться от повинностей и получить землю. Кроме того, правительство решило упразднить крестьянскую общину (марку), чтобы помещики могли безбоязненно присваивать общинные угодья и пастбища.

После революции 1848 года в стране произошли изменения. Юнкера, боясь грабежей и разорения своих хозяйств, пошли на ослабление условий выкупа. Так, в 1850 году выкуп был разрешен почти всем категориям крестьян (кроме огородников и батраков). При выкупе назначалась всего лишь 18-кратная денежная рента. Для осуществления выкупных платежей были созданы специальные рентные банки. Объемы выкупных платежей в Пруссии были огромными. Только в областях к востоку от Эльбы крестьяне уплатили помещикам за пятидесятилетний период (до середины 1870-х годов) около 1 млрд. марок. Постепенно аграрные реформы, начавшиеся в Пруссии, охватили и другие немецкие государства – Баварию, Нассау, Вюртемберг, Гессен-Дармштадт, Баден и др.

Таким образом, различие с Россией состояло в ликвидации общины, а также в более значительном размере земли, который оставался в руках некоторых категорий крестьян (2/3 части всей обрабатываемой земли у наследственных держателей, и половина у ненаследственных держателей). Что касается денежного выкупа земли, то после революции 1848 года эти условия в Германии сильно напоминают условия выкупа в России (почти тот же размер выкупа и использование для выкупных платежей банковской системы).

Исходя из содержания реформ, можно сделать вывод об идентичности их целей. И в России, и в Германии общий смысл реформ сводился: 1) к ликвидации феодальных порядков «сверху», а это означало, что процесс проведения реформ в аграрном секторе был более длительным, и болезненным для крестьян; 2) предполагалось с помощью выкупных платежей извлечь для помещичьего хозяйства денежные средства, позволявшие перестроить это хозяйство, улучшить агротехнику и начать его техническое перевооружение, то есть превратить его в сельскохозяйственное предприятие капиталистического типа.

В итоге аграрных реформ в Германии увеличилось крупное (в основном помещичье) землевладение. К концу 1860-х годов мелкие хозяйства (71,4% всех хозяйств) имели во владении 9% обрабатываемых земель, а средние и крупные хозяйства (28,6%,) – 91% всех угодий. Произошла резкая дифференциация крестьян на зажиточных крепких хозяев (гроссбауэров) и малоземельных крестьян, которые зачастую нанимались батраками в крупные хозяйства. В середине XIX века в Восточной Пруссии помещичьи имения площадью свыше 100 га занимали более трети используемых земель, а в Померании – более половины. Угодья гроссбауэров преобладали на северо-западе страны, а в юго-западных регионах (в бассейне Рейна, Майна, Неккара) более распространенными были мелкие крестьянские хозяйства. Ликвидация общины устранила последние препятствия на пути расслоения крестьянства и обезземеливания мелких хозяйств.

По мере завершения в 1860-1870-х годах аграрных реформ большие изменения произошли в сельском хозяйстве Германии. В середине XIX века значительно повысилась эффективность этого сектора экономики. Юнкерские хозяйства, заменив крепостных крестьян на наёмных работников, резко повысили продуктивность земледелия и животноводства. Сельское хозяйство Германии в условиях благоприятной конъюнктуры на мировом хлебном рынке в 1850-1860-х годах не только обеспечивало внутренний спрос на продовольствие растущего городского населения, но и вывозило его за рубеж.

В 1830-1840-х годах стали внедряться сложные севообороты, травосеяние, плодосменная система, что позволило улучшить качество обработки земель и повысить урожайность сельскохозяйственных культур. Во второй половине XIX века Германия вышла на первое место в мире по производству картофеля и сахарной свёклы. Широкое распространение получила промышленность по переработке свёклы в сахар, а картофеля – в крахмал и спирт. Эта продукция занимала заметное место в немецком экспорте.

Массы обезземеленных крестьян хлынули в немецкие города, тем самым создав рынок труда. Юнкера же создали спрос на сельскохозяйственные механизмы, строительные материалы, транспортную инфраструктуру и т.д., переработчики сельхозпродукции – на продукцию машиностроения. Земельная реформа в Германии, в отличие от России, закрутила капитализм.
http://ttolk.ru/?p=20536

Куприн Александр Иванович
Рассказ «Картина»

…………..
А вам, господа, я думаю, хорошо известно, что в то время в обеих столицах делалось. Сразу тогда у дворян очутились в руках целые вороха деньжищ, и пошла катавасия. На что уж удивляли всю Россию откупщики да концессионеры с банкирами, однако перед господами помещиками оказались они мальчишками и щенками. Ужас, что творилось! Иной раз за одним ужином целые состояния пускались на ветер.

В «Анне Карениной» дворянин Левин даёттакую (невысокую) оценку большинству своих братье по классу:

……….
осадно и обидно видеть это со всех сторон совершающееся обеднение дворянства, к которому я принадлежу, и, несмотря на слияние сословий, очень рад, что принадлежу. И обеднение не вследствие роскоши — это бы ничего; прожить по-барски — это дворянское дело, это только дворяне умеют. Теперь мужики около нас скупают земли, — мне не обидно. Барин ничего не делает, мужик работает и вытесняет праздного человека. Так должно быть. И я очень рад мужику. Но мне обидно смотреть на это обеднение по какой-то, не знаю как назвать, невинности. Тут арендатор-поляк купил за полцены у барыни, которая живет в Ницце, чудесное имение. Тут отдают купцу в аренду за рубль десятину земли, которая стоит десять рублей. Тут ты безо всякой причины подарил этому плуту тридцать тысяч.
— Так что же? считать каждое дерево?
— Непременно считать. А вот ты не считал, а Рябинин считал. У детей Рябинина будут средства к жизни и образованию, а у твоих, пожалуй, не будет!
………………

«считать каждое дерево?» — это про Стиву Облонского. Он только что продал лес оборотистому купцу (очень деньги нужны — на рестораны, карты и тд). Купец его естественно обманул — занизил цену. С этим можно было справиться, но для этого надо было поехать в лес, методом «выборочного контроля» оценить количество деревьев, предъявить эти доказательства купцу. Словом — нужно было «возиться». А Стиве некогда «возиться» — в Питере новый кафе-шантан открывается; надо туда успеть!

Можно и более глубокие причины вскрыть. «Постарался бы инвестировать в разные финансовые продукты невысокой рискованности» — это поведение купца. А дворяне веками такое поведение презирали. Дворянин — воин; ему «западло» заниматься этим. У воинов (как и у профессиональных уголовников, кстати) ценилось противоположное качество — способность легко прогуливать деньги, покупая статусные вещи, задавая «пир на весь мир» и тд

…офицерские жены составляли как бы часть полка. Вот поэтому в их среду не могли допускаться не только еврейки, но даже дамы, происходящие из самых богатых и культурных русских, однако не дворянских семейств. Например, кавалергарду князю Урусову, женившемуся на дочери купца Харитоненко, пришлось уйти из полка, –– ему запретили явиться на свадьбу в кавалергардском мундире. …

….Строго контролировались браки гвардейских офицеров: женитьба на дочери купца, банкира, биржевика, пусть с многотысячным приданым, влекла за собой выход из полка…..

Это — то самое феодальное презрение, условно говоря, «барона фрон де Бефа» к «купцу Исааку». «Человек меча» презирает торговца, у которого он может всё его золота просто ОТОБРАТЬ (грубой силой).
http://steissd.livejournal.com/4155957.html#comments

Рассуждения о крепостном праве интересные, если не принимать во внимание
A) Контрибуции возобновила Пруссия с началом Австро-Прусской войны в 1866 году, доведя практику контрибуций до крайних размеров в 1871 году: Франция должна была уплатить, не считая упомянутых выше поборов, 5 млрд франков. В 1866 году, по окончании семинедельной войны с Австрией, Пруссия по Пражскому мирному договору наложила на Австро-Венгрию контрибуцию в 20 млн прусских талеров.

Сумма всех контрибуций за 100 лет с 1795 года составляет около 8 млрд франков (без китайской контрибуции в пользу Японии в 1895 году), — из них на долю Пруссии приходится 51,4%. Контрибуция, наложенная Россией на Турцию после войны 1877—1878 годов (договора 1879 и 1882 годов), равнялась 802 млн франков.

B) Народные приметы великоросса своенравны, как своенравна отразившаяся в них природа Великороссии. Она часто смеётся над самыми осторожными расчётами великоросса; своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчётливый великоросс любит, подчас очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадёжное и нерасчётливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось.

C) Без реального сопоставления госбюджетов, налогов, внешней торговли и ВВП стран ценность сравнений «на пальцах», когда взят один фактор, сомнительна

Географические карты // Почему Россия не …
http://ivgnnm.livejournal.com/333730.html

Математическая модель эксплуатации русских крестьян в Средневековье
http://ttolk.ru/?p=20323
Сверхпотребление российского дворянства в XVIII веке
http://ttolk.ru/?p=20300

2014/02/18

Minerals of the Future // IMF

http://www.imf.org/external/pubs/ft/fandd/2013/09/picture.htm

2014/01/11

Географические карты // Почему Россия не …

Карты мира

Физические карты мира
Климатические карты мира

Кликабельно

Физическая карта мира, рельеф

Подробная физическая карта Земли с основными течениями

Карта типов природных ландшафтов мира

Почвенная карта мира

Карта растительности мира

+
http://www.200stran.ru/maps_group28_item1440.html

Климатическая карта мира

Карта годового выпадения осадков в мире

Карта климатических поясов и областей мира

Среднемесячные температуры января

Среднемесячные температуры июня

Агроклиматическая карта мира

Карта активности солнечной энергии

Спутниковая карта мира в январе месяце

2014/01/05

Ancien Regime

Ста́рый поря́док (также Старый режим; Дореволюционная Франция; фр. Ancien Régime, Ансьен Режим) — политический и социально-экономический режим, существовавший во Франции приблизительно с конца XVI — начала XVII вв. до Великой Французской революции. Как пишет французский историк П. Губер, «Монархия Старого порядка родилась в гражданских войнах, которые привели Францию к краху во второй половине XVI в.». Однако некоторые его черты возникли ещё ранее, в XV—XVI вв. Особенности Старого порядка во многом предопределили Великую Французскую революцию и её характер

А. Токвиль. Старый порядок и революция // L’ancien regime et la revolution
http://royallib.ru/book/tokvil_aleksis/stariy_poryadok_i_revolyutsiya.html

Бродель. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV-XVIII вв. Том 1. Структуры повседневности: возможное и невозможное

О патриархальном быте владимирцев.
(Источник: Субботин А.П. Губернский город Владимир в 1877 году. Всестороннее описание в связи с сравнительными данными о других городах России. Опыт отчизноведения. — Владимир, 1879)

Гигиена, или наука о сохранении здоровья, представляет для огромного большинства тарабарскую грамоту. Даже люди интеллигентные редко следуют гигиеническим предписаниям и после нескольких попыток отступают от них и втягиваются в привычки, выработанные окружающим. Вместо знания много помогает бодрость духа и вера в пословицу: Бог не выдаст, свинья не съест. Соблюдение гигиенических правил действительно роскошь в среде обывателей, для которых годовой бюджет в 600 р. является манной небесною, люди состоятельные считают гигиену чем-то докучным, утрированным и не пытаются жертвовать для неё приятностями культурно-растительного существования. Жилища людей со средствами хотя и просторны, но редко проветриваются, отопление не удовлетворительно; вентиляция чаще в виде жестяных трубок, иногда форточек, а иногда и вовсе отсутствует, расположение комнат можно бы назвать смешным, если бы не было так печально; самые светлые и большие комнаты отводятся для декорации, для гостей, семейство же теснится в тесных задних комнатках, загромождённых разной утварью и рухлядью, зачастую пыльных и грязных. Спёртый воздух, кислый запах, духота во время топки – вот условия, в которых растёт и развивается большая часть детей привилегированного класса. Вокруг домов и на дворе также не соблюдается надлежащей чистоты; навозные ямы под боком, на дворе лужи, почва всасывает миазмы и нечистоты, запах из отхожих мест и т. п., и это в приличных домах; о жилищах низшего класса нечего и говорить: здесь в одной избе помещается и мастерская, и дети, вентиляции не полагается, испарение ещё тлетворнее, отхожие места — на дворе, в саду и т. п., печи большей частью с одноколенчатыми трубами, отчего тепло не долго держится.

Что касается одежды, то и здесь влияет не здравое суждение, а мода. Зимою богатые одеваются слишком тепло, детей кутают; бедные слишком холодно, горло увязывают шарфами о ногах заботятся меньше. Летом одеваются в платье, задерживающее испарения.

Чистоплотность не всегда отличительное качество владимирца. Лица высшего класса иногда больше думают о наружной чистоте, чем об исподней; в воде соблюдается экономия. Бани — почти при каждом доме; но вздорожание дров делает отопление их довольно невыгодным, и общественные бани стали посещаться чаще: таких две – 1) старые, у плавучего моста, тесные и грязные (5 — 10 к.), с 12 грязными номерами (50 — 75 к.), 2) новые на большой улице у Муромского съезда — чистые, с проведённой водой (5 к. и 15 к.) с хорошими номерами (50 к. — 1 р.).

Питание нерегулярно. Высшие классы стараются разнообразить и «гастрономить» пищу в ущерб её восстановительным свойствам. Самая питательная пища – бифштекс, яйца, молоко — здесь не в чести. Средние и низшие классы о вкусе не заботятся, лишь бы набить желудок: («чего бы ни наесться, лишь бы сытым быть. Всё в один желудок»); обыденные яства средних — щи, кислая капуста, гречневая и пшенная каша, кое-когда низкопробная говядина, баранина, свинина, низших — пустые щи или картофельная похлебка, капуста с квасом, картофель с луком, гречневая каша, мясо и рыба только по праздникам, да во дни денежные.

В количественном отношении питание бедняков весьма неравномерно. В большие праздники наедаются до отвалу, затем живут впроголодь. Скудное питание действует ещё не так вредно потому, что у жителей нет особо-напряжённых работ: мелкое торгашество, огородничение и садоводство, ремёсла, разные поручения, личные услуги и т.п.

Лучшее питьё, вода здесь избегается; пьют более квас, чай, сусло, пиво, водку; квасницы — здесь издавна. Пиво появилось с 60-х гг., минеральные воды – с 70-х. Спиртные напитки с самого основания города веселят душу владимирцев. Высшие классы употребляют их в форме разных вин, наливок и т. п., средние и низшие в очищенном виде. Многие доходят до излишества, тем более, что во Владимире 110 мест питейной торговли, т. е. 1 на 164 жителей, тогда как во всей России – 1 на 1200 жителей. Всего продается в городе 57 т. ведер водки, т. е. по 3 ведра на 1 ж., а если считать лиц мужеского пола 20—75 л. (8855 ч.), то придётся по 6,4 ведра, или по 1 4/5 шкалика (на 9 к.) в сутки, во всей России – по 1,87 в. или по ½ шкал. в сутки.

Вообще во Владимире твердо помнят, что 1) веселие Руси — пити; 2) и пить — умрёшь и не пить— умрёшь, лучше пить, да умереть.

Курение всё более и более входит во всеобщее употребление, курят даже многие подростки 12 л.; как выпивка скрадывает горестные ощущения, так курение скрадывает скуку, заставляет думать, что время не даром проходит. Люди непьющие и некурящие как компаньоны теряют много в глазах общества.

Рациональной гимнастики во Владимире почти неизвестно; люди простые заменяют гимнастику физическим трудом, но зато лишены умственной гимнастики. Лица среднего и высшего классов знают одну гимнастику — ходьбу или «моцион» и скорее насидят себе геморрой за зелёным столом, чем примутся за унизительную физическую работу. Физические упражнения более, чем в других городах, практикуются подростками; гимназисты прибегают к ним после усиленной умственной гимнастики над классиками; остальная молодёжь также посвящает часы досуга играм в городки, бабки, котел, чижи, голубями, катанию на лодке, на санях, на коньках, кулачным боям и т.п.

Женская гимнастика совсем в забросе.

При таком положении дел во Владимире редко встретишь вполне здорового субъекта; одышка, геморрой, простуда, зубная боль, слабость и дряблость членов, бледность и т. п. явления обычные. Для борьбы с болезнями здесь есть достаточный медицинский персонал: 11 врачей, 5 акушерок, до 10 фельдшеров и 2 аптеки. При всём том многие, особенно из простого класса, лечатся домашними средствами или обращаются к своим общедоступным и простым эскулапам которые лечат разными травами и заговорами.

Из среднего класса далеко не все в состоянии лечиться на дому и чаще всего ложатся в единственную здесь больницу. Большая часть врачей смотрит на частную практику, как на побочное занятие; плата за визит ограничивается 1 — ½ руб. и только в лучших домах 2, 3 р. Врачи принимают и на дому: они вообще не могут выбрать особой специальности и лечат от всего. Акушерки оказывают помощь ограниченному числу родильниц, большая часть обходится без их помощи; их заменяют простые неученые повитухи, дамы без всяких претензий и, главное, дешёвые, фельдшера имеют более практики и в весьма многих случаях с грехом пополам заменяют врачей.

По своему физическому характеру коренной владимирский обыватель напоминает сурового славянина; рост средний, а часто и выше, сухощавое сложение, довольно развитая грудь, прямой нос, широкие плечи, обильная растительность, тёмно-русые волосы, цвет лица темнее, чем у других славян, походка с развальцем, пытливый взгляд серых и карих глаз, особых примет нет; женщины не высокого роста и особой красотой не отличаются. Вообще, что-то среднее между белокурым, румяным, невысоким северным славянином и между серьёзным, смуглым, черноволосым южным. Говор довольно быстрый, громкий и отчётливый, с сильным оканьем.

Сажали картофель со слезами…
«В Никитинской волости, несмотря на приказание начальства, крестьяне не шли сажать картофель. Ввиду их упорства и неповиновения было призвано войско, и тогда крестьяне, боясь, что в них будут стрелять, вышли в поле и сажали картофель со слезами» (Из воспоминаний крестьянина Ф.Д.Бобкова, 1831/32-1898 гг.)
Комментарии
= тогда было вот в чем дело, не зная что можно есть, многие травились ягодами картошки, потому и было серьезное противодействие…
= Скорее безграмотность внедренцев картошки, которые не объяснили, как употреблять неизвестную в России клубневую культуру.
= да объясняли как раз, но «какая то баба сказала» аргумент всегда весомей…
= Это из Александра Власьевича Терещенко. Он — практически современник событий, связанных с картофельными бунтами середины XIX века в наших центральных губерниях. И про суеверия, и про отсталость и темноту крестьянства он пишет сполна. Другое дело, что считает — быстро все преодолеется. Практика показала, что это был оптимистический прогноз:

UPD
Кошен Огюстен. Малый народ и революция

2013/09/21

Внутренние причины гражданской войны в Сирии

(more…)

2013/03/28

Джон Шемякин. Довоенные российско-германские торговые отношения

Русско-германские экономические противоречия накануне первой мировой.

Трудно писать об этом, но русско-германские экономические противоречия накануне первой мировой войны были, как бы сказать, странноватыми.
Понятно, что Германия с конца 19 века активно вторгается в международную торговлю, обеспечив себе практически неисчерпаемые железно-рудные и уголньные запасы Эльзаса и Лотарингии, стартовый капитал в пять миллиардов франков контрибуции и высочайший уровень культуры производства. Как и полагается стране «форсированного» развития Германия сделала ставку на создании и развитии базовых отраслей -тяжёлой (отчасти это значит совенной) промышленности. Высокие технологии, энерговооруженность, металлургия, машиностроение, железнодорожное строительство, угледобыча, химия и .т.п. выводит страну на передовые позиции.
К 1910 году удельный вес промышленности в Германии составил 37, 9 % национального хозяйственного потенциала, 35 % составлял удельный вес сельского хозяйства интенсивного типа. С 1870 по 1913 гг. суммарный объём промышленной продукции Германии вырос на 471 (четыреста семьдесят один) процент. В Англии этот показатель составил 27 процентов, во Франции — 203 процента.
Вершина, достигнутая кайзеровской Германией, — это первое место в Европе и второе место в мире по объёму промышленного производства. Германская империя давала мировой объём промышленного производства в размере 16, 5 процентов.

Сельское хозяйство рейха обеспечило рост урожайности ржи с 1870 по 1913 гг в 2 с половиной раза. Только в Восточной Пруссии посевные площади только зерновых расширились на 36 %.
Кенигсберг вытеснил с рынка первозок на Балтике западные порты России, в первую очередь, Либаву.
Вывоз германского капитала в страны, в которых был заинтересован германский капитал увеличился за 13 лет ( с 1900 по 1913 гг.) с 12, 5 до 44 млрд. марок.
Есть мнение, что Росия бешенно зависела от французского и бельгийского капиталов, от займов и т.п. Не отрицая ничего, отмечаю, что 20 процентов инвестиций в русское народное хозяйство ( т.е. капиталы, вложенные в производящие отрасли России) были германские.
К началу 20 века Германия имела 12, 6 процентов мирового товарооборота. На долю российской империи приходилось 4, 2 процента мирового экспорта и 3, 5 мирового импорта.
Рынок России был одним из самых важнейших потребителем германского промышленного оборудования. Россия переживал тогда индустриализацию, германская промышленность обеспечивала ускорение этой индустриализации.
Вот на этом некая идиллия заканчивается. Дальше начинается хардкор как он есть.
http://gilliland.livejournal.com/338843.html

http://barabek2010.livejournal.com/31940.html
Германия своим рывком нарушила довольно устойчивое торговое равновесие Европы. И речь идёт не столько о товаропроизводстве, сколько о тарифных новация молодой империи.

С середины 19 века торговые соглашения строились в Европе на условии двухсторонних компромисов, причём «преимущества, оказанные третьему государству распространялись на договаривающиеся стороны «немедленно и безвозмездно».

Это была эра господства фритрейдерства. До 80-х годов 19 века Россия руководствовалась в отношениях с Западной и Центральной Европой т.н. автономным тарифом, базирующимся на равенстве условий: единая пошлина на импортируемые товары.

Для России с ёё «хлебной иглой», на которой она прочно сидела столетиями, настоящая война в экономике началась с введения Германией аграрно-протекционистких мер. Германия начала впервые в новейшей истории практику искусственного устранения конкурентов с аграрного рынка. Лозунгом аграрного немецкого протекционизма была защита национального сельхозпроизводства. Целью же была не столько защита национальных интересов, а наступление, подчинение и подавление экономики слабейших соседей-конкурентов.

Когда Германия начала свою тарифную политику,конечно, она усилила экономическую напряженность на континенте. Протекционисткие меры были введены, вслед за Германией, во Франции, Италии, России. В активное движение пришли страны, которые ранее не рассматривались как самостоятельные активные игроки на европейском рынке. Эти «нейтральные страны» стали активно использовать плоды от фиктивного импорт-экспорта продукций экономически воюющих стран.

Что получила Россия от германских тарифных новаций? В системе русского экспорта 94, 4 процента составляли продукты сельского хозяйства, промышленные изделия составляли — 3, 5 процента, полуфабрикаты — 2,1 процента. На хлебный экспорт России уже давили США, Мексика, Аргентина, подключалась Канада. Всё это заокеанское зерно стало поступать на европейские рынки, составляя конкуренцию русскому хлебушку. И тут, в разгар заокеанской зерновой экспансии, Германия, которая являлась крупнейшим клиентом российского аграрного сектора ( 50 процентов зернового импорта Германии составляло русское зерно, соответственно Германия потребляла 30 процентов русского хлебного экспорта), начинает строго адресованную против России тарифную войну. Войну, в которой нам было очень трудно выстоять и потому, что треть приходной части бюджета Российской империи приходилась на поступления от сельхозвывоза, и потому, что нам было мало что противопоставить германскому вызову с альтернативой технологических закупок.

Напомню, что все германские игры с тарифами начались при Бисмарке, который, как уверены многие, был активным стороннником союза с Россией и чуть ли не заклинал от конфликта с нами.

В чём выражалась германская стратегия выноса России с европейского рынка?

1.Немцы ствили во главу угла свои сугубо практические цели — создание самодавлеющей экономики, способной существовать в автономном режиме в случае экстраординарных обстоятельств достаточно долгое время. Помимо развития промышленности, скачками стало двигаться вперёд германское сельское хозяйство. С-х Германии развивалось как за счёт экстенсивного расширения площадей, так и за счёт интенсивной рационализации аграрного сектора.

2. С-х Германии стало переориентироваться на внешний рынок, вытеснение с внутреннего рынка импорта и наступление на экономики потенциальных противников. В 1879 году Германия впервые искусственно начала регулировать свой импорт, обложив ввоз иностранного зерна и пр. сельхоз продуктов таможенной пошлиной в 1 марку за 100 кг. Одновременно с этим Германия начала выкупать частные железные дороги у их хозяев в госсобственность. Целей у этой национализации было множство, одна из главнейших — возможность диктовать тарифы перевозок без согласования с кем бы то ни было.

3.Проценты от таможенных сборов шли немецким сельхозпроизводятелям для поощрения производства.

4.Для производителей и экспортных фирм правительство Германии ввело «вывозные премии».

Т.е. этап номер один. Повышаем пошлины на иностранное зерно, увеличиваем производство собственного, вывозим, пользуясь обстоятельствами, своё зерно на продажу (пока остальные не успели ввести у себя такой же протекционисткий парадиз), средства вкалдываем в дальнейшее удешевление собственной продукции аграрного сектора. Россия, как основной поставщик зерна на германский рынок, платит повышенные пошлины, деваться им, русским некуда, теряет в доходной части бюджета и впадает в определенную зависимость от экономических решений берлинского кабинета. Русские не вводят протекционисткие пошлины на германский ввоз машиностроительной продукции за неимением альтернативы. У русских индустриализация, им машины, станки, оптика и пр. очень нужны, а за свой хлеб они будут просто меньше получать, вкладываясь косвенно в развитие германского сельхозпроизводства.

В конце 70-х у России положение было практически безвыходное. Хлеб надо было вывозить любой ценой, бюджет трещал. Но Петербург ответил Берлину началом взимания торговых пошлин в золотой валюте. Таможенные сборы ( а ввозили к нам необходимые промышленные товары, в которых российская экономика нуждалась сильно) возросли с 25 процентов до 48 процентов. Естественно, что благоприятно на темпы индустриализации России это сказаться не могло, тем более, что позже России пришлось увеличивать пошлины сначала на 10 процентов, потом на 20 процентов по 108 статьям, потом ещё на 20 процентов по тем же статьям.

И тут уже начинается этап номер два.

1.В 1885 году германские пошлины на ввозимое зерно были повышены в три раза. А через два года — в пять раз. Россия ответила знаменитым покровительственным тарифом 1891 года. Общая сумма таможенных повышений на весь импорт возросла с 14, 7 процентов в 1877 до 32, 7 процентов к 1892 году. К началу 90-х годов Российская империя уже могла себе позволить выпуск «негерманской» промышленной продукции, опираясь на свои силы и силы негерманского капитала. Хотя, повторю, 20 процентов инвестиций в русскую экономику был все же немецкий.

Одним из наиболее ярких авторов протекционисткого тарифа 1891 года был Д.И. Менделеев. Кто из нас не зачитывался его фундаментальным трудом «Тарифный сбор или исследование о развитии промышленности в России в связи с её общим таможенным тарифом 1891 г.»? С помощью цитат из этого труда было разбито немало девичьих сердец.

В своих «Заветных мыслях» Дмитрий Иванович записал незабываемое: «Существование государства, особенно его сила и движение верёд, при условии значительных размеров страны и её населённости, немыслимы в обычных условиях без внутренней обеспеченности в производстве необходимейших товаров, не только потому, что в первой войне это скажется с великою силою, но и потому, что недостаточное развитие внутреннего производства необходимейших товаров…отнимает от жителей много условий возможности правильного роста богатства народного и ставит страну в тяжёлую зависимость от поставщиков этих необходимых товаров». Что здесь сказать? Стиль, близкий к Сумарокову и Хераскову, а содержание отчаянное. Россия — есть осаждённый лагерь, будем делать в этом лагере всё сами, чтобы было чем от неприятеля отбиться. И это не какая-то издевка с моей стороны. Автаркия как способ существования (пусть автаркия и в сглаженной форме) — это путь очень жёсткой индустриализации, я бы сказал, жесточайшей по отношению и к материальным ресурсам страны, и к её обитателям с их нематериальными устремлениями. Наша страна стала заложником собственного могущества и даже величия, имеющего в экономическом фундаменте комплекс: основательное, но дико отсталое сельское хозяйство, отсуствие подоходного налога и, следовательно, массу налогов косвенных, огромный военный бюджет и потребность в ускоренном промышленном развитии в недружелюбном окружении. Добавим к этому нерешённый аграрный вопрос и социальную напряжённоксть как в деревне, так и в индустриализирующихся центрах. Эсперимент величайшей сложности разворачивался, тяжело лавируя между войнами, революциями и архаикой псевдо-дворянского управления.

Менделеева привлекли к разработке таможенного тарифа почти случайно (это особенность наша неизбывная, её обсуждать не будем: в Сбербанк набирают методом перебора близких знакомых, в Ашан поманивают пахлавой и накрывают таджиков сеткой, Менделеев просто зашёл в гости). «В сентябре 1889 года заехал по-товарищески к И.А. Вышнеградскому, тогда министру финансов, чтобы поговорить по нефтяным делам (Дмитрий Иванович умел глядеть в будущее, согласитесь: заехал по-товарищески к министру финансов поговорить просто о нефтяных делах… Сколько бы сейчас людей согласилось оказаться на месте Дмитрия Ивановича, чтобы по-товарищески так, по простому, заехать да и поговорить про нефтяные дела хоть бы и к министру финансков)…И он предложил мне заняться таможенным тарифом по химическим продуктам и сделал меня членом совета торговли и мануфактур..» — писал впоследствии предприимчивый учёный и общественный деятель. Читаем далее: «Живо я принялся за дело, овладел им и напечатал этот доклад (доклад о таможенных сборах, не имеющий прямого отношения ни к мануфактурам, ни к химии) к рождеству…» Дальше Менделеев несколько скромничает: «Этим докладом определилось многое в дальнейшем ходе как всей моей жизни, так и в направлении обсуждения тарифа, потому что цельность плана была только тут ( т.е. только в докладе Менделеева)…» И сразу к Дмитрию Ивановичу потянулись всякие единомышленники, о которых он пишет скромно, но достойно: «С.Ю. Витте сразу стал моим союзником, за ним перешли многие другие».

Как вам сказать, повышение таможенного тарифа в таких объёмах — это не предложение дружбы. Это, если не начало экономической войны, то ультиматум, требующий от Германии уступок.

2. План русского таможенного возмездия начал реализовываться. Мы надеялись, что Германия пойдёт на уступки, мы считали такое повышение тарифов временным, мы очень зависели от германского фактора, который во многом определял наше положение на мировом рынке. Сравнительные цифры я уже приводил — там всё понятно без слов.

3. Германия на уступки не идёт, Вышнеградский пишет царю «В товарообмене между Россией и Германией все преимущества находятся на стороне последней». Меры, проводимые Германией: «исключительно колебавшие доверие к нашему финансовому положению, повлекли за собой падение вексельного курса».

4. Потерпев неудачу в экономическом давлении на Германию, Россия в год принятия протекционисткого тарифа вступает в военный союз с Францией.

Этап номер три.

1. Германский ответ на русские тарифные демонстрации последовал мгновенно. 1 февраля 1892 года вступили в силу договоры Германии с Австро-Венгрией, Бельгией, Италией, Швейцарией. Этим странам Германия пошлины на зерно снизила. Швейцарии снизила, России — нет.

2. Аналогичное понижение пошлин ( а некоторым странам вообще было предоставлено право беспошлинного экспорта) Германия допустила для Швеции, Норвегии, Дании, Нидерландов, Греции, Турции, Мексики, Аргентины. И внимание! Внимание! Снижение пошлин было сделано для Англии, Франции, США, Сербии. Но не для России. Таможенные льготы получили Испания и Румыния! Но не Россия! Колониальные владения Франции, Испании, Потругалии, Голландии, Бельгии получили немецкие льготы на ввоз сельхозсырья. Конго получила, Индонезия, Кюрасао, Вьетнам! Но не Россия!

3. Прижав к груди доклад Менделеева, Россия оказалась вообще вне германских внешнеэкономических соглашений. Между Германией и Россией вообще не стало никакого торгового договора.

Вот начало русско-германской войны.

Что называется, фактической, холодной, бескровной и беспощадной.

Этап номер четыре.

1. Германия повышает пошлины на ввоз русского зерна ещё раз. Теперь пошлина равняется, по даным Минфина России, 100 процентам стоимости русского хлеба в местах его производства.

2. Россия полностью была выбита с германского продовольственного рынка как серьёзный игрок. В 1893 году вывоз ржи упал с 50 562 тыс. пудов ( 1891 год) до 13 656 тыс. пудов. За один год экспор русской пшеницы упал с 54 318 тыс пудов до 42 210 тыс. пудов.

Рынок Германии поделили США, Аргентина, Румыния, Сербия и Болгария. Две заокеанские фантасмогории, два потенциальных сателлита и Сербия. Т.е. две заведомо нейтральные страны (в случае войны), две фактические союзницы и Сербия. Свой план автономного снабжения продовольствием, вытеснения потенциального противника и т.п. Германия выполнила полостью и в сжатые сроки.

3. После этого всего, бои приняли затяжной характер. Россиия закрыла для германских товаров Финляндию, Россия увеличила ластовый сбор с германских судов за причал в русских гаваней — с 5 копеек до рубля. Немцы подняли таможенные пошлины на русские товары (все русские товары) до 50 процентов их стоимости.

Всё сгладила несколько русско-немекая торговая конвенция и русско-германский торговый договор, заключённый сразу после поражения России в войне с Японией. Уступки со стороны Германии были минимальны. Через год после русско-германского торгового соглашения, Россия скрепя сердце вступила в союзнические отношения с Великобританией. Ей утолкали. Недомодернизированную, с гигантскими проблемами, с неэффективной системой управления, её запихнули на весь этот «Титаник», в третий класс, без шансов.

Мирное сосуществование на равноправных условиях Германской и Русской империй оказалось невозможным. Времена такие пришли, что суперхищники уничтожали хищников, прекрасная эпоха 1875-1914 годов заканчивалась навсегда.
http://gilliland.livejournal.com/339142.html

2013/03/27

Джон Шемякин. О пореформеном сельском хозяйстве

Как мы все прекрасно знаем, одной из самых удачных финансовых операций Российского государства была отмена крепостного права в 1861 году.

Не затратив ни рубля, российское правительство получило 700 миллионов рублей чистого финансового выигрыша. Странно, что люди, обожающие свободу во всех её проявлениях, не используют лозунг о том, что освобождение — это государственная выгода. Странно, что люди,свободу во всех её проявлениях не обожающие, не используют лозунг, что свобода — это затратно и невыгодно.

Вооружимся, наконец, счётами.

19 февраля 1861 года началось освобождение частновладельческих крестьян. Великая реформа. В ходе этой реформы правительство выплатило помещикам стоимость переданной освобождённым крестьянам земли. Оценили эту переданную крестьянам землю в 1 миллиард 218 миллионов рублей. Потом чиновники (которые сами в значительной части не из помещиков происходили) вычли из этой, в целом, огроменной суммы задолженность помещиков государственным кредитным учреждениям. Так заминусовали 316 миллионов рублей. И помещики должны были получить «на руки» за землю, переданную крестьянам — 902 миллиона. Тоже неплохо и несколько даже радостно. Но государственные люди подумали и решили, что помещики столько «живых денег» не осилят — это вредно столько наличности на руках держать человеку непривычному. Поэтому урезанная до 902 миллионов рублей сумма выдавалась помещикам не деньгами. А спеуиальными ценными бумагами ( 5 %-ми выкупными свидетельствами). И естественно, что бумаги, выброшенные правительством в оборот, а помещиками — на рынок, оценивались первоначально ниже номинальной стоимости, примерно процентов на 20-ть ниже.

Внук, сын помещиков, сам помещик, брат первого в России изготовителя бормотухи «ярославской фабрикации», которой спаивают несчастного Карандышева в «Бесприданице», великий поэт Н.А. Некрасов, когда писал вот это:
Повалась цепь великая,
Повалась -расскочилася:
Одним концом по барину,
Другим по мужику!

он ведь писал кровью сердца своего.

И его можно понять. Как ударила реформа по крестьянам — это, в принципе, понятно: русский крестьянин за вековое своё состояние привык к неволе, свободу ценил не очнь высоко, так как не очень понимал, что это такое, а вот землю, единственный источник существования для большинства селян, ценил очень. И деньги ценил. А вот барин, он что потерял? Представить себе это тоже просто: приходят к москвичу люди из мэрии и говорят, что квартиры на набережных, доставшиеся от дедушек с бабушками, и которые москвич сдаёт иногородним менеджерам, теперь будут частью уже и не его, что деньги он за это получит, но потом, наверное. А пока москвич получит на руки бумагу очень ценную, которую, если сможет, продаст по рыночной стоимости, которая, правда, ниже номинала, но не беда. И потом 5 процентов личнозависымых крестьян составляли обслуживающий персонал помещиков, это же целый сектор услуг самого разного свойства: от дизайна, транспорта и развлечений до финансового личного менеджмента. И теперь за весь спектр услуг надо платить, а то останешься только с Фирсом образца финала «Вишнёвого сада», с таким дизайнером и шофёром не зашикуешь.

Получив на руки за часть своей земли ценные бумаги вместо денег, помещики пережили, как пишет князь Мещерский, историческую по интересу минуту. Большинство кинулось продавать свои выкупные ценные бумаги, теряя при продаже от 18 до 24 процентов номинальной стоимости. Тут я обращаю ваше внимание, что цену земли, из которой рассчитывалась номинальная стоимость выкупного свидетельства, назначал не сам хозяин, а справедливое государство, исходя из «статистики». Видя такое дело, большинство поместного дворянства решило не дожидаться ничего хорошего, сделать экономическую ставку на земельный фонд, оставшийся в их распоряжении ( к концу 19 века помещики в России владели территорией размером с Францию), а ценные бумаги за землю, преданную крестьянству «вложить с умом». В русской традиции это может означать что угодно. Я знаю огромное количество людей, которые в 90-е годы с умом вкладывали деньги в видеомагнитофон и шубу для жены, называли это вложением денег вполне серьёзно. Как вспоминает тот же князь Мещерский » была блестящая эта эпоха выкупных свидетельств. В каждую семью, в каждый дом сваливались с неба крупные тысячные суммы…и вот эти-то выкупные продавались и превращались в капиталы, на которые одни бросились в заграничные поездки, а другие стали жить очень раскошно в Петербурге и в Москве… только меньшая часть тогда владельцев выкупных, ввиду низкой их цены, решилась выжидать повышения цен; большая же часть с изумительной лёгкостью бросилась их реализовывать…»

Правительство, конечно, некоторое время, например, раздувая известия о крестьянских беспорядках,, активно играло на понижение курса «выкупных 5%»,

Но не забывало правительство и об освобождённом крестьянстве. Общая сумма выкупных платежей, полученная правительством с бывших помещичьих крестьян с 1861 года по 1906 год оставила 1 миллиард 600 миллионов рублей. Как я уже писал вся эта чудесная сумма попала правительству в любящие руки при условии, что эти любящие руки не вложили копейки в проведение освобождения частновладельческого крестьянства. А ведь помимо выкупных денег с крестьян ( с крестьян решили брать деньгами живыми, решили, что, если крестьяне начнут выпускать свои ценные бумаги, то будет как-то не интересно), государство сохранило чрезвычайно серьёзное налогообложение села. В совокупности, с деревни правительство получало налоги, в три раза, превосходящие в совокупности налоги со всех отраслей промышленности. Только в 1901 году сумма прямых налогов с надельных крестьянских земель составила 284 миллиона да и 300 тыс. рублей в довесок.

Какие там евреи-кровососы?! Правительство и без них отлично справлялось с финансовым доением мужичка. Да и дворянское вымя правительство щупало тоже весьма дерзко.

Конечно, наделы у крестьян после освобождения оказались маленькие. На таких наделах товарное производство не наладишь. Поэтому крестьяне были вынуждены арендовать землю, оставшуюся в собственности у помещиков. Уже после всех этих столыпинских нововведений, в 1914 году 80 % всех посевов сельскохозяйственных культур принадлежали крестьнам, но посевы эти в подавляющей значительностью степени происходили на помещичьей земле, арендованной крестьянами у владельцев на условиях, которые министерство финансов империи жалостливо называлао «крайне тяжёлыми». Такой вот аграрный вопрос встал перед крестьянством. Что ж нам делать, православные? Куда податься?

Очень многие любители «жизни за царя» указывают мне на рост валового сбора хлеба и рост хлебного экспорта. Вот,мол, смотри, как деревня при царе-батюшке заиграто жила! Аргумантация у таких людей серьёзная. К середине 90-х годов 19 века сбор хлеба вырос в сравнении с 70-ми годами 19 века на 44 % ( 2, 6 миллиардов пудов в сравнении с 1, 8 миллиарда пудов). С начала 1880 до конца 1890-х экспорт зерновых повысился в два с половиной раза и перешагнул планку в 500 миллионов пудов. К 1913 г. валовый сбор зерна вырос до 5 миллиардов пудов, а экспортзерна вылился в 650 миллионов пудов). Рекорд Россия поставила в 1910 году, вывезя 847 миллионов пудов хлеба за границу.

Что я могу ответить на это? Немногое.

1. Рост показателей обспечивался в значительной степени перемещением (колонизацией) зернового производства из России центральной на перефирию, где русской деревни в её классическом понимании не было. Крестьяне устремлялись сначала почти хаотически, потом уже почти централизовано на свободные земли, связанные с окружающим миром, с Россией центральной, с обычаями, укладом и ограничениями, торговыми ветками специальных железных дорог как частных, так и всё более и более казённых.

2. Естевенно прогресс в сельском хозяйстве был, чего тут скрывать. Но прогресс этот надо сравнивать. К началу 20 века среднегодовая урожайность ржи в крестьянских хозяйствах составляла 53 пуда с десятины, в Германии — 104 пуда с десятины. Урожайность пшеницы — 59 пудов с десятины для России и 126 пудов для Германии. Бельгия смотрела на это негласное соревнование,сидя на среднегодовой урожайности ржи в 142 пуда с десятины, а урожайность пшеницы в Бельгии была 153 пуда с десятины.

3. Что же происходило хлебушком под благодетельным имперским солнышком в России? Как его потребляли русские? Немного они его потребляли. В начала 20 века Россия могла себе позволить в год 22, 4 пуда хлеба на душу населения, Германия — 24 пуда, Дания — 50 пудов. И мы должны ещё учесть, что каждый второй-третий год в России был неурожайным и норма потребления падала до 16 пудов на душу. По экономическим показателям, по медицинским показателям (учитывая крестьянсий рацион) это был критический уровен. Чтобы не было тайны — тароватая, обильная Россия, румянощёкая красавица с косой толщиной в руку, славящая в песнях своих веикую Российскую империю находилась на одном из последних мест в Европе по уровню потребления простого хлеба. Мы гордо опережали лишь Румынию и ещё несколько
стран предрумынского состояния. При полусытости своей, при своём полуголоде Россия экспортировала 11, 6 % хлебного сбора в 80-е годы 19 века, США при высокой норме потребления населением вывозила 8 %. Посланник США в России Смит в 1891 году писал, что Россия искусственно стимулирует у себя экспорт, уступая многим странам в производстве зерна. В этом Смит видел секрет пребывания России в состоянии «почти хронического голода».

4. Радетели империи! Россия вывозила свой хлеб не из-за благоденствия своего, не из-за высокого уровня сельскохозяйственного производства, а из-за экономической слабости крестьянских хозяйств. Крестьяне были вынуждены продавать свой урожай без стратегического остатка, без понимания коньюктуры рынка, продавать вслепую, второпях, неграмотно армии «хлебных жуков», нацеленных на скорейшее получение прибыли без долговременных вложений в сельское хозяйство. Этими «хлебными жуками» были не только какие-то там аферисты, не только хлебные миллионеры, опухшие от безнаказанности, но и, внимание, такие учреждения, которым вобще не очень свойственно заниматься подобными вещами. Основными игроками на рынке выкручивания слабых крестьянских рук были банки. Прямая деятельность иностраннных банков в России по российскому законодательству была запрещена. Поэтому на русской деревне грелись свои же. Русско-Азиатский, Азовско-Донской, Петербургский международный, Русский для внешней торговли банк, Русский торгово-промышленный банк. Не оставался в стороне и сам Государственный банк Российской империи, который выступал ещё как и самый сильный комммерческий имперский банк. Когда банки занимаются хлебной спекуляцией, банки не заинтересованы в создании крупных капиталистических аграрных хозяйств, для спекуляций банкам нужна была Россия в аграрном смысле полуоформившаяся, которой можно платить не столько, сколько можно или нужно, а сколько хочется. Как на дискотеке в ночном клубе «Огонёк». В Европе банки хлебным бизнесом не промышляли. Исключение, выгодно оттеняющее деятельность российского банковского капитала, — это Колониальный Банк Великобритании, деятельность которого в колониях была аналогичной деятельности российских банков в России. И конечно, активно играли на рынке скупки продовльствия банки Индии и некоторых латиномамериканских стран.

А поиграть банкам России было с чем. С одной стороны, нищая, вынужденная продавать хоть как-то своё зерно деревня, с другой стороны суммарный основной капитал коммерческих банков в России увеличивался с 236 млн. рублей до 561 млн. рублей только за три года ( с 1910 по 1913 гг). Естественно, что операции на хлебном рынке были не основным занятием банков, но раз есть такая возможность, что ж не вложиться-то, не посбивать цены на внутреннем рынке, расталкивая прочих?

А крестьянин что? Он свободный! Хочет прыгает на своём клочке земли, хочет берёт замлю в аренду у барина из Парижа (платит деньгами или «отработкой»), хочет бредёт в степи, чтобы на чернозёме начинать жизнь заново, хочет в город идёт, хочет граммофон у трактира слушает. Вяльцеву или даже Шаляпина. Если повезёт и будет урожай, то крестьянин никуда его продавать поехать не сможет, т.е. поедет, конечно, но не на биржу жее зерновую, не фьючерсами бомбиться, а приедет он в ближайший уездный город и продаст там ловкому человеку-агенту в блестящей жилетке весь свой урожай, оставив на пропитание чуть-чуть. Крестьянину ведь, как это не удивительно, деньги нужны. И не только на водку. Ему, например, нужны орудия сельхозпроизводства.

5. Уровень механизации сельского хозяйства России ( соотношение машин, механизмов, с одной стороны и «живой» рабсилы — крестьянин плюс лошадь — с другой) накануне Первой мировой составлял 24 %. В Англии маханизация аграрного сектора составляла 152 %. В Германии — 189 %. В США — 420 %. И при этом вот чуде живого ковыряния живой земли, по данным самого Петра Аркадьевича Столыпина, расходы государства на сельхозпомощь населению ( покупка парового сепаратора или веялок — это же для деревни было как в космос слетать, без помощи никак) достигали: в Норвегии и Венгрии — 2 рубля на десятину посевной площади, в Пруссии- 1 руб.33 коп., в Бельгии — 1 рубль, в Европейской России, стоящей в аграрном отношении где-то очень там, глубоко внизу, православное государство вкладывало в модернизацию и поддержку русского крестьянского хозяйства — 9 ( девять прописью) копеек на тощую десятину.

Так процветала имерия Романовых,имея в фундаменте 80 процентов недоедающего недоброго населения.
Но деревню разорили, конечно, большевики с Лениным-Сталиным.
А ещё это мой ответ на постоянно слышащиеся полужалобы-полухвальбы про какую-то дикую «русскую лень». Русская лень, о которой столько написано, — это обычное отчаяние, явственное понимание крестьянским крепким умом отсутствия перспектив, в головах ведь не только разруха, там ещё и пауперизация отлично себя может чувстсвовать. Вот возьмите кредитов на жильё, снимая квартирку для семьи, подсчитайте свои возможности и перспективы, череду дальнейших лет за копейки, а я мимо проеду на своём «БМВ» и расскажу вам, какие вы ленивые да убогие, раз на пятую работу не устроились, в съёмной хате своими силами финский паркет не укладываете.
http://roman-n.livejournal.com/4095215.html

2013/02/25

Российские инвестиции

Подушевые инвестиции в современной России достаточно высоки — на уровне 1970-х годов советского времени. Однако для того, чтобы вытянуть страну на новую орбиту развития, их уровень все еще недостаточен: требуются опережающие вложения в жилищное строительство, сельское хозяйство и потребительский сектор

Уже три года мы занимаемся ежеквартальным мониторингом реальной инвестиционной активности в стране, составляя списки и анализируя новые промышленные объекты. Количество возводимых заводов, фабрик, цехов, электростанций, трубопроводов и птицефабрик в год исчисляется сотнями. Десять лет назад такие списки, будь они созданы, содержали бы в себе лишь единицы объектов. Высокий уровень текущей инвестиционной активности частного бизнеса и государства налицо. Но вот вопрос: насколько именно? Чтобы ответить на него, мы решили прибегнуть к сравнению с уровнем капитальных вложений, осуществленных во времена СССР. Советский Союз всегда отличался высокими производственными инвестициями, поэтому знать, как мы выглядим на его фоне, было бы весьма интересно и поучительно.

Результат проведенной нами довольно кропотливой работы представлен на графике. Мы находимся на уровне 1978 года и лишь процентов на пятьдесят уступаем по подушевым инвестициям позднесоветским рекордным показателям второй половины 1980-х годов. Результат несколько ошеломляющий. Те, кому за сорок, помнят, что 1970-е годы были временем великих строек: Саяно-Шушенской и Усть-Илимской ГЭС, Курской и Ленинградской АЭС, Байкало-Амурской магистрали, освоения Уренгойского и Ямбургского газоконденсатных месторождений. Как бы ни были велики наши современные достижения, они интуитивно скромнее тех советских. Естественно, возникает вопрос о доверии полученным данным.

Структура инвестиций в основной капитал (капитальных вложений) в России и РСФСР с 1956-го по 2010 год (%)

(more…)

2012/12/27

Australia’s economy


The country’s terms of trade (the price of exports relative to the price of imports)


http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2012/12/focus-3

2012/07/20

ГМ насекомые

По всей видимости, растущий тренд. В PNAS статья про лабораторно созданных трансгенных комаров, которые обладают существенно повышенной сопротивляемостью Plasmodium falciparum (возбудитель самого смертоносного типа малярии). Производство различных ГМ-насекомых в обозримом будущем будет только расти; в первую очередь это касается переносчиков наиболее распространенных болезней (напр., малярия, лихорадка денге), под угрозой которых находится до половины населения земного шара. Пока все ограничивается лабораторными экспериментами, если не считать отдельных случаев выпуска организмов в природу (см.также успешный опыт с австралийскими комарами, основанный на манипуляции с бактериями).

Однако вопрос перехода к промышленным масштабам становится актуальным. Технические возможности вполне позволяют распространить крупные популяции генетически модифицированных насекомых в главнейших очагах заражения и тем самым снизить потенциал размножения диких особей, несущих инфекцию. Возникающие при этом проблемы относятся главным образом к регулированию и разделению ответственности, чему PLoS посвятил отдельную подборку статей. Центральным материалом там служит текст авторов, критикующих существующую систему стандартов работы с ГМ-насекомыми и предостерегающих от скорейшего применения их на практике. Следом другая группа авторов предлагает критику критики, называя доводы оппонентов неубедительными, а страхи необоснованными.

В этой связи стоит отметить недавний манифест шведских ученых в журнале EMBO Reports, призывающих перестать проверять риски ГМО (они уже надежно и многократно проверены) и приступить к широкому внедрению технологии. Речь там, правда, идет об агрокультурах, однако общая логика применима к ГМ-организмам вообще. Их аргументация заключается в том, что все научные исследования подтверждают отсутствие обоснованного сомнения, и при принятии решения следует рассматривать не только риски использования ГМО, но и издержки их неиспользования (которые по их оценкам весьма значительны).
http://nature-wonder.livejournal.com/212235.html

2012/04/23

Продовольствие в СССР и России


http://esli-mysli.livejournal.com/26803.html
http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_01/IssWWW.exe/Stg/d12/2-1-4-1.htm

2011/11/11

Экономика Латвии 1991-2011

1. Методика исследований и их основные результаты

12 мая 2005 года Сейм Латвии, в очередной раз продемонстрировав ограниченность своей дееспособности, принял Декларацию «Об осуждении осуществлявшегося в Латвии тоталитарного коммунистического оккупационного режима Союза Советских Социалистических Республик». В документе, в частности, говорится, что «преступления тоталитарного коммунистического режима СССР не расследованы и не получили международного осуждения» и содержится призыв «признать, что Российская Федерация, как правовая и политическая наследница СССР, несет моральную, правовую и финансовую ответственность за совершенные в Латвии преступления против человечества и убытки, которые причинены Латвийскому государству и его жителям во время оккупации, и должна выполнить свою обязанность — в соответствии с основными принципами международного права возместить Латвийскому государству и его жителям убытки, возникшие в результате противоправных действий».

В декларации содержится и поручение правительству создать соответствующую комиссию по подсчету упомянутых убытков. Комиссия была создана и подготовила промежуточный отсчет о своей работе. Дальнейшее ее финансирование было прервано под предлогом кризисной ситуации, и комиссия продолжает работу на общественных началах. Такие иррациональные на первый взгляд действия имеют, по нашему мнению, вполне разумную цель — отвлечь внимание общественности от оценки реальных результатов хозяйствования этнократического режима, за 20 лет так и не сумевшего догнать «преступную тоталитарную» Латвийскую ССР. Наше исследование направлено на то, чтобы заполнить искусственно созданный информационный вакуум.

Правительственная комиссия оценивала нанесенный «оккупантами» ущерб, исходя из виртуального существования Латвийской Республики после 1940 года с темпами развития, характерными для развитых капиталистических стран.

Мы также исходили из виртуального существования Латвийской ССР после 1990 года, развивающейся по трем моделям: стагнационной, экстенсивной и интенсивной.

Стагнационная модель предполагает, что достигнутый к 1990 году ВВП сохранялся в течение последующих 20 лет.

Экстенсивная модель предполагает линейный рост ВВП и народонаселения, исходя из темпов последней советской пятилетки. Линейный рост населения характерен для воспроизводства населения главным образом за счет иммиграции.

Интенсивная модель предполагает полное прекращение миграции и рост населения исключительно из-за естественного прироста, характерного для 1990 года. Предполагается также линейный прирост ВВП на душу населения исходя из темпов пятилетки 1986-1990 гг.

Стагнационная модель, опирающаяся исключительно на статистику Латвийской Республики показывает, что уровень ВВП 1990 года был достигнут лишь в 2006 году, а в результате последнего кризиса к 2010 году упал до 91.5% уровня 1990 года. Объем промышленной продукции находится на уровне 30%, а сельского хозяйства — на уровне 49% от уровня 1990 года. Недополученный ВВП за 20 лет составляет 69 млрд. латов в ценах 2010 года.

По данным интенсивной и экстенсивной моделей ВВП Латвийской СССР в 2010 году должен был бы превысить фактический ВВП ЛР соответственно, в 1,92 раза и вдвое. Недополученный ВВП за 20 лет — от 179 до 191 млрд. латов.

Для дальнейших оценок пришлось сопоставить курс современного лата и рубля 1990 года: 1 лат = 78,88 копейки. Соответственно, удалось оценить стоимость потерянных основных фондов и оборотных средств Латвийской ССР: 46 и 9 млрд. латов.

Общий ущерб, нанесенный Латвии, если усреднить потери ВВП по обеим моделям: 185+46+9=240 млрд. латов. Этих недополученных денег хватило бы, чтобы, не оглядываясь на демографическую ситуацию, кормить латвийских пенсионеров в течение 240 лет6. Ну или только 80-ти, но с утроенной пенсией.

ВВП на душу населения по экстенсивной и интенсивной моделям в 2010 году превысил бы уровень ЛР, соответственно на 48 и 58%. В этом случае Латвия по этому показателю поднялась бы с реально занимаемого 67-го на, соответственно, 58-е или 48-е (вслед за Чехией) место в мире.

С учетом выплат из общественных фондов потребления средняя пенсия 1990 года составляла 196, а средняя нетто зарплата — 383 лата 2010 года. К 2010 году по различным моделям развития средняя пенсия составила бы 314-337, а средняя зарплата — 613-659 латов. На данный момент фактические показатели: средняя пенсия (с учетом налогообложения) — 173, средняя зарплата — 316 латов.

Потери народонаселения по сравнению с реальным уровнем (без учета выявленной по результатам последней переписи временной экономической эмиграции) для интенсивной модели составили бы 480, экстенсивной — 806 тысяч человек.

В 1990 году было заключено 23619 браков и родились 38144 младенца. Смертность составляла 1307 человек на 100000 населения. В 2010 году эти цифры — 9290, 19238 и 1342. Численность латышей за 20 лет уменьшилась лишь на 3,8%, а нелатышей — на 28.8%. Рождаемость, смертность и естественная убыль у латышей в 2010 году на тысячу человек: 9.8, 12.3, — 2.55; у нелатышей — 6.7. 14.8 и — 8.1. Соответственно, рождаемость у представителей национальных меньшинств на 30% меньше, смертность — на 20% больше, а коэффициент убыли втрое больше, чем у «коренной» нации.

Негражданам, составлявшим к началу процесса приватизации около 70% нелатышей, в результате дискриминации при выдаче приватизационных сертификатов нанесен ущерб от 323 млн. (при рыночной стоимости сертификата 2010 года) до 2 664 млн. (по номинальной стоимости сертификата) латов.

Неграждане из подоходного налога внесли 1.8 млрд. латов на содержание самоуправлений, к выборам в которые они не допущены.

В силу дискриминации при учете советского стажа, накопленного за пределами Латвии, негражданам недоплачено 141 млн. латов, в том числе: 120 — при выплате пенсий по старости, 12 — пенсий по инвалидности, 3 — пособий в связи с потерей кормильца, 6 — пособий по безработице.

2. Сопоставление данных

Для того чтобы объективно оценить, как развивалась Вторая Латвийская республика, необходимо, прежде всего, найти общую мерку для статистических данных предпоследнего десятилетия прошлого и второго десятилетия нынешнего века.

Для оценки ущерба народонаселению для такого сопоставления никакой работы не требуется — данные исчерпывающи и непрерывны. С экономикой все гораздо сложнее.

Данные по изменению ВВП в ценах 2000-го года за период с 1995 по 2010 год легко обнаруживаются на сайте ЦСУ. Данные по ВВП позднего советского и раннего латвийского периода за 1980, 1985, 1990, 1991-1995 гг. можно найти в статистическом ежегоднике за 1996 год8

При этом получается, что ВВП 1990 года составлял 2 952 865, а ВВП 1995 года — 1 453 235 тыс. латов в ценах 1993 года. В свою очередь ВВП 1995 года был на уровне 3 658 179, а ВВП 2010 года — 6 805 003 тыс. латов 2000 года, или, в фактических ценах — 12 735 936 тыс. латов.

Соответственно, 1 лат 2000 года составляет 1,8716 лата 2010 года, 1 лат 1993-го — 2,5173 лата 2000-го, и соответственно, 4,7112 лата 2010 года. После этого нетрудно оценить ВВП последнего советского года в латах 2010 года — 13 911 543 тыс., т.е. на 9,2% больше современного.

Этого вполне достаточно, чтобы воссоздать картину резкого падения ВВП в последнем десятилетии прошлого века, его неуверенного подъема в «жирные годы» правительства Калвитиса и спада в период последнего кризиса. При этом НИКАКИХ иных данных, кроме признанных официальной латвийской статистикой, привлекать не приходится.

Тем не менее, мы еще попробовали оценить курс нынешнего лата к позднему советскому рублю. Для этого достаточно было бы найти величину ВВП 1990 года в рублях. Но сделать этого не удалось.

В последнем ежегоднике БСЭ9 написано лишь, что национальный доход республики за 1989 год увеличился на 4,1%. Зато в предпоследнем номере ежегодника сказано, что национальный доход Латвии в 1988 году составил 7,3 млрд. рублей. Соответственно, можно осторожно предположить, что в 1990 году национальный доход был 7,3*1,041*1,041 = 7,91 млрд. рублей.

В том же ежегоднике номер 33 приведен как национальный доход, так и валовый национальный продукт по СССР в целом: 630,8 и 875 млрд. рублей. Если предположить, что во всех частях СССР соотношение этих показателей было одинаковым, и статистики разных поколений вкладывали в ВНП 1988 года и ВВП 2010 года одинаковое содержание, то получаем ВВП Латвийской СССР 1990 года в размере 7.91*875/630,8 = 10,97 млрд. рублей, или, как мы видели раньше, 13,91 млрд. современных латов.

Таким образом, 1 лат 2010 года соответствует 78,88 копейки образца 1990 года, а 1 лат 2000 года — 1.4763 рубля 1990 года.

Комиссия по расчету ущерба, нанесенного советской «оккупацией» привела общий результат ущерба ВВП за 50 советских лет в 124 млрд. латов в ценах 2000 года и 253 млрд. рублей в ценах 1990 года. Соответственно у них курс лата к рублю — 2,0403. К сожалению, методика расчета не приведена. Но, если коллеги правы, то ВВП 1990 года был не 10.97 млрд. а 28,38 млрд. рублей, что принципиального значения для основных наших выводов не имеет.

3. Расчет ущерба

Приведенные в п.2 соображения и источники позволяют составить следующую таблицу изменения латвийского ВВП
Таблица 1
ВВП Латвии (курсивом выделены данные, заимствованные из статистических таблиц)

Нынешний премьер утверждает, что Латвия догнала Латвийскую ССР в начале 2000-х годов, не уточняя даты. Российские источники показывают, что в 2006 году Россия достигла 93,1% уровня ВВП 1990 года, Беларусь — 132,3%, Эстония — 135,5%, Литва — 105.5%, Латвия — 99,5%. В отношении Латвии эти данные хорошо согласуются с приведенной выше таблицей.

Печальное состояние латвийского ВВП связано с демонтажем отечественной промышленности и сельского хозяйства. Сопоставление советского и текущего уровней сельского хозяйства в целом, и по растениеводству и животноводству в отдельности, имеется в отечественной статистике за все 20 интересующих нас лет. С данными по менее «любимой» промышленности дела обстоят хуже: есть сравнительные данные с 1990 по 1995 гг. и сравнительные же данные с 2000 по 2010 гг.15 Известно также, что в 2010 году объем промышленного производства составил 4121,1 млрд. латов. А в 1989 году объем промышленной продукции составил 10,6 млрд. рублей с ростом 2,5% в год. Тогда с учетом принятого в п.2. курса лата к рублю получаем нынешний объем промышленного производства на уровне 30% от уровня 1990 года.

Динамика «развития» отечественной промышленности и сельского хозяйства приведена на рис.1

Рис. 1. Динамика «развития» промышленности и сельского хозяйства Латвии

Для оценки ущерба от неумелых действий этнократического режима Латвии были выбраны три модели более благоприятного развития экономики Латвии: стагнационная, экстенсивная и интенсивная.

В гипотетическом случае стагнации, когда уровень ВВП ЛССР сохранялся бы на 20 последующих лет, недополученная сумма ВВП легко вычисляется из данных правого столбца таблицы — 69 млрд. латов в ценах 2010 года.

Но жизни не свойственно стоять на месте, и это отражается в более сложных моделях упущенного развития Латвии.

В экстенсивной модели принято, что население Латвии растет линейно с темпами, последней пятилетки — 19622 человека в год. Это характерно для роста населения за счет миграции извне.

В интенсивной модели принято, что миграция полностью прекращается, и население растет исключительно за счет превышения рождаемости над смертностью. В качестве параметра роста принято имеющееся на 1990 год превышение смертности над рождаемостью в 3271 человека — коэффициент 1.001226.

Динамика численности населения в реальности, и по обеим моделям показана на рис.2

Рис. 2. Динамика населения Латвии

К 2010 году в Латвии проживало бы от 2,73 (интенсивная модель) до 3,06 (экстенсивная модель) млн. человек вместо нынешних 2.25. Легко заметить, что Латвия в результате смены естественного роста населения массовой эмиграцией и вымиранием к 2010 году недосчиталась от 480 до 806 тысяч человек (в зависимости от выбранной модели развития)

В экстенсивной модели принимается, что ВВП линейно растет с темпами последней советской пятилетки — 582 млн. нынешних латов в год. В интенсивной модели за основу взят советский прирост ВВП на душу населения — 187 латов в год. Оба варианта прироста ВВП вместе с реальными показателями представлены на рис.3.


Рис. 3 Динамика реального и идеального ВВП Латвии (в тыс. латов 2010 года)

В случае, если бы развитие Латвии насильственно не было бы прервано, к 2010 году ВВП Латвии составил бы не 12,7 а (по разным моделям) от 24,5 до 25,6 млрд. латов. Соответственно, недополученный ВВП за 20 лет — от 179 до 191 млрд. латов.

К прямым потерям можно отнести и уничтожение основных фондов, которые в 1985 году составляли 25,6, а в 1987 году уже 29,5 млрд. рублей17, что в случае сохранения темпов их прироста дало бы к 1990 году 36,5 млрд. рублей или 46 млрд. латов.

К потерям можно отнести и изъятые у предприятий оборотные средства, которые (по тому же источнику) в 1985 году составляли 5,7, а в 1987 — 6,2 млрд. рублей, что по состоянию на 1990 год оценивается в 9 млрд. латов.

4. Уровень жизни

Из данных п.3. можно посчитать реальный и идеальный ВВП на душу населения (рис.4)

Рис. 4 ВВП на душу населения (в латах 2010 года)

С фактическим ВВП на душу населения (14500 долларов на 2009 год) Латвия занимает в мире 67 место после Чили и Ливии. С ВВП экстенсивной модели (21126 долларов) она бы переместилась на 52 место, сразу после Португалии и Кипра, а интенсивной (24881 доллар) — на 47 место, после Чехии.

В 1990 году средняя пенсия (по СССР в целом) составляла 89 рублей18, средняя зарплата рабочих и служащих Латвийской ССР в 1989 году — 246 рублей, в 1988 — 227 рублей. В соответствующей пропорции средняя зарплата рабочих и служащих в 1990 году — 267 рублей. С учетом выплаты подоходного налога (8 рублей 20 копеек + 13% от суммы, превышающей 100 рублей) зарплата нетто — 237 рублей.

Из общественных фондов потребления население в 1989 году получило выплат на 2,1 млрд.рублей или 66 рублей в месяц на человека. Таким образом фактические доходы составили 155 рублей на содержание одного пенсионера и 302 рубля на одного работающего.

В ценах 2010 года, это, соответственно, 196 и 383 лата. С учетом того, что ВВП на душу населения при гипотетическом сохранении уровня развития ЛССР, вырос бы к 2010 году по сравнению с 1990 годом в 1,6 раза по экстенсивной и в 1, 72 раза по интенсивной моделям, средняя пенсия в 2010 году составила бы 314-337, средняя нетто-зарплата — от 613 до 659 латов в месяц.

Фактическая средняя пенсия 2010 года (с учетом вычета налога сверх размера 165 латов) в Латвийской Республике — 173 лата, зарплата нетто — 316 латов. Следует еще отметить, что плата за проезд в общественном транспорте в нынешних ценах составляла в 1990 году 0,05 лата, а за квартиру и коммунальные услуги — около 10 рублей, или 13 латов. Теперешние цены за проезд в Риге — 0,5 лата, а за квартиру (с учетом сельской местности) — 65 латов. Бутылка водки, правда, стоила в 1990 году 4.62 рубля или 5,86 лата, при нынешней средней цене этой продукции в 4,45 лата.

В 1990 году было заключено 23619 браков и родились 38 144 младенца. Смертность составляла 1307 человек на 100000 населения. В 2010 году эти цифры — 9290, 19 238 и 1342.

5. Этнический аспект

5.1 Разница в скорости убывания и демографических показателях

Латыши и национальные меньшинства перенесли случившуюся с Латвией катастрофу по-разному. Численность латышей за 20 лет уменьшилась лишь на 3,8%, а нелатышей — на 28,8%. И дело здесь не только в эмиграции. Рождаемость, смертность и естественная убыль на 1000 человек у латышей в 2010 году, соответственно 9.8, 12.3, — 2.55; у нелатышей — 6.7. 14.8 и — 8.1. Соответственно, рождаемость у представителей национальных меньшинств на 30% меньше, смертность — на 20% больше, а коэффициент убыли втрое больше, чем у «коренной» нации.

Показатели удельной рождаемости, смертности и естественного прироста в 1990 году: у латышей — 15.43, 14.32, 1.11; у нелатышей — 12.89. 11.79, 1.22.

5.2. Сертификаты

Приватизация государственного имущества в Латвии проводилась за сертификаты. Стоимость одного сертификата приравнивалась к средней стоимости ½ м2 жилой площади и объявлялась в 28 латов в ценах 1993 года (132 лата в ценах 2010 года).

Несмотря на то, что приватизации подлежало имущество, созданное в основном в советское время и в значительной части за счет инвестиций из регионов СССР, из которых неграждане и прибыли, гражданам законодательно создавался ряд преимуществ при получении сертификатов. Имело место и сознательное неисполнение закона в отношении неграждан.

В результате, по данным Департамента приватизации на март 1998 года 86.4% сертификатов были выданы гражданам Латвии, и лишь 13.6% — остальным постоянным жителям, составлявшим тогда 26,8% населения. Соответственно, неграждан недодано 26,8-13,6=13,2% от общей суммы выданных сертификатов.

На 1 мая 2011 года населению было выдано 112.38 млн. приватизационных сертификатов, преимущественно с номинальной ценой в 132 лата. Соответственно общая номинальная стоимость сертификатов составляет 132*112,38= 14 834 млн. латов. В том числе гражданам было выдано сертификатов на сумму 12 817, негражданам — 2 017 млн. латов. В случае выдачи сертификатов без дискриминации негражданам было бы выдано сертификатов на сумму 4 681 млн. латов. Нанесенный им ущерб — 2 664 млн. латов

Разумеется, рыночная цена сертификатов была, как правило, много ниже номинальной стоимости. Например, в 2011 году она составляет около 16 латов. Тем не менее, и при такой фактической цене общий ущерб, нанесенный негражданам, составляет 323 млн. латов.

5.3. Подоходный налог на содержание самоуправлений

Неграждане ограничены в правах по сравнению с гражданами Латвии и ЕС в ряде сфер жизни. В том числе не имеют права голоса на выборах самоуправлений. Тем не менее, в отношении уплаты налогов льгот они не имеют.

Доля неграждан в сумме подоходного налога, идущего на содержание самоуправлений, была подсчитана депутатами Сейма от ЗаПЧЕЛ для обоснования законодательного предложения от 2 октября 2008 года о присвоении им права голоса. Соответствующая таблица (см. ниже табл.2) была передана президенту страны вместе с просьбой не провозглашать закон без благоприятных для неграждан изменений.

Отсчет выплат ведется с мая 1994 года, когда прошли первые выборы в самоуправления без неграждан. С тех пор не всеобщие выборы в самоуправления прошли еще четырежды: в 1997, 2001, 2005, и 2009 году. Ниже приводится текст таблицы с дополнением данных за 2009 и 2010 год.

Таблица 2
Сумма подоходного налога, выплаченного негражданами на содержание самоуправлений

5.4. Ущерб пенсиям неграждан

В соответствии с п.1. переходных положений к закону о государственных пенсиях, только гражданам засчитываются в страховой стаж работа и приравненные к ней периоды (например, воспитание ребенка до 8 лет или обязательная воинская служба), накопленные в советское время за пределами Латвии. От величины страхового стажа зависит размер пенсий по старости, инвалидности и потере кормильца, а также пособия по безработице.

17 февраля 2009 года Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) огласила приговор по делу «Андреева против Латвии», в котором признала это различие дискриминационным. Правительство отказалось выполнять приговор суда, а Сейм 30 апреля 2009 года отклонил законопроект ЗаПЧЕЛ (1179/Lp9), предусматривающий, в том числе, и ретроспективные выплаты. К законопроекту была приложена таблица с расчетом нанесенного негражданам ущерба (см. ниже табл.3).

Данные об ущербе были с помощью ЗаПЧЕЛ представлены Конституционному суду, вопреки приговору ЕСПЧ отказавшемуся считать различие дискриминации, и истцы под руководством юристов ЗаПЧЕЛ 4 августа 2011 года снова подали жалобу в ЕСПЧ.

Таблица 3
Ущерб пенсиям неграждан

Оценку общего ущерба получателям других видов пенсий и пособий можно получить по данным ГАСС о количестве соответствующих выплат (январь 2011) из предположения, что потери во всех видах пособий пропорциональны потерям в размере пенсии по старости (табл.4).

Таблица 4
Потери неграждан — получателей государственных пенсий и пособия по безработице (млн. латов)

6. Международные сравнения

Конечно, на правительство любой постсоветской республики можно возложить лишь часть ответственности за ту катастрофу, которую в 1991 году испытали все народы бывшего СССР. И хотя представители местной латышской элиты сделали все возможное для уничтожения СССР, им далеко до российских «прорабов перестройки». Надеюсь, что работа, аналогичная представленной ниже, будет выполнена и в Москве.

А пока КПРФ только готовится к декабрьскому «юбилею» события, по нанесенному русским урону превзошедшего татарское нашествие 1237 года, поделюсь с читателями нашими ориентировочными расчетами.

Объектом нашего интереса явились страны, уже составившие для России счет за «оккупацию» — Латвия, Литва, Эстония и Молдова, а также Грузия — только собравшаяся в октябре дать соответствующее задание своему министерству экономики. Соответствующие «минимальные» требования к «стране-оккупанту» внесены в табл.5. Для Молдовы, Литвы и Эстонии цифры даны на последний момент заявления, для Латвии — пересчитаны из латов в доллары с учетом изменения курса лата с 2000 года.

В качестве базиса для сравнения выбран ВВП этих республик в 1990 году (стагнационная модель) и прирост ВВП в 2,4% в год, достигнутый в среднем по СССР во время последней советской пятилетки (экстенсивная модель). Ну и наши ближайшие соседи — Беларусь и Россия — прибавлены.

Таблица 5
Ущерб от «оккупации» и «освобождения»

Данные по изменению ВВП республик бывшего СССР с 1990 по 2006 гг. представлены в монографии Л. М. Григорьева и М. Р. Салихова. Данные по недостающим годам получены методом интерполяции. Для получения величины ВВП на 2007-2010 гг. для стран ЕС использованы ежегодные изменения ВВП по данным департамента статистики Эстонии со ссылкой на Eurostat. Данные для остальных стран за этот период и абсолютное значение ВВП в 2010 году получены из интернет-справочника index.mundi.


Рис. 5 ВВП 7 республик бывшего СССР после распада страны (1990 г. = 100%)

Такой подход дает для Латвии, и, видимо, других стран, оценки, незначительно отличающиеся от данных отечественной статистики. Например, ВВП Латвии в 2010 году по этим данным составил 86,5, а по сопоставлению отечественных данных — 91,5% от уровня 1990 года.

Из 7 обследованных постсоветских стран лишь Беларусь умудрилась на 20-летней дистанции обогнать саму себя, стоящую на уровне 1990 года. За это, видимо, и не любят батьку Лукашенко ни в Москве, ни в Вашингтоне. А потери одной России превышают ужасающий всю планету государственный долг США, на август 2011 года составивший всего лишь 14,6 триллиона долларов.
http://imhoclub.lv/material/vechnaja-okkupacija-ili-netlennie-ostanki-sssr

2011/10/22

5 причин, по которым в России мало своей говядины

Министр сельского хозяйства Елена Скрынник обещает, что в ближайшие 2 года Россия за счет собственного производства полностью обеспечит потребности в мясе птицы и свинине, а в ближайшие 10 лет – в говядине. Серьезная разница в дедлайнах. Тем более удивительно, что серьезные ограничения на импорт говядины действуют уже несколько лет. И все-таки в 2011 году доля ввезенной продукции превысила 40% от общего объема потребления. Только в прошлом в Россию поставили порядка сотни тысяч тонн говядины сверх квот, то есть по таможенной ставке в 50%.

Во многом благодаря протекционистской политике государства производство мяса птицы за последние пять лет выросло примерно на 70%, свинины – на 63%. Зато производство говядины осталось почти на уровне 2006 года. Иными словами, с момента запуска нацпроекта «Сельское хозяйство» ничего не изменилось. Сомнительная логика у министра: если что-то не сдвинулось с мертвой точки за пять лет, то должно сдвинуться за десять.

Наследие времен СССР
Во всем мире мясное и молочное животноводство разделено: чтобы получить мясо, используют одни породы («мясные»), для молока – другие («молочные»). И только СССР шел особым путем, развивая так называемое «мясо-молочное животноводство». И для того, и для другого использовалась одна и та же порода – с коров получали молоко, а бычки шли на откорм. При этом больше ценились «дойные» качества. Частично благодаря такому подходу мясное животноводство в 90-х пострадало гораздо больше, чем молочное. Немногие колхозы мясного направления разорялись один за другим. И если импортная говядина быстро вытеснила отечественную, то ввозимое сухое молоко полностью справиться с местным производством не смогло.

К запуску национального проекта по восстановлению сельского хозяйства уже создалась ситуация, когда даже те немногие достижения и разработки СССР в области мясного животноводства были утрачены (вопреки стереотипам, сельское хозяйство – область наукоемкая). А желающих начинать инвестиционные проекты по выращиванию коров мясных пород по аналогии с зарубежными фермами с нуля оказалось крайне мало. Сегодня доля мясных пород в поголовье крупного рогатого скота (КРС), по экспертным оценкам, составляет 4%. Для сравнения – в странах, являющихся крупными производителями говядины, этот показатель может достигать 50%.

Причем те, кто сегодня развивает в России именно мясное животноводство, реализуют продукцию не массовому потребителю, а в сегмент HoReCa по цене в 3-4 раза выше розничной. Массовому потребителю достаются «отходы» молочного животноводства – мясо старых коров, а также мясо от небольшого откормочного стада при молочных фермах. Потому, например, отечественная говядина серьезно уступает импортной еще и по качеству.

Низкая рентабельность
Во-первых, быка нужно откармливать два года. При этом свинья растет около 11 месяцев, кролик – около года, а бройлер – 45 дней. Вырастить за эти два года не быка, а дойную корову элементарно выгоднее. Рентабельность производства молока составляет 11–15% и, в зависимости от региона, может превышать «мясную» доходность в 1,5–2 раза (6–7%). Во-вторых, корова, в отличие от свиноматки, приносит мало телят. Чтобы по-хорошему наладить производство, требуется лет 7–10. То есть, чтобы выйти на самообеспечение говядиной через 10 лет, проекты должны массово запускаться уже сейчас. И, третье: выход мяса у КРС меньше, чем у свиней. Так что пока проекты по свиноводству идут со значительным опережением по рентабельности и срокам окупаемости. Тем более, что цены на конечный продукт разнятся не сильно, а порой говядина стоит даже дешевле свинины.

Холодный климат
Россия – страна сельскохозяйственная, но холодная. Поэтому на свободном выпасе животные могут находиться только несколько месяцев в году. Все остальное время их надо содержать на фермах, организовывать доставку корма… И чем скот крупнее, тем тяжелее это делать. Например, в странах вроде в Бразилии, на которую приходится около 45% российского импорта говядины, откорм КРС на пастбищах может вестись круглый год. Неудивительно, что именно туда стягиваются инвестиции и строятся все новые фермы. Там, правда, свои проблемы из-за жаркой погоды: многочисленные болезни.

Конечно, также можно привести пример близкой нам по климату Канады, которая является крупным производителем (более 1 млн тонн в год) и экспортером говядины. Но программы субсидирования сельского хозяйства действуют там с 60-х годов. Причем размер субсидий в отдельные годы составлял до 25% от затрат фермеров. А Минсельхоз РФ в 2011 году напрямую на развитие животноводства направил 8,5 млрд руб. (3,5 млрд – на поддержку племенного животноводства и 5 млрд – на возмещение части затрат на закупку кормов для содержания маточного поголовья крупного рогатого скота). С учетом объемов производства около 1,7 млн тонн в год – 5 руб. на кг. То есть даже при самой низкой для России себестоимости производства говядины в 80–90 руб. размер субсидий составляет не более 6%. Так что приводить Канаду в качестве успешной экономической модели можно лишь с большими оговорками. Свое мясо обходится налогоплательщикам в немалые суммы.

Отсутствие пастбищ
Для откорма стада в 1500 быков нужно не менее 1000 га средней урожайности. Причем технологии с полным отсутствием свободного выпаса для них мало применимы. На земли вокруг мегаполисов желающих много – здесь уже речь идет не только о животноводстве, но и растениеводстве. Плюс, недвижимость. И срок окупаемости таких проектов будет не 7–10 лет, а 2–3 года.

Глобализация
Глобализация мировых продовольственных рынков с учетом всех остальных факторов делает отечественную говядину неконкурентоспособной по сравнению с импортом. И, как его не загораживай, он все равно сильнее. И хотя дефицит говядины сегодня наблюдается во многих странах, мировой рынок этого мяса уже сформировался. Конкурировать с крупными игроками, не имея базы, будет почти невозможно.

Представители мясной отрасли говорили, что единственный способ сдвинуть производство говядины с мертвой точки – это полностью запретить ввоз сверх квот. На такое Россия пойти не может из-за вступления в ВТО. Остается надеяться только на то, что объемы дефицита однажды приведут к тому, что производство говядины станет рентабельно настолько, что туда бизнес начнет вкладывать в него деньги охотнее, чем во все остальное. И ждать 10 лет. На худой конец, 15.
http://slon.ru/economics/5_prichin_po_kotorym_v_rossii_malo_svoey_govyadiny-688062.xhtml

2011/08/14

Районирование Украины

ВОСТОК И ЗАПАД УКРАИНЫ: ВОЗМОЖНА ЛИ ИНТЕГРАЦИЯ?

http://politclub.info/2010/07/22/восток-и-запад-украины-возможна-ли-инт/


http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2010/zd/oet/oet_r/oet1210_r.html

Ukrainian Oblasts by salary 2007

http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Ukrainian_oblasts_and_territories_by_salary
http://en.wikipedia.org/wiki/Ukraine#Economy

Экономическое районирование Украины — 2006 год

http://vizo-lit.narod.ru/lit/index.htm


http://vizo-lit.narod.ru/lit/tabls.htm


http://geo.1september.ru/2003/43/1s.htm


http://www.naderibasovskoy.com/forum/0/thread185-1.html

Используемый язык населения Украины (по данным исследования языкового поведения населения Украины КМИС, 2003 год)

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D0%B0

Presidential election runoff vote, 2004

Ukrainian parliamentary election, 2007 (first place results)

http://commons.wikimedia.org/wiki/Atlas_of_Ukraine


http://kireev.livejournal.com/530077.html


http://rian.ru/infografika/20100427/227346233.html


http://rusmir.in.ua/pol/382-oun-sinrikyo-terrorizm-separatizm-i-razval-ukrainy.html

Донецко-Криворожская советская республика. советская республика, организованная на территории Донецко-Криворожского бассейна. Провозглашена 12 февраля 1918 года на четвёртом областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов в Харькове. В апреле-мае 1918 года территория республики была оккупирована австро-германскими войсками. В соответствии с дополнением к Брестскому мирному договору от 27.08.1918, территории Донецкого и Криворожского бассейнов признавались Австрией и Германией временно оккупированными территориями, не относящимися к Украине. Вопреки этому гетман Скоропадский все-таки включил их в состав Украинской Державы (29.04.1918 — 14.12.1918). 17 февраля 1919 года принимается постановление Совета Обороны РСФСР о ликвидации Донецко-Криворожской советской республики. В составе УССР создается Донецкая губерния.

http://obsrvr.livejournal.com/761627.html

Еще карты
http://net-livejournal.livejournal.com/218856.html

Подробно об экономике
http://obsrvr.livejournal.com/1212850.html

2011/07/18

Сельхозсубсидии ЕС

Agricultural policy
http://en.wikipedia.org/wiki/Agricultural_policy
Common Agricultural Policy


http://en.wikipedia.org/wiki/Common_Agricultural_Policy

01/05/2011

http://www.spiegel.de/international/europe/0,1518,737662,00.html
http://www.spiegel.de/international/europe/bild-737662-166813.html

2011
Doha round agreement would leave EU farm subsidies untouched
The EU’s notification data indicates that non production-linked support hit a record high of 62.6 billion euros in 2007/08. Add that to the 12.3 billion euros of production-linked (amber box) support, 5.17 billion euros of production-limiting (blue box) support and 2.39 billion euros of ‘de minimis’ support, the grand total is 82.5 billion euros of aid in a single year – quite a sum to have spent supporting agriculture, particularly in a year that saw commodity prices hit record highs. The graph below, compiled by ICTSD, shows the trend over the past decades.

http://capreform.eu/doha-round-agreement-would-leave-eu-farm-subsidies-untouched/

2010
Yet subsidies still accounted for more than three-quarters of farmers’ incomes in Norway, Switzerland and Iceland between 2007 and 2009. And farm subsidies in the EU made up a slightly greater proportion of farmers’ incomes in 2007-09 than two decades beforehand. OECD countries spent $253 billion on farm subsidies in 2009—22% of gross farm receipts, the first increase since 2004.

http://www.economist.com/node/16507149

2010
EU’s Farm Subsidy Program Creates Fraud and High Prices

http://www.artdiamondblog.com/archives/2010/02/post_553.html

2009

http://www.nytimes.com/2009/05/08/business/global/08farm.html

2008

http://www.alacrastore.com/blog/index.php/2008/06/page/2/

2008

http://capreform.eu/commission-perspectives-on-agriculture-and-rural-development/

2008

http://ec.europa.eu/agriculture/developing-countries/food-security/index_en.htm

2008

http://www.tcd.ie/iiis/policycoherence/eu-agricultural-policy/protection-measures.php

2007
The most recent figures are for 2007 and show just who paid what into the total budget.

Who gets what from the Agricultural Budget – not adjusted for size of economy – see above

http://www.philipallanupdates.co.uk/Speakers-corner/Politics/May-2010-%281%29/Some-facts-on-the-EU-debate.aspx

2006


http://farmlandbulgaria.com/en/investments.html

2006
Agriculture Subsidies and African Development

http://statastic.com/2006/07/03/agirculture-subsidies-and-african-development/

http://filipspagnoli.wordpress.com/2008/09/01/human-rights-quote-87-trade-liberalization-and-poverty/

2004

http://drezner.foreignpolicy.com/posts/2004/02/16/a_beacon_of_multilateralism

European Union Budget 2000


http://news.bbc.co.uk/hi/english/static/in_depth/europe/2001/inside_europe/budget/agriculture.stm

2004

http://216.35.68.200/displayStory.cfm?Story_ID=E1_NSDVJVP

2002


http://www.cairn.info/revue-reflets-et-perspectives-de-la-vie-economique-2004-1-page-25.htm

2001

http://www.theglobaleducationproject.org/earth/development.php

2011/03/24

Российский дайджест

Почти миллиард долларов бизнесмены Линники собираются потратить в Брянской области на производство говядины — возродить племенное стадо, построить огромную бойню и завалить страну дефицитным мясом, а в перспективе даже начать его экспорт
http://expert.ru/expert/2011/11/kovboi-v-bryanskom-lesu/

Почему «Мираторг» именно сейчас инвестирует в мясное скотоводство, почему такие инвестиции под силу лишь крупным компаниям и что все это значит для нашего животноводства


http://expert.ru/expert/2011/11/defitsit-myasa—gospodderzhka—agroholding/

Беседа с Полномочным Послом России в Ливийской Джамахирии Владимиром Васильевичем Чамовым
http://shurigin.livejournal.com/265213.html#cutid1

Блог на WordPress.com.